От редакции

ИТАР-ТАСС

Объект федерации

Судьба Москвы теперь будет решаться в коридорах не столичной, а федеральной власти

«Газета.Ru»

Если раньше ответственность за положение дел в Москве федеральный центр мог перекладывать на Лужкова, то при Собянине столица становится зоной ответственности именно федеральных властей.

Мэра-хозяина в Москве сменил мэр-надсмотрщик. Сергей Собянин на этом посту явно будет проводником политики федерального центра по отношению к столице.

Судьба города теперь в значительной степени будет зависеть от того, как федеральные группы влияния смогут договориться о правилах, методах и принципах управления городом, и от того, как быстро и среди кого будет поделено финансовое наследие Юрия Лужкова, сколько вообще будет центров принятия решений по Москве.

Одно очевидно уже сейчас: мэрия не станет единственным таким центром.

В своей инаугурационной речи в Мосгордуме Сергей Собянин в качестве одной из главных своих задач обозначил налаживание отношений с федеральными властями: «Я хорошо знаю, что любое формальное письмо вряд ли дойдет до цели. Поэтому я считаю, что наша работа с федеральными структурами должна быть выстроена несколько иначе: не только требования, не только меряние амбициями, а конструктивная, слаженная повседневная работа». И предельно честно обозначил, кто будет главным в этих отношениях: «Москва должна стать продолжением федеральных программ и федеральных проектов таким образом, чтобы мы вместе решали все наболевшие проблемы».

Даже утратив федеральный пост и статус вице-премьера, сам Сергей Собянин, несомненно, постарается остаться в обойме теневых политиков федерального калибра.

И уж точно, как опытный аппаратчик, будет по максимуму использовать свои связи в федеральных структурах. Не менее очевидно, что Сергей Собянин поставлен на Москву не для того, чтобы превратить ее в личную политическую вотчину, повторив путь предшественника. Точнее, это может произойти, но только в качестве награды различных групп влияния, близких к Владимиру Путину, за качественный передел московского бизнеса в их интересах.

Таким образом, аппарат правительства и администрация президента (где ключевые позиции также занимают люди, связанные и с Владимиром Путиным, и с главными претендентами на контроль за московскими бизнес-активами) станут центрами принятия решений по Москве, причем едва ли менее влиятельными, чем сам новый мэр.

Эффективность фактической передачи управления Москвой на федеральный уровень и замены относительной хозяйственной вольницы Юрия Лужкова наместничеством Сергея Собянина при нескольких центрах власти в городе неочевидна.

Конфликт интересов, подковерная борьба, нежелание, с которым, по слухам, сам Сергея Собянин принял пост мэра (видимо, он воспринял это назначение как относительное понижение и хотя бы временный крах амбиций на федеральном уровне), вряд ли будут способствовать более разумному и стратегически выверенному управлению городом, чем это было при Юрии Лужкове.

Конечно, с момента замены ключевых политических фигур, пришедших к управлению регионами в эпоху выборности и создавших собственные вертикали власти, прошло достаточно немного времени, чтобы делать далеко идущие выводы. Но в Татарстане центр просто согласился на операцию «преемник», оставив у власти прежнюю команду Минтимера Шаймиева. Что будет с Башкирией или Свердловской областью, где политических тяжеловесов поменяли вместе с ключевыми фигурами, пока не очень понятно.

Однако Москва выделяется и в этом ряду: если раньше ответственность за положение дел в городе федеральный центр смело мог перекладывать на Юрия Лужкова, теперь столица становится зоной ответственности именно федеральных властей.

Если раньше Кремлю можно было публично дистанцироваться от художеств столичного мэра, теперь это будут именно кремлевские художества.

Сергей Собянин в отличие от Юрия Лужкова, конечно, едва ли решится на публичное выяснение отношений с федеральными министрами, не говоря уже о президенте. Но и о работе столичного градоначальника теперь будут судить в связке с Медведевым и Путиным. Пока у Путина в этом смысле есть тактическое преимущество: он попытался обставить дело так, что комбинация с отставкой Лужкова и назначением Собянина — дело рук исключительно главы государства. Но, если премьер вернется на пост президента в 2012 году, а Сергей Собянин явно провалится в должности мэра, его придется убирать, чтобы он не ассоциировался уже с президентом Путиным.

В любом случае Москва однозначно вступила в новый исторический период. Теперь она не субъект, а объект федерации. И ее судьба будет решаться не в коридорах столичной мэрии на Тверской, 13.