От редакции

Thinkstock/Fotobank.ru

Суд да слово

Последние судебные решения по искам чиновников о клевете и защите достоинства указывают на некоторое смягчение нравов

«Газета.Ru»

Обеспечить свободу мнений в России пока сложно. Наметившиеся тенденции к этому могут быть в любой момент сведены на нет правоприменением и жестким антиэкстремистским законодательством.

Глава Росмолодежи Василий Якеменко проиграл в суде первой инстанции гражданские иски о защите чести и достоинства, поданные им против журналистов и блогеров Олега Кашина и Александра Морозова, а также газеты «Новые известия». За последнее время это не первое дело такого рода, решенное в пользу ответчика, — неделю назад Хамовнический суд отклонил уголовное обвинение в клевете, выдвинутое президентом Чечни Рамзаном Кадыровым против активиста общества «Мемориал» Олега Орлова.

Эти случаи, во многом непохожие (и по масштабу, и по процессуальной принадлежности, и по существу рассматривавшихся судами высказываний, и, в конце концов, по профессиональным занятиям ответчиков), объединяет тем не менее общая проблематика. Речь идет о защите права граждан на свободное выражение своего мнения и о границах такой свободы. Ранее в суде, кстати, это право было защищено и в отношении премьера Путина, на оскорбительные высказывания которого жаловались Борис Немцов, Владимир Рыжков и Владимир Милов.

Однако до сих пор правоприменительная практика в этой области в целом была крайне неблагосклонна к ответчикам. За клевету, например, был посажен пресс-секретарь экс-президента Татарстана Минтимера Шаймиева Ирек Муртазин, а случаи, когда людей приговаривали к условному наказанию и штрафам, не перечесть.

В подавляющем большинстве в этих коллизиях действовали оскорбленные чиновники либо приближенные к власти влиятельные коммерсанты. Что характерно, их успехи в суде имеют очевидную тенденцию заканчиваться, если они впадают в немилость и лишаются постов и привилегий. Это наглядно продемонстрировало резкое изменение в отношении столичных судов к разбирательствам, которые вел против обидчиков Юрий Лужков.

Сейчас потерпели поражение именно действующие чиновники, причем федерального уровня, а в случае с Кадыровым так и просто фигура первого ряда. Поражение, правда, не окончательное, поскольку представители и Якеменко, и Кадырова обжалуют вынесенные решения. Тем не менее велик соблазн зафиксировать новую тенденцию.

Это вроде бы подтверждают и законодательная инициатива Дмитрия Медведева, предложившего изъять статью о клевете из Уголовного кодекса, и обсуждение пленумом Верховного суда проекта постановления, в ходе которого докладчик Владимир Давыдов призвал чиновников быть готовыми к жесткой критике в свой адрес.

Надо, однако, отдавать себе отчет в том, что признаки послаблений довольно поверхностны. Более того, эта линия не имеет однозначной поддержки в обществе, в котором весьма распространены представления о том, что «за базар надо отвечать».

У главного редактора сайта Liberty.ru Вячеслава Данилова, заявившего, что решение по иску Якеменко «странное и неприятное», поскольку «дает полную вседозволенность журналистам и блогерам в распространении какой угодно информации», найдется достаточно сторонников.

Кроме того, в неприкосновенности остается статья 282 УК, по которой можно привлечь за экстремизм по крайне широким основаниям. Да, на упомянутом пленуме Верховного cуда пообещали прекратить распространившуюся практику преследования за «оскорбление социальной группы сотрудников МВД» и прочих «социальных групп». Но это только показывает, как легко приспособить право к нуждам бюрократии и какие усилия требуются для движения в обратную сторону. Пока 282 статья находится в арсенале репрессивных органов, свобода выражения мнений остается весьма относительной. Разумеется, в той части, в которой эти мнения оказываются неугодными властям. Потому что их право на оскорбления, клевету и разжигающие вражду высказывания существующее законодательство и его применение обеспечивают вполне.