От редакции

Власть решила, что без показательного наказания виновных за наводнение народ не успокоить
Власть решила, что без показательного наказания виновных за наводнение народ не успокоить
РИА «Новости»

Потопить «стрелочника»

Власть сдает кубанских чиновников, чтобы изобразить видимость справедливости

«Газета.Ru»

Аресты чиновников по делу о наводнении на Кубани вовсе не свидетельство, что федеральные или краевые власти признали свою вину в массовой гибели людей, — скорее это выглядит попыткой успокоить местное население ритуальными жертвами.

Официальный представитель Следственного комитета России Владимир Маркин заявил, что в рамках расследования дела о наводнении на Кубани задержаны глава муниципального образования Крымский район Василий Крутько, глава Крымского городского поселения Владимир Улановский, а также и. о. руководителя управления по предупреждению чрезвычайных ситуаций и гражданской защиты муниципального образования Крымский район Виктор Жданов. Позднее «по ходатайству следователя» было принято решение заключить их под стражу. Они стали фигурантами возбужденного в ходе расследования массовой гибели жителей Крымского района уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 293 УК РФ (халатность, то есть ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие небрежного отношения к службе, повлекшее по неосторожности смерть более двух лиц).

Кроме того, по делу в качестве подозреваемой проходит глава Нижнебаканского сельского поселения Крымского района Ирина Рябченко. Она, как и трое задержанных, входила в комиссию по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и обеспечению пожарной безопасности.

С Крутько президент России Владимир Путин встречался на совещании 7 июля, сразу после первого облета на вертолете пострадавших районов. На следующий день, на встрече с жителями Крымска, губернатор Краснодарского края Александр Ткачев произнес свои ставшие знаменитыми слова «А вы что думаете, дорогие мои, если бы сегодня, даже в 22 часа, с перерывом до трех... до часу ночи, что, нужно было до каждого дойти? Это невозможно. Какими силами? Это раз. Во-вторых. И вы бы, и вы бы, и вы бы — что, встали и ушли бы, так сказать, из дома?...».

Правда теперь Ткачев говорит совсем другое: «Погибли люди, и уже очевидно: несмотря на то что такой разрушительной стихии на Кубани не было никогда, я уверен, жертв могло быть меньше. А раз так, то чиновники, в чьей компетенции находятся вопросы оповещения населения, должны нести ответственность. По-другому быть не может».

Хотя поведение самого Ткачева – свидетельство того, что по-другому быть может.

Губернатор прямо и публично оправдывал то, что теперь СКР инкриминирует местным чиновникам как преступление. После этих задержаний, несмотря на дальнейшее развитие судьбы задержанных (отпустят их, дадут реальные сроки, спустят дело на тормозах – предугадать невозможно), Ткачев очевидно не имеет права оставаться губернатором.

Но разве ему надо было дожидаться задержаний и уголовных дел, чтобы самому подать в отставку, даже если она и не была бы принята? Если даже оставить за скобками все ЧП, случившиеся на Кубани в его правление, от Кущевки (как раз сейчас закончено расследование дела банды Цапка) до серии массовых наводнений, когда местные власти за десять лет так и не создали систему оповещения населения, а также не смогли или не захотели пресечь строительство жилья в поймах рек, одной нынешней трагедии вполне достаточно для увольнения. Причем как добровольного, по собственному желанию губернатора, так и принудительного, по решению президента.

Теперь же власть сможет рапортовать местному населению: смотрите, мы не просто сняли с должностей, а даже посадили всех главных местных начальников. Меры приняты.

Но никто не даст никаких гарантий, что начнется расселение людей с пойменных территорий. Что все утратившие кров в результате наводнения, как обещали власти, получат новое жилье бесплатно. Что в следующий раз система оповещения о наводнении сработает.

До сих пор исключений из неписаного правила, согласно которому за любую трагедию и преступление любого масштаба никогда не отвечают первые лица ведомства или региона, в новейшей истории России не было. Даже если абсолютно дискредитировавшие себя персонажи уходят с одного поста, их тут же пересаживают на другой. Их пересаживают, а «стрелочников» сажают. Так власть с помощью ритуальных жертв пытается изобразить видимость торжества справедливости, в реальности заботясь лишь о самосохранении. И как только проходит медийный шум после очередной резонансной трагедии, власть о ней благополучно забывает и не делает ничего, чтобы устранить саму возможность ее повторения.

Поэтому Путин облетает зону наводнения в комфортном вертолете с богатыми интерьерами, а президент Грузии Михаил Саакашвили, приехавший в пострадавшую от наводнения Кахетию, стоит по колено в воде — эти снимки «на контрасте» стали хитом рунета.

Поэтому губернатор Ткачев ждет, пока его уволит или простит Путин, а не берет на себя ответственность за гибель полутора сотен людей из-за вопиющей халатности властей.

Губернатору важна милость «царя», а не доверие населения. А «царю» и вовсе неважно, что думают о нем простые смертные: всегда найдутся «стрелочники», которых можно принести в жертву недовольной толпе.