От редакции

Телевидение, диктующее зрителю картину действительности, осталось в прошлом
Телевидение, диктующее зрителю картину действительности, осталось в прошлом
ИТАР-ТАСС

Позавчера-ТВ

На смену пассивному телезрителю приходит интернет-пользователь, который чувствует себя не объектом внушения, а участником обсуждений

«Газета.Ru»

Спешно организуемое по приказу Медведева общественное ТВ заведомо проиграет в конкуренции с интернетом, потому что у сети нет и не может быть ни попечительского совета, ни гендиректора, назначаемых властями.

Общественное телевидение еще не родилось, но уже обрело полное сходство с прочими начинаниями уходящего президента наподобие отказа от зимнего времени: задумано вроде бы как шаг навстречу чаяниям народа, а на деле оказалось выражением неверных и устаревших представлений о жизни.

Работа над созданием ОТВ вошла в практическое русло, или, что то же самое, вступила в фазу бюрократических интриг. Общественная палата, совет при президенте по гражданскому обществу, Государственная дума, Совет федерации и Минкомсвязи затеяли увлекательную борьбу вокруг того, кому и в каких пропорциях выдвигать членов попечительского совета, которые затем пройдут через президентский фильтр, а после этого дадут главе государства совет относительно кандидатуры генерального директора. Тонкости всех этих процедур чрезвычайно важны. Но только для того чрезвычайно узкого круга лиц, которые действительно заинтересованы в этом проекте.

Споров нет только относительно источника финансирования. Все сошлись на том, что стартовый капитал будет изъят из государственной казны, иными словами, из общественных денег. В этом и, вероятно, только в этом смысле новое телевидение и можно будет назвать общественным.

Чем оно станет отличаться от действующих государственных телеканалов — не понятно никому. Ведь если власти и в самом деле готовы не вводить там обычную свою цензуру, то что им мешает просто упразднить эту цензуру там, где она есть, и обойтись без сооружения нового дорогостоящего медиаучреждения? Этот естественный вопрос многократно задавался на недавних думских слушаниях, но каждый раз повисал в воздухе. Предписания верховной власти отмене у нас не подлежат. По крайней мере, немедленной.

Но за бессмысленным телепроектом стоит и более широкая иллюзия. Власти по-прежнему воображают, что федеральное ТВ — это универсальный инструмент управления умами. Старые каналы выглядят уже чуточку топорными, чем-то раздражают продвинутых людей? Так ведь дело легко поправить — пополнить обойму еще одним каналом, приказать ему быть более изощренным, и все продвинутые станут его фанатами, вернувшись незаметно для себя в сферу государственного контроля.

Если рассуждать по логике прошлого века, то все задумано правильно. Телевещание воспринималось советским человеком как голос с небес.

Реставрация советских телестандартов в нулевые годы дала властям так много, что они до сих пор убеждены в собственной способности навеки удерживать в своих руках информационную монополию, лишь слегка ее время от времени модифицируя.

Но наивность этих расчетов очевидна. Даже если ОТВ действительно сможет привлечь сколько-то активных и продвинутых зрителей, ни о какой монополии на формирование мнений ему и в этом случае не придется даже мечтать. Потому что телеканалы у нас есть, а информационных монополистов среди них нет и быть уже не может.

Как раз за последние месяцы российская аудитория интернета стала самой многочисленной в Европе и пересекла отметку 50% от общего числа взрослых жителей страны. В столицах она составляет около 70%. Притом треть россиян, по данным фонда «Общественное мнение», входят в сеть ежедневно. Даже среди сельских жителей России каждый третий хотя бы иногда уже пользуется интернетом.

Массовый выпуск телевизоров начался в СССР в конце 1940-х годов, и только четверть века спустя охват телевещанием жителей РСФСР превысил 70%. Такой же уровень охвата россиян интернетом будет достигнут, по оценке ФОМ, через два-три года.

Уже сейчас телевидение потеряло роль информационного гегемона. Для сегодняшнего россиянина это лишь один из многих поставщиков сведений, хотя пока еще и самый популярный. Когда ФОМ попросил опрошенных перечислить по нескольку главных для них источников новостей, то 90% назвали телевизор, 22% — новостные интернет-ленты и 8% — форумы и блоги. Но среди тех, кто старше 45 лет, телевизор назвали 95%, а вот в группе 18—30-летних — 81%, причем из новостных интернет-лент здесь черпают сведения 41% опрошенных, а с форумов и из блогов — 21%.

Для молодежи ресурсы интернета, взятые вместе, уже сейчас значимы для получения новостей едва ли меньше, чем весь хор государственных телеканалов.

Притом здесь уже образовалась внушительная группа тех, кто телевизор источником новостей вообще не считает. В мегаполисах приблизительно такие же расклады регистрируются уже среди всех жителей. А через несколько лет это станет и мнением всей России. Телевидение, управляемое властями хоть напрямую, хоть через назначенных ими «общественников», отменить этот факт не сможет.

Разумеется, ТВ никуда не исчезнет. Во всех своих старых и новых вариациях оно просто вольется в число ресурсов сети, потеряв при этом прежние претензии на монопольное изображение действительности. На смену телезрителю, пассивно потребляющему все, что ему покажут, приходит интернет-пользователь, который сам выбирает, что ему читать, смотреть и слушать, и при этом чувствует себя не объектом внушения, а участником обсуждений и споров.

В этой новой действительности лишено смысла не только ОТВ, терминологически копирующее общественные телеканалы западных стран, созданные там в прошлом веке, а сегодня увядшие и теряющие рейтинги. Нет никаких пропагандистских резонов содержать и весь комплект уже существующих государственных и окологосударственных телекомпаний.

Их агитаторы даром едят казенный хлеб. Продуцируемый ими плюрализм охранительных мнений все равно не идет ни в какое сравнение с тем реальным идейным выбором, который предоставляет пользователю сеть. В той атмосфере свободной конкуренции, которую создал интернет, рациональная телевизионная стратегия для властей — это сосредоточиться на качестве предлагаемого публике идеологического товара, а вовсе не на его количестве.

Телевидение, диктующее зрителю картину действительности, осталось в прошлом. Нужно не множить телевывески, черпая рецепты из позавчерашнего дня, а сосредоточить все официальное вещание в какой-либо одной из телекомпаний. Расходов меньше, а пропагандистская отдача точно такая же.