От редакции

МХГ (на фото — ее глава Людмила Алексеева) может получить статус «иностранного агента»
МХГ (на фото — ее глава Людмила Алексеева) может получить статус «иностранного агента»
ИТАР-ТАСС

Желтые звезды Кремля

Власть придумала, как приструнить критикующие ее НКО

«Газета.Ru»

Скандальный законопроект единороссов, по которому российские НКО, занимающиеся политической деятельностью и имеющие зарубежные источники финансирования, будут получать статус «иностранного агента», имеет исключительно пропагандистский смысл. Это попытка обосновать один из ключевых тезисов власти: каждый, кто ее критикует — агент влияния, вредящий развитию страны.

Один из авторов законопроекта, депутат-единоросс Александр Сидякин, с подачи которого уже был принят драконовский закон о митингах, прямо заявил, что в России действует целая сеть неправительственных организаций, «оплачиваемая деятельность которых вызывает подозрения относительно целей заказчика». Поэтому

лучше «легализовать иностранных агентов и однозначно воспринимать их как проводников интересов других государств». В этом случае, считает Сидякин, «многим НКО такое наименование понравится, и они наконец-то перестанут конспирироваться, обнажив истинную сущность своей деятельности».

Источник в Кремле, комментировавший этот закон, откровенно дал понять, что не депутат Сидякин его сочинял. По словам источника, под закон подпадет деятельность таких известных своей критической позицией по отношению к властям организаций, как ассоциация «Голос», которая является наиболее профессиональным контролером за качеством российских выборов, а также Transparency International и Greenpeace.

Согласно закону, политическим будет признаваться любое общественное объединение, которое финансирует и проводит акции в целях воздействия на принятие государственными органами политических решений, а также для формирования соответствующего общественного мнения. «Иностранных агентов» будут вносить в специальный реестр НКО, проводить обязательный годовой бухгалтерский аудит и требовать раз в полгода публиковать отчет о деятельности. Кроме того,

при распространении материалов, в том числе в СМИ и через интернет, необходимо будет указывать, что эти материалы распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.

Партий закон не касается, поскольку им уже запрещено финансироваться из-за рубежа (это как раз вполне логичная правовая норма).

Между тем все организации, которые в России теперь юридически будут считать политическими агентами иностранных государств, никогда и не скрывали факт получения грантов из-за рубежа. А российская власть и так постоянно контролирует их финансовую деятельность — и гораздо пристальнее, чем работу крупнейших госкомпаний, воровство и коррупция в которых наносят стране неизмеримо больший ущерб, чем все НКО, вместе взятые.

Так что никакого разумного содержания в новом законопроекте нет. Его просто не должно быть. Его требования об обязательной приставке к НКО «иностранный агент» напоминает отличительные знаки, которые должны были носить евреи на подконтрольных нацистским властям территориях или индуисты в период правления в Афганистане правительства талибов. И, конечно, несет очевидную пропагандистскую нагрузку.

Понятие «иностранный агент» с подачи выходцев из КГБ во власти имеет у так называемых «простых граждан» однозначно негативную оценку. Это такой закон для постоянных телезрителей главных государственных телеканалов.

При этом российская власть теперь сможет с юридическими основаниями утверждать, что НКО, следящие за властью и критикующие ее, — «иностранные агенты» (читай – враги). Ну и, конечно, это выглядит несимметричным ответом на американский закон о «списке Магнитского». Поскольку ограничение на въезд в Россию американским чиновникам или бизнесменам никого в США не испугает, российская власть проявила иной пропагандистский креатив — решила «прижучить» госдеп, отомстив российским НКО.

Глава президентского совета по правам человека (СПЧ) Михаил Федотов, раскритиковавший закон, отметил, что в нынешнем виде под него подпадает даже Русская православная церковь (РПЦ). Но понятно, что правоприменительная практика в стране такова, что подобный закон станет дубиной только для тех НКО, которые не нравятся власти. РПЦ никто проверять и требовать финансового отчета не станет.

Между тем так называемые иностранные агенты фактически выполняют работу самого государства. За честностью выборов должен следить Центризбирком, а не ассоциация «Голос». Но Центризбирком этого не делает. Если бы государство реально боролось с коррупцией, заявления и рейтинги Transparency International не вызывали бы такого бешенства у властей. Независимые от власти экологические организации, включая Greenpeace, тоже не могут понравиться государству, у которого в принципе нет института независимой экологической экспертизы.

Но властям легче объявить всех своих политических противников из числа НКО иностранными агентами, врагами народа, вредителями, чем создать или хотя бы не препятствовать работе обязательных для любого демократического государства инструментов контроля со стороны населения.

Этот закон — еще одно свидетельство откровенной конфронтации власти с гражданским обществом и тотального неприятия ею нормальных демократических процедур.