От редакции

Thinkstock/Fotobank.ru

Уведомление о революции

Бизнесу вновь обещают снизить административные барьеры

«Газета.Ru»

Тотальный переход к уведомительному порядку открытия бизнеса, анонсированный Эльвирой Набиуллиной, выглядит революционной мерой. Только сомнительно, что дело дойдет до реализации этих благих идей на практике.

Ликвидация института предварительных согласований, необходимых для начала своего дела в России, по идее, должна сильно подорвать экономическое положение правящего класса — бюрократии. Ведь значительная часть получаемой ею административной ренты складывается как раз из десятков и сотен согласований, многоступенчатой и часто закольцованной системы сбора подписей и выплат по различным экспертизам, которые производят фирмы, в большинстве случаев аффилированые с выдающими разрешения чиновниками.

Некий идеальный бизнес-климат, над созданием которого работают в Минэкономразвития, должен обеспечивать легкость, простоту и быстроту для инициативных предпринимателей, стремящихся к созданию своего дела.

В той или иной степени к этому идеалу приблизились в Западной Европе и США, где доля малого бизнеса дает порядка 60% ВВП, а новое предприятие можно открыть в течение нескольких дней, представив минимальное количество документов. При этом жесткость государственного вмешательства там может быть и весьма велика, однако оно строго регламентировано и направлено на соблюдение простых и внятных правил игры в части сбора налогов и защиты потребителя. Миллионы мелких предприятий Китая возникли и работают совсем в других условиях, изначально вовсе не благоприятствовавших частному предпринимательству, но, тем не менее, политическая воля коммунистического по форме режима там приводит к схожему результату.

В России тема снижения административных барьеров для частной инициативы остается излюбленной в разговорах власти с бизнесом вот уже много лет. Законопроекты превращаются в законы, политическая воля регулярно демонстрируется на публике, но кардинального улучшения все не происходит.

Отсюда и идеи создавать заповедники, как в Сколково, чтобы защитить заманиваемые к нам «инновационные» предприятия от браконьерства чиновников, то есть фактически от той самой системы власти, стабильность которой гарантирует нам политическое руководство.

Можно ли представить себе, что благодаря законотворческой работе специалистов из Минэкономразвития, тщательной, постепенной и, наверное, благонамеренной, в стране произойдет переворот в производственных, выражаясь языком марксистов, отношениях? Это очень сомнительно. Во-первых, если предлагаемые новации действительно содержат прямую угрозу административным рантье, они либо вовсе не пройдут процедуру превращения в полноценный закон, либо, что более вероятно, будут выхолощены под предлогом заботы о потребителе, здоровье нации и социальном характере государства. Во-вторых, сохранившиеся здоровые элементы этих инициатив столкнутся с проблемами в правоприменении.

Как это делается — можно превосходно понять на множестве примеров, последний из которых — попытка президента Медведева прекратить практику заказных арестов хотя бы по обвинениям в экономических преступлениях.

Наконец, все же представим себе, что эти проблемы каким-то образом решены. Что тогда произойдет со столь ценимой нынешним руководством политической стабильностью в России? Лишившаяся средств к привычному существованию и главных рычагов власти армия чиновников — это ведь армия и в буквальном смысле тоже. Со штабами, полевым судом, пехотой и стволами. Так что специалистам МЭР, если они все это всерьез, надо готовиться к обороне.