Расклады

Минэкономразвития прогнозирует кризис
Минэкономразвития прогнозирует кризис
iStockPhoto

Виноватых уже назначили

Правительство заранее придумало оправдания на случай кризиса

Георгий Осипов

Власть к новому витку кризиса готова: виновные в возможных неприятностях уже назначены. Это неразумные европейские правители и свое ленивое население.

Заграничные должны будут ответить, если что, за девальвацию. Свои — за инфляцию. Себе власть отводит роль прозорливого спасителя.

По первому поводу есть серьезный доклад Минэкономразвития «Сценарные условия кризисного варианта прогноза социально-экономического развития в 2013—2015 годах». По второму идет массированная пиар-подготовка.

МЭР выдает варианты развития российской экономики в зависимости от того, как пойдут дела в еврозоне. Если европейцы смогут решить свою финансовую головоломку, то и у нас все будет хорошо — и рост ВВП, и так далее. Но если дела у них там пойдут по «жесткому» сценарию «А2», то возможна девальвация почти до 46 рублей за доллар при усиленном опустошении российских суверенных фондов.

В этом месте читатель должен вздохнуть и признать, что делать впрямь будет нечего, бюджетные дыры нечем будет больше латать, кроме как девальвацией.

Минэкономики не оригинально. Еще весной аналитики Credit Suisse просчитали, каким образом может реагировать курс рубля к доллару и как придется тратить накопленное в фондах. («Газета.Ru» приводила выкладки Credit Suisse: при цене нефти $115 за баррель средний курс доллара составит 29,4 рубля, при $100 — уже 32,5 рубля, при $80 — 35 рублей). Потом, как это все чаще бывает, тему CS подхватили и стали дополнять своими расчетами многие ведущие российские аналитики. При этом возможное падение рубля от исследования к исследованию все усиливалось, пока не достигло почти 46 рублей за доллар у МЭРа.

Ничего дурного в развитии очевидной идеи нет. Странным кажется другое. Credit Suisse — не правительственная организация, ее аналитики не претендуют на то, чтобы вырабатывать экономическую политику страны и считают соответственно. МЭР же еще недавно имело такие претензии, вступало в споры с Минфином и так далее. Но теперь отправляет председателю правительства сценарии, исчисляемые примерно так: если европейцы сделают то-то и то-то и нефть будет стоить столько-то, то у нас будет так-то. Точка.

От собственных действий российских денежных и прочих властей как бы ничего не зависит. Помнится, что делало МЭР прогнозы развития и по-другому: если мы сделаем то-то, то будет так-то…

Это можно понять. Не хотят отчего-то сотрудники экономического ведомства лезть с советами в данном случае, им виднее. Но вот про 46 рублей — не вся правда. Если снижаются доходы, то очевидным кажется поискать и места, где можно снизить расходы. Это место известно — военные расходы. Про это говорят даже члены правительства. Но в сценариях МЭРа нет таких дополнительных пунктов к каждому варианту: будет, скажем 46 рублей за доллар при такой-то цене нефти. Но если урежем ассигнования на подготовку к третьей мировой на столько-то, то рубль будет стоить… Вот этого никто не считает. Потому выходит, что если падет рубль, то виноваты будут исключительно европейские власти.

Девальвация, о необходимости и неизбежности которой при описанном варианте развития событий за границей уже объявлено почти официально, часто гуляет рука об руку с инфляцией. Что ж, и по этому поводу есть наработки (хотя не видать расчетов о том, как может повлиять на потребительские цены возможная девальвация).

На сегодняшний день складывается общее мнение, что инфляции в России растет быстрее, чем планировала власть (чем 5—6% годовых), по двум главным причинам. Первая: наблюдается бум кредитования населения. Вторая: мировая засуха.

Про засуху говорить, впрочем, несерьезно до подведения общих итогов страды. Обычно, кстати, если где-то собирают меньше пшеницы, то в другом месте могут оказаться неожиданно большие урожаи, скажем, риса или морковки, на которые цены пойдут вниз…

А вот про потребительский бум — любопытно. Приводятся данные про то, что рост реальных зарплат в июне уже достиг 12,9% и продолжает ускоряться. И опять нет исследований, показывающих, как повышение зарплаты даже не до 26 тысяч рублей, а, скажем, с 30 тысяч до 35 тысяч рублей вызывает резкий всплеск цен на те или иные группы товаров. А есть и такая точка зрения, что повышение низких зарплат (а они и повышаются) к инфляции не ведет. Просто люди могут чаще покупать российские макароны. У нас же дорожают больше импортные товары.

Еще для уличения населения в том, что оно погрязло в незаслуженной роскоши, часто вспоминается, что рост доходов сильно отстает от роста производительности труда.

Кажется, что сейчас отстает этот рост ровно на те же 12,9%, так как повышение производительности труда вообще трудно где-то обнаружить. За редкими исключениями. К примеру, похоже, что все в порядке с документооборотом в администрации президента, чиновникам которой только что резко подняли оклады. И кто, как не власть и ее первые лица, даже думать бизнесу часто запрещают про сокращение числа работников, что является естественным следствием роста эффективности производства? Вот в некоторых странах таких запретов нет. Зато там есть важнейшие графы в статистике — про число вновь созданных рабочих мест, особенно в малом и среднем бизнесе. У нас эти данные вообще не востребованы. В чем, кажется, население тоже никак не виновато.

Есть еще доказательства того, что сограждане жируют на 26 и даже больше тысяч рублей и тянут страну в инфляционную яму. Сейчас много говорят про небывалый бум кредитования. По этому поводу недавно в эфире радиостанции «Эхо Москвы» аналитик S&P Ирина Пенкина сказала просто: исследование S&P показывает, что россияне торопятся купить импортные товары, в том числе и в кредит, пока рубль окончательно не ослабился. «Спрос на кредиты обусловлен, скорее всего, страхами за будущее и прежде всего инфляционными ожиданиями, потому что… основная масса приобретаемых товаров — импорт. А если мы вспомним резкий скачок вниз рубля по отношению к международным валютам, то, скорее всего, новые поставки зарубежных товаров и услуг будут только расти в цене. И, видимо, в преддверии таких ожиданий потребители ринулись брать кредиты для того, чтобы реализовать свои потребительские нужды, то есть все активно конвертируют деньги в реальные товары и услуги», — говорила Пенкина.

Что же больше влияет на инфляцию (если признать, что ее подстегивают кредиты) — подготовка населения к девальвации или рост зарплат аж на 12,9%? Не видно и на эту тему исследований. Впору Credit Suisse заказать вскладчину…

По поводу кредитов логичнее кажется обеспокоиться вот чем. По экспертным оценкам, прирост кредитования населения составляет сейчас более 42%, а прирост кредитования предприятий составляет 25% (год к году). Однако пока побеждает точка зрения о том, что в росте инфляции виновато население.

Уже почти сложился хор чиновников и аналитиков, готовый возложить вину за все на евролидеров и свое население. Редкие голоса раздаются в иной тональности. Один из них — от известного ученого, главного экономиста «Тройки Диалог» Евгения Гавриленкова.

Он считает, что есть все шансы сохранить контроль над инфляцией без повышения ставок ЦБ (уже ведь заговорили о непростом якобы выборе ЦБ: или инфляция, или рост ВВП. — Г. О.). Ученый говорит, что некоторое укрепление курса рубля будет способствовать снижению цен в третьем и четвертом кварталах.

Но вряд ли такие голоса захочет услышать власть. Допустить при развитии кризиса в Европе укрепление рубля — нарушить все так долго вынашиваемые планы на три ближайших года и далее, отказаться от идеи про отведение оборонке роли локомотива экономики и вообще, глядишь, уволить Рогозина.

Удобнее заранее назначить виновных, успокоиться, удобно устроиться в кресле перед телевизором, чтобы в перерыве КВН смотреть новости из Европы в полной готовности ко всему.