От редакции

ИТАР-ТАСС

Аллергия на референдум

Власть не дает даже формальной возможности выбрать решение, альтернативное своему

«Газета.Ru»

Попытка вернуть решение судьбы Химкинского леса в правовое и демократическое русло терпит неудачу. Власть не умеет и не хочет задействовать в решении подобного рода проблем общепринятые демократические механизмы, такие, например, как референдум.

Нестандартное решение президента Медведева ответить на общественные протесты приостановкой строительства трассы через Химкинский лес вселила надежды, которые стали рассеиваться так же быстро, как и возникли. Что и понятно. Употребляемые нашей властью способы решения острых вопросов не меняются даже по приказу человека, являющегося в ней первым лицом.

Если отвлечься от общеизвестных особенностей нашего быта, то конфликт вокруг маршрута автотрассы Москва – Петербург довольно легко может быть разрешен, и даже несколькими способами.

Самый простой из всех – оспаривание действий строителей и местных властей в судебном порядке. Если бы наши суды имели какой-то общественный престиж и считались независимыми и добросовестными, то любое их решение, хотя бы и в пользу того маршрута, который прорубали через лес, успокоило бы страсти. Но кто же у нас всерьез примет судебный вердикт относительно спора, в котором одна из сторон – власть? Удивительна скорее та доверчивость, с которой природо- и правозащитники раз за разом пытаются добиться правды в судах, мнения которых по известным категориям дел предопределены.

Еще один способ разрешения спора – открытые для всех дискуссии и общественные слушания. В честном и публичном столкновении мнений, если и не всегда рождается истина, то как минимум определяется позиция, которую большинство признает более аргументированной. Но какая там честность и открытость, если для властей любого уровня встреча с народом может быть только спектаклем, организованным для поддержки того, что они, власти, считают подходящим. То, что в последние дни было разыграно в Химках, тому иллюстрация.

Может быть, многие местные жители и в самом деле предпочитают, чтобы трасса проходила именно там, где ее строят, но так это или нет, выяснить невозможно, ведь быть открытым противником стройки в Химках просто нельзя, по меньшей мере очень рискованно.

Срежиссированные химкинским начальством акции трогательной поддержки лесорубов, принудительные сборы подписей, проводимые сейчас уже по второму кругу, – это системная норма. Наличие каких-либо дискуссионных площадок, не контролируемых властями, у нас просто не подразумевается.

Не является такой площадкой и Общественная палата, которая вроде бы должна будет дать высшей власти некий окончательный совет по химкинскому делу. Никоим образом не предопределяя, каким этот совет будет, можно заранее сказать, что

ОП просто переложит на интеллигентный язык те сигналы, которые уловит сверху. Если эти сигналы окажутся отчетливыми, то выразится ясно, если же нет, то совет будет обтекаемым вплоть до полной непонятности.

Требовать от ОП чего-то другого было бы несправедливо. Власти назначили ее не для того, чтобы она с ними спорила.

И, наконец, существует (и формально вовсе у нас не запрещена) процедура местного референдума — самый демократический из всех возможных путей выхода из конфликта. Где-нибудь в Швейцарии и некоторых других странах именно так и поступают, когда мнения насчет какого-нибудь проекта расходятся.

Казалось бы, власти должны буквально ухватиться за эту идею. Глава химкинской администрации Владимир Стрельченко уверяет, что за прокладку трассы стоят 99% его земляков.

Даже если это не совсем так, техника управления голосованием настолько хорошо отработана за последние годы, что тревожиться вроде бы и необязательно. А референдум, пусть даже и не совсем честный, и в самом деле поставил бы точку в этом споре.

Но как раз референдума власти хотят избежать, может быть даже сильнее, чем изменения маршрута трассы: в начале 2009 года местный избирком уже отказал группе активистов в проведении референдума о судьбе Химкинского леса. Кстати, точно так же и петербургские власти неизменно отказываются устраивать референдум о строительстве газпромовского небоскреба, ссылаясь на некорректность предлагаемых формулировок, сколько бы раз эти формулировки ни меняли.

Эту аллергию на референдумы легко понять. Одно дело – голосования по спискам отобранных и вымуштрованных начальством партий. И совсем другое – по реальному вопросу и с возможностью, пусть даже и формальной, выбрать альтернативное решение. А это уже попахивает народоправством. Неужели по случаю какой-то химкинской вырубки создавать такой революционный прецедент?

Это едва ли. Лесной вопрос почти неизбежно будет решен естественным для системы способом – под ковром.