От редакции

Контрольно-пропускной пункт «Верхний Ларс» на границе России и Грузии
ИТАР-ТАСС

Провокация виз

Российский МИД не верит во внешнеполитический гуманизм

«Газета.Ru»

Гражданам нужны не дипломатические трактовки, а готовность власти, в том числе во внешней политике, учитывать их бытовые интересы.

Россия раздражена намерением Грузии ввести безвизовый режим для жителей республик Северного Кавказа. О соответствующем распоряжении президента Грузии Михаила Саакашвили, которое вступит в силу примерно через две недели и коснется жителей Дагестана, Чечни, Ингушетии, Северной Осетии – Алании, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и Адыгеи, стало известно вчера. Реакция российской стороны была быстрой и сугубо отрицательной. Пожелавший остаться неизвестным сотрудник МИД РФ заявил в беседе с «Коммерсантом», что это «политическая провокация и попытка отколоть республики Северного Кавказа от России».

Давший во вторник официальную оценку грузинской инициативе министр иностранных дел РФ Сергей Лавров был не менее суров: «Такого рода вещи в рамках отношений, которые приняты между цивилизованными партнерами, принято обсуждать на взаимной основе. А в том виде, как это, судя по всему, предстоит сделать, то это больше напоминает очередной пропагандистский шаг».

Грузинская сторона объясняет предложенную ею в одностороннем порядке меру гуманитарными соображениями. Как пояснила замминистра иностранных дел Грузии Нино Каландадзе, жители северокавказских республик оказались в неравном положении по сравнению с жителями остальной Российской Федерации, поскольку, при желании пересечь контрольно-пропускной пункт «Казбеги – Верхний Ларс» на сухопутном участке грузинско-российской границы, они должны получать визу на въезд в Грузию в Москве.

Но российская внешняя политика в принципе не берет в расчет интересы каких-то там отдельных рядовых граждан и в дипломатический «гуманизм» не верит. Потому вместо вежливого и ни к чему не обязывающего заявления, приветствующего эту, безусловно, полезную и выгодную для живущих на Северном Кавказе россиян инициативу (об ответных шагах никто и не говорит!), последовала привычная «железобетонная» риторика обиженной на всех и вся империи.

Если даже считать конструктивную инициативу грузинской стороны пропагандой, то не логичнее было бы и российским властям в качестве ответного шага сделать что-нибудь способствующее налаживанию отношений, если не между странами (дипотношений с Грузией нет с войны 2008 года), то между народами?

Вряд ли можно добиться доброго отношения соседей, воспитывая их то запретами российских санитарных врачей, то демонстрацией по федеральным ТВ-каналам компрометирующих фильмов о бывших союзниках вроде многосерийного «Крестного батьки».

Проблема в том, что внешняя политика России является органичным продолжением внутренней: власть в стране давно уже существует как вещь в себе, подчиняя все действия собственным интересам, чаще всего сугубо бытовым или бизнесовым, и выдавая их за интересы страны. Разумеется, дипломатия в любой стране исходит из интересов государства и является инструментом лоббизма интересов крупнейших компаний. Но там, где есть реальная демократия и власть понимает, что она сменяема, что существует на деньги налогоплательщиков и уже хотя бы поэтому обязана обслуживать (или делать вид) их интересы, отношение к человеческой составляющей внешней политики принципиально иное. Поэтому такие страны неизмеримо активнее, чем РФ, защищают интересы всех своих граждан за рубежом, а не только провалившихся шпионов или угодивших за решетку торговцев оружием.

А Россия, даже активно лоббируя соглашения о безвизовом режиме с разными странами, не делает менее проблемным получение виз гражданами других стран. История с нобелевским лауреатом, бывшим россиянином, а ныне гражданином Нидерландов Андреем Геймом – лучшее тому подтверждение. То есть, считая, что нам нужен безвизовый режим, например, с ЕС, российские власти не считают, что для этого должна стать принципиально демократичнее (в том числе в части процедур въезда в страну) сама Россия. К сожалению,

в нашей стране проявление прямой заботы о людях в политических решениях воспринимается властью либо как самопиар, когда нужно перед очередными выборами показать «человеческое» лицо, скрывающееся под железной маской «встающей с колен» империи, либо как слабость: по неписаным правилам нынешнего режима, нельзя уступать общественному мнению.

Поэтому и во внешней политике наша власть охотнее использует агрессивную риторику, обвиняет во всех смертных грехах те страны и тех лидеров, которых записывает в политические враги. Но никогда не выпячивает, пусть даже в пропагандистских целях, крайне редкие проявления собственной конструктивности. Как это было, например, с восстановлением воздушного сообщения между Москвой и Тбилиси. Ведь этот очевидно выгодный рядовым гражданам двух стран шаг тоже можно назвать пропагандистским. Но людям нужны не дипломатические трактовки, а готовность власти, в том числе во внешней политике, учитывать их бытовые интересы.

Можно не сомневаться, что граждане России, живущие на Северном Кавказе, независимо от реакции российского МИДа, адекватно воспримут одностороннюю отмену виз Грузией. Просто потому, что решение грузинских властей облегчает им жизнь.