От редакции

Оппозиционный кандидат на выборах мэра Ярославля получил поддержку почти 70% горожан
Оппозиционный кандидат на выборах мэра Ярославля получил поддержку почти 70% горожан
ИТАР-ТАСС

Победа на поражение

Чтобы выборы стали реальным инструментом смены власти на региональном уровне, придется менять всю политическую систему

«Газета.Ru»

Успех оппозиционного кандидата на любых выборах местной исполнительной власти не гарантирует победителю возможности поменять курс. Вертикаль власти заставляет таких кандидатов играть по ее правилам либо расправляется с ними.

Во втором туре выборов мэра Ярославля беспартийный самовыдвиженец Евгений Урлашов с большим, более чем двукратным преимуществом выиграл у ставленника губернатора Сергея Вахрукова, единоросса Якова Якушева. Выборы проходили при рекордном для голосований за мэров областных центров количестве наблюдателей и создали прецедент для российской политики: Урлашов победил благодаря тому, что был поддержан системной и несистемной оппозицией как единый кандидат против кандидата от региональной власти.

Такая тактика вполне может быть использована на других региональных выборах, а также на президентских, до которых, впрочем, еще шесть лет и политическая ситуация в стране может существенным образом измениться.

Однако ярославский прецедент вовсе не означает, что кандидат от оппозиции сумеет проводить некую новую независимую политику. К слову, сам Урлашов не так давно состоял в «Единой России» и не считает себя противником федеральной власти. В беседе с корреспондентом «Газеты.Ru» незадолго до второго тура Урлашов заявил: «Что касается курса Путина, я не являюсь его противником, но есть ряд вопросов, которые я бы решал по-другому. Это межбюджетные отношения и система поступления в городской бюджет денег из федерального бюджета. Надо, чтобы они не бесконтрольно поступали, а по целевым программам – на дороги, школы, ЖКХ, чтобы было проще спросить». На вопрос корреспондента о том, как он собирается использовать в работе мэрии поддержавших его людей из движений с прямо противоположными взглядами, кандидат в мэры от оппозиции признал, что подобного плана нет, а на замещение вакансий он объявит конкурс.

Но проблема даже не в политическом прошлом Урлашова — в конце концов и Борис Ельцин состоял в КПСС, что не помешало ему начать радикальные преобразования в стране. Просто

сейчас вся российская вертикаль власти выстроена таким образом, что у мэров нет возможности проводить самостоятельную бюджетную политику.

Она завязана на тесные отношения с губернаторами. Централизация бюджетных потоков вынуждает «несистемных» либо идти на поклон в партию власти (не назначенных губернаторов у нас не осталось, почти все они состоят в «Единой России» и по определению не могут быть в оппозиции федеральному центру), либо их просто подвергают репрессиям.

В 2007–2011 годах в России были отстранены под надуманными предлогами или даже посажены в тюрьму более 20 мэров, победивших официальных кандидатов «Единой России», или 90% от общего числа таких победителей.

После арестов избранных народом мэров «Единая Россия» неизменно лишала избирательных прав и сам народ: вместо выборов партия неизменно везде вводила процедуру назначения «сити-менеджеров» единороссами. При этом среди мэров областных центров были посажены и отстранены от должности 6 из 7 оппозиционеров. Из этого ряда есть только одно исключение: избранный от КПРФ в марте 2010 года мэр Иркутска Виктор Кондрашов на свободе благодаря тому, что согласился перейти в «Единую Россию». Но некоторых его коллег в других городах такой переход все равно не спасал от репрессий. Есть и рекорды по скорости отстранения: мэр Первоуральска от «Справедливой России» Юрий Фролов был арестован через 6 месяцев после избрания, а мэра Братска коммуниста Александра Серова арестовали через 8 месяцев после победы над единороссами.

Это не значит, что оппозиции не нужно объединяться в борьбе за власть в муниципалитетах или за контроль над региональными собраниями. Просто не должно быть иллюзий: чтобы выборы стали реальным инструментом смены власти на региональном уровне, придется менять всю политическую систему и систему межбюджетных отношений. Бюджетная система России при Путине окончательно стала унитарной, и хотя власть постоянно говорит о необходимости перераспределения финансовых ресурсов и бюджетных полномочий в пользу регионов, пока никаких подвижек не происходит.

Естественно, федеральная власть не выпустит финансовый и политический контроль из своих рук до тех пор, пока не появится критическая масса оппозиционных мэров, региональных законодательных собраний и, возможно, губернаторов, если в стране действительно дадут проводить их выборы честно.

Пока же любой победитель региональных выборов исполнительной власти от оппозиции практически обречен стать колесиком и винтиком властной вертикали или быть раздавленным ею.