От редакции

Онищенко считает, что штрафы для торговцев некачественными продуктами питания слишком малы
Онищенко считает, что штрафы для торговцев некачественными продуктами питания слишком малы
vasi.net

Честная цена тухлятины

Онищенко предлагает ужесточить наказание за некачественное продовольствие

«Газета.Ru»

Глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко пообещал, что будет добиваться резкого увеличения штрафов за торговлю некачественными продуктами питания и возвращения внеплановых проверок бизнеса. Если бы можно было быть уверенным, что чиновники не будут пользоваться этими мерами для давления и вымогательства, новую инициативу Онищенко можно было бы поприветствовать.

К резким и весьма политизированным выступлениям главного санитарного врача России все давно привыкли. Мотивы его нынешней активизации понятны: на следующей неделе, как ожидается, Государственная дума ратифицирует соглашение о вступлении во Всемирную торговую организацию, а аграрии наряду с представителями некоторых других отраслей предсказывают в этой связи большие неприятности из-за слабой конкурентоспособности российской обрабатывающей промышленности.

Роспотребнадзор, по-видимому, считает возможным предложить себя в качестве органа, который сможет защищать отечественного производителя, преследуя импортеров с помощью штрафов.

Ради этого г-н Онищенко даже замахнулся на святое — на интеграционный проект, осуществляемый руководством России, Казахстана и Белоруссии. «Любые нормы, принимаемые в рамках Таможенного союза, являются менее выгодными для России... Любые равные решения для нас являются более уязвимыми, так как продукцию везут к нам», — заявил он в Госдуме на круглом столе «О качестве продуктов питания и эффективности государственного контроля за их безопасностью».

Это крайне показательная ситуация. Дело в том, что система штрафов, налагаемых на торговцев некачественными продуктами питания, сама по себе совершенно неадекватна. Суммы, предусматриваемые ею, смехотворны — до 10 тыс. рублей. И наведение тут порядка, в том числе ужесточение санкций, было бы абсолютно разумным действием. При одном условии: если мы можем быть уверены, что чиновники распорядятся этой властью для общественного блага, а не в собственных интересах.

Однако аргументация Онищенко не дает повода усомниться, что речь идет не об адекватном реформировании государственных санкций, направленных на защиту потребителя, а о стремлении добиться дополнительных рычагов в давлении на бизнес — в интересах лоббистских группировок, то есть, попросту, другой части бизнес-сообщества. Между тем

лоббистам следовало бы понимать, что успешное использование ими контролирующего органа наподобие Роспотребнадзора коснется всех без исключения. Неслучайно г-н Онищенко тут же заговорил о возможном возвращении практики внеплановых проверок.

Забавная логика, продемонстрированная зампредом комитета Думы по аграрным вопросам Надеждой Школкиной на том же круглом столе, заключается в том, что государство не может сложить с себя функции контроля за качеством продукции, «пока в России не сформировалось гражданское общество, в полной мере не заработал закон о саморегулируемых организациях, и пока репутация российского бизнеса не на самом высоком уровне». Никто в здравом уме и не будет требовать отменить защиту потребителя от некачественной продукции. Но до тех пор, пока этот контроль является лишь инструментом для извлечения регулирующими органами ренты и лоббирования своих партнеров в бизнесе, вряд ли стоит мечтать о том, чтобы репутация бизнеса в стране улучшилась. А ссылку на недоразвитость гражданского общества как на причину засилья проверяющих и надзирающих бюрократов можно объяснить разве что тем, что это модная тема.

Точно так же, как в случаях с административным походом против городских рынков или наступлением на мелкорозничную торговлю, рациональная часть стратегии государственных чиновников оказывается в подчинении у сословных и лоббистских интересов.

Взаимодействие государства и предпринимателя (особенно мелкого предпринимателя, о котором на словах у нас так любят порадеть) — чрезвычайно чувствительная сфера, в которой необходимый надзор очень легко превращается в давление и вымогательство.

Гражданское общество в действительности необходимо не столько для того, чтобы сдерживать корысть российского капиталиста, сколько затем, чтобы не давать чиновникам превращать имеющиеся у них контролирующие полномочия в инструмент шантажа и извлечения прибыли. И уж коли гражданский контроль у нас недоразвит, давать организациям вроде Роспотребнадзора шанс укрепить свою власть над рынком весьма недальновидно.