От редакции

Плохо к Америке относится почти треть россиян
Плохо к Америке относится почти треть россиян
ИТАР-ТАСС

Статистика вражды

Политики США неприятно поражены антиамериканской риторикой российских властей

«Газета.Ru»

Антиамериканизм российской власти последних лет, усиленный в ходе последних выборных кампаний, привел к тому, что россияне опять поверили в старый образ врага.

Выступая в Вашингтоне в Институте международной экономики Петерсона, посол США в России Майкл Макфол признался, что был шокирован звучавшими в ходе избирательной кампании антиамериканскими высказываниями и нападками на него лично. «Антиамериканизм и нападки на меня лично, честно говоря, меня шокировали. Мы не ожидали такого после всех усилий «перезагрузки». Но нам было сказано, что это является только частью президентской кампании. Лично мне никогда не отказывали во встречах с представителями всех уровней российской власти», — заявил посол. Он заверил, что США не вернутся к риторике «холодной войны». «Если же этого хочет Россия, то это ее дело, мы не можем ее контролировать», — заявил Макфол.

Разумеется, антиамериканизм российских властей не просто повторяет риторику «холодной войны» и не просто стал испытанным инструментом мобилизации провластного электората на выборах. Внутренняя политика российских властей последние годы вообще строится на показном антиамериканизме.

В отсутствие внятной и цельной государственной идеологии при сохранении великодержавных амбиций нелюбовь к Америке — едва ли не единственная ясно и четко выраженная государственная идея.

Характерно, что первый масштабный митинг в поддержку Владимира Путина на Поклонной горе был в значительной степени построен на антизападной и прежде всего антиамериканской риторике. И страхи перед воображаемым «вашингтонским обкомом», проводником «оранжевых революций» и прочих безобразий, нагнетали не только известные телеведущие. Сам Путин во многих своих и не только предвыборных выступлениях акцентировал тему независимости выбора российского народа и необходимости отражения некой внешней угрозы.

Многолетняя накачка не могла не привести к росту антиамериканских настроений в российском обществе. По данным опроса ВЦИОМ (самый свежий опрос на данную тему), в начале сентября 2011 года очень хорошо к США относились 3% россиян против 29% в 1991 году, а в основном плохо — 22% против 3% в том же 91-м. В очень плохом отношении к заокеанской супердержаве признавались 7% в 2011 году и всего 1% двадцатью годами ранее. При этом количество относящихся к США «в основном хорошо» за 20 лет практически не изменилось — 52% и 54% соответственно.

Согласно прошлогоднему опросу Фонда изучения общественного мнения (ФОМ), главным врагом России Штаты считает каждый четвертый россиянин — 26%. В 2000 году, когда Владимир Путин только пришел к власти, таковых тоже было несколько меньше — 21%.

Согласно же прошлогодним данным Института Гэллапа, лишь 2% американцев считают Россию врагом. И это следствие не столько миролюбия американцев по отношению к нам, сколько трезвого понимания, что в своем нынешнем состоянии Россия не представляет для США реальной угрозы.

Это очевидно и по рейтингу американских «врагов»: на первом месте с большим отрывом Иран — 32%. На втором становящийся все более мощным экономически Китай — 23%. Китайцы, кстати, занимают второе место среди потенциальных противников и у россиян (сразу вслед за американцами).

Показательно, что отношение граждан США к России не принципиально отличается от отношения россиян к американцам. Согласно данным того же Института Гэллапа, в прошлом году к России неблагоприятно относились 45% американцев против 47% относящихся благоприятно.

Таким образом, разница налицо: при не слишком хорошем отношении значительной части населения России и США друг к другу для многих россиян Америка ассоциируется с образом врага. Для значительной же части американцев Россия не слишком симпатичная, но относительно безобидная страна.

Стоит отметить, что все приведенные выше опросы проведены в эпоху так называемой перезагрузки. До кадровой рокировки Путина и Медведева и начала президентской кампании, антиамериканские высказывания в ходе которой так шокировали посла США в РФ.

Но еще до всяких выборных кампаний россияне все более скептически оценивали перспективы улучшения российско-американских отношений, связанные с приходом Барака Обамы. Если в 2010-м году улучшения отмечали 46%, то в сентябре 2011-го, по данным ВЦИОМ, таких респондентов стало существенно меньше — 34%. Больше стало и тех, кто видел осложнения во взаимодействии держав (с 3% до 9%).

С возвращением в Кремль Владимира Путина, который занимает более жесткую и определенную внешнеполитическую позицию, чем Медведев, антизападные и, в частности, антиамериканские настроения, возможно, будут только нарастать.

И это будет связано не столько с обострением противоречий между двумя державами по спорным вопросам (ПРО, Сирия, Иран), сколько с внутриполитическими проблемами. Вряд ли власти откажутся от взятого на вооружение тезиса о том, что за действиями несистемной оппозиции и «рассерженных горожан» стоят некие внешние силы. Это простое и привычное пропагандистское объяснение непростой, непривычной и неожиданной активизации граждан. Можно не сомневаться, что если администрация Барака Обамы и в самом деле создаст фонд поддержки гражданского общества в России (о чем сообщил Майкл Макфол), мы услышим немало зажигательных спичей о «шакалящих у иностранных посольств» и планах госдепа по организации «русской весны». Точно так же Штаты и Запад в целом почти наверняка будут назначены главными виновными во всех грядущих экономических и социальных проблемах России.

Поиск внешних врагов для преодоления внутренних проблем — классика кремлевского политического жанра от Ленина до наших дней.