От редакции

Призыв к гражданской честности, исходящий от уважаемого человека – уже сила
Призыв к гражданской честности, исходящий от уважаемого человека – уже сила
ИТАР-ТАСС

Длинное дыхание оппозиции

Задача возникающих сейчас гражданских объединений — отстоять свою независимость, стать местом, куда идут люди завтрашнего дня

«Газета.Ru»

Новые гражданские объединения смогут повлиять на жизнь страны, только если избегут участи очередных проектов ближнего прицела и поставят перед собой более глобальные задачи, чем борьба вокруг мартовского голосования.

На первый взгляд, задачи созданных на днях «Гражданского движения России» (Илья Пономарев, Борис Немцов и др.) и «Лиги избирателей» (Леонид Парфенов, Борис Акунин и др.) просты, понятны и логичны. ГДР — политическое крыло оппозиции, пытающееся объединить вокруг демократических лозунгов все ее отряды, от левых до правых, от либералов до националистов. А «Лига избирателей» — крыло моральное, объединение известных и уважаемых людей, литераторов, журналистов, гражданских активистов, блогеров — напрямую в политическую борьбу включаться вроде бы не планирует, но будет бороться за то, чтобы эта борьба велась честно, помогать гражданским волонтерам, а если получится, то и наладит диалог оппозиционеров с властью и лично с Владимиром Путиным.

Все это выглядит внушительно. Но только если не присматриваться. «Гражданское движение», окажется оно очередным эфемерным альянсом или чем-то сравнительно долгоиграющим, в любом случае приговорено жить с врожденными своими дефектами — слабостью лидерства и неясностью общего идеологического знаменателя. Политическая изношенность привычных вождей и низкая эффективность новых, противоречивость и одновременно идейная бедность программ — все это не может быть и не будет преодолено до 4 марта. Как проект короткого дыхания, «Гражданское движение» вряд ли добьется своих целей.

Антивластные и персонально антипутинские чувства — мощный объединяющий фактор, но, чтобы привлечь к себе народное большинство, нужно предложить еще и вызывающую доверие альтернативу. Такой альтернативы у ГДР сегодня нет.

Нет пока и достаточно сильного отклика снизу. Вопреки надеждам и иллюзиям начальства лозунги демократии воодушевляют вовсе не один только столичный средний класс, но и широкие массы тоже. Однако пойти очертя голову за не вполне популярными людьми с не вполне ясными лозунгами и всерьез рискнуть тем умеренным достатком и частичным общественным порядком, которые сейчас существуют, ни массы, ни средний класс сегодня не готовы. Активу ГДР не стоит строить на этот счет каких-то собственных иллюзий.

Наши гражданские реалии требуют не короткого дыхания, а длинного, не близкого прицела, а дальнего. В лучшем для себя случае «Гражданское движение» — лишь предварительный эскиз чего-то более прочного, серьезного и сильного.

Что же до «Лиги избирателей», то у ее основателей с популярностью и уважением граждан все в порядке, это известные и заслуженные люди. Даже и то, что в большинстве они не только не политики, но и не мыслят в политических категориях, вовсе не обязательно недостаток. Сам по себе призыв к гражданской честности, исходящий от первоклассного писателя, знаменитого телеведущего, влиятельного блогера, уважаемого правозаступника, — это уже сила.

При условии, что эта сила не исчерпает себя в борьбе за честность данных конкретных президентских выборов. Ведь проводимые по утвержденному наверху списку кандидатов и по сценарию, тоже прописанному заранее, эти выборы не назовешь свободным выражением воли народа, даже если само голосование и последующие подсчеты его итогов будут проведены со скрупулезной честностью.

Что же до предполагаемых переговоров членов лиги с Кремлем, то до тех пор, пока оппозиция не покажет себя по-настоящему сильной, такие переговоры вряд ли могут всерьез отличаться от недавних «переговоров» Владимира Путина с Алексеем Венедиктовым, шефом «Эха Москвы». В ответ на неуверенную просьбу Венедиктова встретиться с такими людьми, как Акунин, Улицкая или Быков, Путин, как известно, ответил, что в принципе не исключает возможности с ними увидеться и потолковать.

Но это условно выраженное согласие стало лишь зачином к чрезвычайно обстоятельному монологу, в котором Путин коснулся этнической принадлежности Акунина, будто бы настраивающей его против российских властей; затем подробно рассказал о перипетиях борьбы за Южную Осетию; а потом, переключившись на тему ПРО, заклеймил изменников, критикующих официальный курс Москвы в этой сфере, и перешел к анализу руководимого его собеседником средства массовой информации, с продукцией которого он, по собственным словам, знаком мало, но то, что слышал, аттестовал как «чушь», «бредятину» и «понос». Не обошлось и без повторения традиционного для Путина рассказа о том, как несколько лет назад в некоем американском телесюжете были искажены пророссийские высказывания южноосетинской девочки и ее тети.

Можно ли после этого сказать, что повестка если уж не продуктивных, так хотя бы осмысленных переговоров «Лиги избирателей» с Путиным тем самым намечена? Даже и очень большой оптимист согласится, что вряд ли.

Следует ли из всего сказанного, что «Лига избирателей» повторит судьбу своего предшественника, «Комитета-2008»? Этот комитет, созданный в 2004-м группой интеллектуалов для подготовки свободных выборов президента, сразу же оказался в общественном вакууме и фактически распался задолго до выборов, ради которых был организован.

Повторение возможно, но не обязательно. В отличие от тех лет независимым от власти секторам общественного мнения сейчас есть на кого опереться. Их поддержка снизу уже достаточно велика сегодня и в перспективе будет расти.

«Лига избирателей», стартовавшая как проект короткого дыхания, вполне может сохраниться на общественной сцене, если не станет зацикливаться на одних только президентских выборах и даже, вопреки своему названию, на одних только выборах вообще.

Ведь, продолжая мысль, высказанную основателями лиги, что «мы являемся избирателями 365 дней в году», надо добавить, что гражданский активист может быть занят круглый год не только выборами или взаимодействием с избранниками, но и другими делами общества, никак не менее важными. Не всем быть активистами, но без гражданского актива свободное, да и просто живое общество вообще не может существовать.

Именно гражданский вакуум превратил нулевые годы в потерянное десятилетие. Сегодняшние слабости оппозиции, недостача новых лидеров и новых идей тоже ведь наследство этих лет. Люди, идеи, влияние, организованность не приходят сразу. Задача возникающих сейчас политических и неполитических гражданских объединений — отстоять себя и свою независимость, стать местом, куда идут люди завтрашнего дня. Ну а дальше, по выражению Леонида Парфенова, «противник понятен, бороться надо, быстро не получится — слишком долго спали…»