От редакции

Государство по-прежнему относится к предпринимателям с недоверием
Государство по-прежнему относится к предпринимателям с недоверием
ИТАР-ТАСС

Бизнес не порок

Государство и коммерсанты испытывают глубокое взаимное недоверие

«Газета.Ru»

Прежде чем требовать честности и прозрачности, власти должны создать такие условия для ведения предпринимательской деятельности, чтобы дурить государство стало не только опасно, но и невыгодно.

Помощник президента Дмитрия Медведева Аркадий Дворкович покритиковал Минфин за предвзятое отношение к бизнесу, которому чиновники фактически заранее вменяют недобросовестность по отношению к государству. «Министерство финансов в этой части стоит пока в пользу ограничений, а не стимулирующих мер при построении налоговой политики», — сказал Дворкович, выступая на Гайдаровском форуме.

Но проблема стоит намного шире, чем поведение одного только российского Минфина.

Конечно, жестокость (что вовсе не означает эффективность) налогового законодательства и администрирования в России признается и самими представителями власти.

В прошлом году, например, председатель Высшего арбитражного суда Антон Иванов объяснил стремление бизнеса уйти из российской юрисдикции в офшоры «крайне неблагожелательной системой налогообложения операций с активами».

Но вряд ли возможно плохой бизнес-климат списывать только на это.

Тот же Дворкович сказал о чиновниках правительства как такового: ориентируются «на то, что они (бизнес) будут использовать схемы, уходить от налогов, на то, что они будут продолжать делать то, что делали в девяностые годы». Показательна и реакция премьера этого правительства Путина. Во время последнего телесеанса общения с народом, выслушав доктора Рошаля, рассказавшего о жалобах бизнесменов на то, что их «задушили откаты», Путин отреагировал так: «Значит, есть из чего откаты платить».

Если бы дело было в ненависти чиновника к коммерсанту, это было бы полбеды. Просто мы бы тогда знали, что у власти находятся гораздо большие большевики, чем состоят в КПРФ. Но это не так.

Чиновное сословие относится к бизнесу не как к противнику, а как к крепостному. Как к источнику административной ренты. И это, пожалуй, даже хуже, чем классовая вражда.

Возникающие из этого схемы взаимоотношений, в чем-то напоминающие отношения воров и барыг, несомненно, ведут к коррупции. И, более того, с неизбежностью делают ее неотъемлемой частью экономического уклада. Потому что благонравному, добропорядочному коммерсанту в такой ситуации грозит проигрыш в конкурентной борьбе с недобропорядочным. И конкурировать-то приходится не только (а часто и не столько) за рынок, сколько за благосклонность начальства и право на «аффилированность» с ним. Сейчас Владимир Путин организует кампанию по разрыву такого рода связей между госкомпаниями и их контрагентами, и уже полным ходом идут разговоры, что это дезорганизует народное хозяйство. Понятно, правда, что эта кампания краткосрочна, потому что для системной работы в этом направлении отдельные правительственные поручения не пригодны.

Сам же премьер года полтора назад называл формирование делового климата «улицей с двусторонним движением», возлагая как минимум половину ответственности за его улучшение на бизнес-сообщество. Частично он прав, потому что мораль и этика коммерсантов в России, сформированные по установленным путинской же бюрократией правилам игры, не позволяют рассчитывать на очень уж ответственное ведение ими дел.

Поэтому, когда Дворкович призывает чиновников резко поменять свое отношение к бизнесу, поскольку «предприниматели уже не такие», он, скорее всего, проявляет чрезмерный оптимизм. Но это не спор о том, кто был раньше — курица или яйцо. Понятно, что

сначала изменения должны коснуться государственных институтов. А в условиях политического кризиса, прежде всего вызванного острым кризисом доверия к этим институтам, причем практически всем — от судов и репрессивного аппарата до политической конструкции, такие изменения должны быть особенно сильными, чтобы предпринимательский класс их заметил.

И, тем более, чтобы поверил, что для успеха дела их следует принимать во внимание.