От редакции

РИА «Новости»

Народ-паникер

В сумбурных метаниях и паникерстве власти почему-то упрекают не себя, а свой народ

«Газета.Ru»

Рост инфляции и дефицит гречки в магазинах — в значительной мере результат денежной политики властей. Но упрекают в происходящем они почему-то народ.

Начальство отыскало виновников инфляции. Рядовые граждане сами разгоняют цены на продукты, панически их скупая. «Даже если дефицит, то на всю жизнь не запасешься гречкой», — осудила «нездоровый ажиотаж» Валентина Матвиенко.

«Гречневая паника» сейчас действительно самое яркое явление на потребительском рынке. И не только в Петербурге, где нездоровые ее корни вскрыла глава города, но и по всей России. За неполные три месяца, с начала июня и до конца августа, доля опрошенных россиян, сообщающих о росте цен на крупу и макаронные изделия, выросла в 6 раз — с 8% до 49% (опрос фонда «Общественное мнение»).

За последнюю неделю (с 17 по 23 августа), по которой есть данные Росстата,

«крупа гречневая ядрица» подорожала на 8,6%, а отсчитывая от начала августа — на 26,6%. Каждый, кто сам покупает продукты в магазинах, может сравнить эти цифры с личными впечатлениями и сделать для себя выводы о правдивости официальной статистики.

Впрочем, факт резкого ценового скачка, как видим, признает и она. И не только на «крупу гречневую ядрицу». За первые три недели августа официальный индекс потребительских цен вырос на 0,6% (за весь август прошлого года он не вырос вовсе), причем от недели к неделе среднесуточный прирост цен ускоряется.

Опросы фиксируют перелом в общественном мнении. Непривычно скромная инфляция конца прошлого — начала этого года успела было убедить заметную часть (хотя далеко еще не большинство) россиян, что впереди эпоха стабильности цен. В начале июня только 58% опрошенных ФОМом граждан сообщили, что цены, по их наблюдениям, за последний месяц выросли. Но к концу августа доля таковых подскочила до 80%.

Что же касается прогнозов на ближайшее будущее, то в июне дальнейшего роста цен на основные продукты товары и услуги ожидали 65% опрошенных, ценовую стабильность предвидели 13% и находились даже такие (1%), кто предполагал, что в ближайшей перспективе цены пойдут вниз. А сейчас, три летних месяца спустя, дальнейшего роста цен ожидают 84% россиян, ценовой стабильности — 5%, снижения цен — никто.

Возникший было слой «ценовых оптимистов» практически исчез. Сегодня рядовой россиянин ждет дальнейшего удорожания, а то и дефицита продуктов и действует, исходя из этого предположения: запасается ими впрок.

Паника? Пожалуй. Осталось разобраться, кто в ней виноват. По мнению петербургского губернатора, кроме слабонервных граждан, почему-то не верящих успокоительным заявлениям властей, виноваты еще и провокаторы-торговцы. И ведь уже не в первый раз. «Раздули эту историю со свиным гриппом, дали заработать тем, кто производит маски… Вот сейчас ситуация опять нагнетается. Пожары, дефицит продовольствия…»

Строго говоря, «историю со свиным гриппом» год назад «раздул» вовсе не таинственный производитель масок, а всем известный госчиновник — шеф Роспотребнадзора Геннадий Онищенко, обличавший международные организации в сокрытии масштабов эпидемии, издававший запреты на загранпоездки и еще много странного и неуместного успевший тогда сделать. И ни губернаторы, включая Матвиенко, ни официальные лица рангом повыше не одернули тогда начальника-паникера.

Что же до «пожаров и дефицита продовольствия», то есть, надо понимать, паники, возникшей по случаю ожидаемого неурожая, то

паника — это, конечно, очень печально, но ее вдохновителями выступают вовсе не рядовые люди и только отчасти производители продуктов, торговцы и посредники. Главные же создатели предпосылок паники опять наверху.

Интересно, как должен рядовой гражданин относиться к обещаниям начальства обеспечить бесперебойное поступление продуктов, да еще и по стабильным ценам, непосредственно после того, как то же самое начальство месяцами не могло справиться с катастрофическими пожарами? Даже и не попыталось уберечь столицу от смога? Выступило с серией панических заявлений об ужасном неурожае? Рядовой россиянин хорошо знает деловые качества своих руководителей и ищет собственные способы решения продовольственных проблем. Отсюда и «нездоровый ажиотаж». Но, может, на этот раз власти, умудренные прежними неудачами, пустят в ход какие-то новые, эффективные методы, которые и в самом деле остановят рост цен?

Никаких признаков этого нет. Все, что ими делается и планируется, из прежнего бюрократического репертуара: попытки запретить вывоз и административно «отрегулировать» ввоз продовольствия, а также нажим на производителей и торговцев, чтобы держали цены на предписанном чиновниками уровне. Ровно то, что делалось три года назад, осенью 2007-го, по случаю предыдущего скачка цен на продовольствие. Цены тогда, разумеется, даже и не заметили этих начальственных манипуляций и быстро шли вверх, пока их понемногу не притормозил кризис.

И вот повторение пройденного. С той разницей, что тогда была одна очевидная причина всплеска инфляции, а сейчас их две. За 2007 год денежная масса выросла на 47%. Денежными вливаниями власти бездумно разгоняли экономику и попутно финансировали массу неэффективных, но любезных их сердцу суперпроектов. Всплеск инфляции был тогда неизбежен. В следующем году настал кризис и денежная масса приостановила свой рост. За 2008 год она выросла всего на 2%, за первые 7 месяцев 2009-го — уменьшилась на 3%. Понятно, что инфляция, пусть и не сразу, пошла на убыль.

И тогда свое веское слово снова сказали массированные денежные накачки. Перед кризисом они производились ради подхлестывания роста, сейчас — ради ускоренного выхода из спада. За последний год, с начала августа 2009-го по начало августа 2010-го, денежная масса выросла на 32%. Антикризисные денежные вливания в Европе и США, все чаще критикуемые за безответственность и избыточность, и близко к этому не подходят. Даже в Китае от лета прошлого к лету нынешнего года денежная масса выросла только на 18% (к тому же большую часть этого увеличения поглотил десятипроцентный рост экономики).

Подъем инфляции стал у нас поэтому делом неизбежным, хотя и традиционно неожиданным для начальства. Вопрос был только, где прорвет. Прорвало на рынке продовольствия.

В 2007-м урожай был сносным и скачок цен почти целиком объяснялся инфляционистской политикой руководства. В этом году урожай плох, поэтому цены лезут вверх и из-за роста денежной массы, и из-за сокращения наличной массы продуктов.

В этих сложных обстоятельствах от властей требуется именно то, чего им не хватает, — ясная, продуманная на перспективу финансовая политика и хладнокровие. И меньше всего к месту те сумбурные метания и паникерство, в которых они почему-то упрекают не себя, а собственный народ.