Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Расклады

ИТАР-ТАСС

Поэт, поляк, земляк

В преддверии президентских выборов белорусский электорат не слишком жаждет радикальных перемен

Виталий Цыганков

Самая большая интрига президентских выборов в Белоруссии не их результат, а то, что после подведения итогов будет делать Александр Лукашенко.

14 сентября депутаты палаты представителей — нижней палаты белорусского парламента — как обычно, единогласно проголосовали за назначение даты президентских выборов на 19 декабря. В Белоруссии, где из-за отсутствия традиционной политической борьбы поиск мистических совпадений давно стал призванием не только астрологов, но и политологов, наблюдатели сразу же отметили, что 19 декабря — это День святого Николая. Именно Николаем, или Коленькой, зовут младшего и любимого шестилетнего сына Александра Лукашенко. Поэтому, мол, дата выборов назначена не случайно, с верой в то, что именно святой Николай поможет президенту переизбраться на свой четвертый срок. Неизвестно, как там святые угодники, но белорусский электорат в массе своей пока что не слишком жаждет радикальных перемен, о чем говорят результаты социологических исследований.

Вообще с объективными рейтингами в Беларуси все слишком сложно. Независимая социология изгнана из страны, а государственные службы считают невозможным для себя даже засомневаться в том, что рейтинг Лукашенко может опуститься ниже 80%. В Белоруссии регулярно проводит опросы социологическая служба Baltic Surveys, являющаяся литовским партнером Gallup Organization. По данным последнего, июльского исследования, на вопрос «Если бы в ближайшее время состоялись новые выборы президента Белоруссии, за кого бы вы проголосовали?» Александра Лукашенко назвали 33% респондентов. Кстати,

эту цифру — «около 30 %» — уже подхватили белорусские оппозиционеры и российские СМИ, преподнося ее как доказательство того, что Лукашенко не выигрывает выборы в первом туре.

Следует, однако, отметить, что заветные 33% получены в результате так называемого открытого опроса, когда люди сами должны вписать фамилию кандидата. В «закрытом опросе», когда респондентам предлагается готовый список кандидатов и нужно выбрать кого-то из них, фамилию Лукашенко назвали 44%. Поясним на всякий случай, что означают эти 44% от всех избирателей. Например, если на выборы придут 70%, и из них 60% проголосуют за Лукашенко.

Кстати, самая авторитетная белорусская социологическая структура, зарегистрированный в Литве НИСЭПИ (Независимый институт социально-экономических и политических исследований), по итогам июньского опроса дал Лукашенко 45% в закрытом опросе. Нелишним будет добавить, что рейтинги остальных белорусских политиков находятся в рамках статистической погрешности (кроме бывшего кандидата в президенты Александра Милинкевича, который имеет около 5%).

Другое дело, что пока нет социологических данных, объясняющих, как белорусский электорат отреагировал на события последних недель — информационную атаку Кремля, три серии фильма «Крестный батька» на НТВ и почти ежедневные сюжеты на других российских телеканалах, особенно на фоне загадочной смерти оппозиционного журналиста Олега Бебенина.

По идее, главными девизами кампании Александра Лукашенко должны стать мифологическая «стабильность» и обещание довести среднюю зарплату до $500 в конце года.

Зарплату стали суетливо подгонять начиная с сентября, притом взялись за главную целевую аудиторию — учителей и врачей. Очевидно, что эта магическая цифирь будет властями достигнута, что, по мнению многих белорусских экономистов, может привести к девальвации белорусского рубля. Однако случится это уже после президентских выборов.

Аналитики заявляют, что это будет самая непростая избирательная кампания для Лукашенко — именно из-за изменения отношения Москвы к «Крестному батьке». Еще весной превалировало мнение, что исход выборов предрешен и оппозиционные кандидаты будут участвовать в кампании не для победы, а для того, чтобы решить свои организационные или политические вопросы или просто заявить о себе на будущее. Общим местом было, что оппозиция, осознав невозможность победы на выборах, решила действовать по поговорке «не догоню, так хоть согреюсь». Однако сейчас все больше аналитиков считает, что у оппонентов Лукашенко появляется шанс, вызванный, правда, не их успешными действиями, а внешними причинами.

К началу президентской кампании оппозиция пришла в довольно разобранном состоянии, количество ее активных сторонников за последние годы как минимум не увеличилось, акции протеста последнее время собирали в лучшем случае несколько тысяч человек, оппозиционные партии погрузились во внутренние разборки и расколы.

Призывы «демократической общественности» к политикам еще до выборов выйти на процедуру определения единого кандидата не возымели никакого эффекта, и в отличие от выборов 2001 и 2006 годов оппозиция не имеет ни желания, ни процедуры для выборов этого единого.

Впрочем, не исключен вариант, что без всяких на то усилий оппозиции может получиться не единый кандидат, а один кандидат. Не потому, что кандидатам удастся договориться, а потому, что в избирательных бюллетенях в конечном итоге окажется только одна фамилия. Остальным просто не удастся дойти до финиша.

Пожалуй, главной внутрибелорусской интригой этих выборов можно назвать кампанию «Говори правду» поэта Владимира Некляева. Вот уже более полугода после начала этой кампании, которая вначале презентовалась как неполитическая, «говориправдисты» ежедневно дают информационные поводы своими разнообразными и оригинальными акциями, которые, очевидно, организованы профессиональными политтехнологами. Последним, пожалуй, самым курьезным примером, красноречиво характеризующим белорусскую реальность, стало задержание активистов кампании на футбольном и хоккейном матчах только за то, что на них были надеты майки с надписью «Правда победит».

Оппозиционные лидеры в неформальных разговорах признают, что на сегодня только у Некляева есть финансовые ресурсы для проведения полноценной президентской кампании. Притом более чем за полгода существования «Говори правду» никто так и не смог — даже «по секрету, даже «не для прессы» — точно выяснить происхождение этих немалых по белорусским меркам ресурсов.

16 сентября Владимир Некляев официально заявил о вступлении в президентскую гонку, зачитав собственное стихотворение на белорусском языке, последние строчки которого, возможно, станут лозунгом его кампании: «Я пришел, чтобы вы победили».

Еще одним сюрпризом этих выборов стал сенсационный отказ баллотироваться Александра Милинкевича, единого кандидата от оппозиции в 2006 году, самого узнаваемого после Лукашенко белорусского политика. О своем решении, слухи о котором, впрочем, шли уже давно, Милинкевич объявил в пятницу, 17 сентября. Очевидно, что причиной такого шага стали разногласия на правом, национальном фланге белорусской политики, а также неспособность аккумулировать необходимые для полноценной кампании финансовые ресурсы.

Среди других оппозиционных политиков, заявивших о своем намерении участвовать в избирательной кампании и имеющих шансы попасть в шорт-лист кандидатов в президенты, лидер гражданской компании «Европейская Беларусь» Андрей Санников, заместитель председателя партии БНФ Григорий Костусев, заместитель председателя Объединенной гражданской партии Ярослав Романчук.

Все они впервые участвуют в президентских выборах и пока не слишком известны широкой публике — с другой стороны, в белорусских условиях это огромный плюс, потому что в отличие от других оппозиционных лидеров они не имеют никакого отрицательного рейтинга.

Руководитель Центра Мизеса, либеральный экономист Ярослав Романчук — пожалуй, один из самых компетентных критиков экономической политики властей. Именно у Романчука самая вменяемая и привлекательная экономическая программа, которая называется «Миллион новых рабочих мест». Ярослав лучше всех белорусских политиков владеет английским языком, он хорошо знаком либеральным политикам в Москве. Главные электоральные минусы Романчука, которые при случае не преминет раскрутить пропаганда, таятся в его паспортных данных: во-первых, он поляк, во-вторых, не женат.

В руках Андрея Санникова самый массовый на сегодня оппозиционный интернет-ресурс — сайт «Хартия-97», регистрирующий 30—40 тысяч посещений ежедневно. Однако за Санниковым не стоит никаких реальных структур, а сбор виртуальных подписей законодательством пока не предусмотрен. Нужны живые активисты, которые будут ходить по квартирам и собирать реальные подписи реальных людей в атмосфере страха и зависимости большинства белорусских граждан от власти. Впрочем, Санников собрал неплохую команду, и, возможно, ему удастся сделать то, что не удавалось другим оппозиционным лидерам последние годы, — привлечь в политику новых людей.

На фоне отказа от дальнейшей борьбы Александра Милинкевича на правом, прозападном фланге белорусской оппозиции неожиданно может выйти в лидеры кандидат от «Белорусского народного фронта» (БНФ), заместитель председателя этой партии Григорий Костусев, которого априори считали только техническим претендентом. Однако сейчас национально-демократические активисты, уязвленные тем, что могут остаться без «своего» кандидата, могут объединиться вокруг претендента от БНФ. У Костусева есть своя «фишка»: его кампания может пройти под лозунгом «Заменим шкловского на шкловского!» — поскольку, как и действующий президент, кандидат родом из Шклова.

В последние месяцы белорусская публика занята занимательной шарадой под названием «найди пророссийского кандидата». Сейчас, когда Запад фактически самоустранился от серьезного участия в происходящих баталиях, у многих возникло ощущение, что влияние Москвы на белорусском плацдарме значительно возросло. Вполне естественно, что потенциальные белорусские кандидаты считают необходимым использовать в свою пользу российский фактор. И Некляев, и Романчук, и Санников своими действиями и заявлениями явно желают намекнуть, что именно они те самые, кого готов поддержать Кремль.

Несмотря на все загадки президентской кампании, большинство наблюдателей склоняются к тому, что самое интересное начнется после голосования. Выйдут ли люди на площадь протестовать против объявленных итогов выборов, какими будут новые цены на российский газ, как власть справится с необходимостью брать новые кредиты, удерживать курс рубля, к чему приведет непризнание результатов выборов уже не только Западом, но, возможно, и Россией? Все это делает самой большой интригой президентских выборов в Белоруссии не их результат, а то, что произойдет после, и сколько еще сможет продержаться у власти Александр Лукашенко после своей очередной «элегантной победы».