Расклады

Убившую дагестанского шейха Аминат Сапрыкину многие считают жертвой психических манипуляций
Убившую дагестанского шейха Аминат Сапрыкину многие считают жертвой психических манипуляций
ИТАР-ТАСС

Без вины виноватые террористы

Теория промывания мозгов освобождает преступников от ответственности за совершение преступления

Борис Фаликов

Господство теории промывания мозгов в сфере религии наносит вред обществу, поскольку снимает ответственность за возникновение религиозного экстремизма с самого общества и перекладывает ее на внешние силы.

Страшный теракт в Дагестане, унесший жизнь одного из суфийских лидеров республики шейха Саида Чиркейского, вновь вызвал толки о том, что исламские экстремисты используют для своих преступных целей особые методы обработки сознания. Действительно, теракт был совершен не просто женщиной-смертницей, но русской по рождению. Более того, в прошлом она была актрисой, и, казалось бы, ничто не предвещало ее загадочного превращения в живую бомбу. Ясное дело, она пала жертвой психических манипуляций, изощренной техники промывания мозгов. Что же это такое?

Понятие «промывание мозгов» (brainwashing) возникло сравнительно недавно как английская калька с китайского. У самих китайцев термин не имеет того зловещего смысла, который он получил в европейских языках. Скорее, наоборот. Он означает очищение сознания, которое предшествует некоторым даосским практикам.

Однако западные журналисты, столкнувшись с тем, как американские военнопленные, попавшие в руки китайцев в ходе войны в Корее, стали восхвалять коммунизм, причем даже после того, как освободились из плена, назвали этот удивительный феномен «промыванием мозгов». За дело взялись психологи и вскоре выяснили, что китайские контрразведчики действительно занимались индоктринацией пленников, в которой умело пестовали в них комплекс вины и в качестве психологической компенсации добивались похвал в адрес коммунистической идеологии. Этот эффект работал и после освобождения, но недолго. Из чего и был сделан вывод, что главным фактором такой индоктринации было принудительное заключение.

Однако научные объяснения не удовлетворили широкую публику. Таинственные манипуляции китайцев над простодушными европейцами легко накладывались на страхи перед «восточной магией» и вскоре промывание мозгов стало одним из популярных сюжетов массовой культуры. В фильме «Кандидат из Маньчжурии» сын приличных родителей, побывав в руках китайцев, становится бессознательным и потому особо успешным орудием коммунистического заговора против США. Но сюжет оказался востребован не только масскультом.

Во времена контркультуры Запад захлестнула волна новых религий, многие из которых имели восточное происхождение. Объяснить, почему их дети, которые предпочли сексуальную революцию и наркотики общественному порядку, легко подчинялись дисциплине, которой требовали от них новые гуру, буржуазные родители были не в силах. И с удовольствием ухватились за привычное объяснение: их дети пали жертвой промывания мозгов.

Возникла целая индустрия «депрограммистов», которые за приличное вознаграждение брались промывать мозги назад. Пытаясь придать своим действием научную респектабельность, они ссылались на разработки психологов, которые занимались реабилитацией военнопленных после войны в Корее, но совершали таким образом двойную ошибку.

Во-первых, новые религии не удерживали адептов силой, как это делали китайцы. Поэтому военный опыт нельзя было распространять на мирную религиозную практику. И, во-вторых, сами они пытались удержать своих подопечных как раз силой. Освободившись, те возвращались к прежним верованиям, доказывая этим, что принудительные психологические манипуляции дают лишь временный эффект.

Не удивительно, что теория промывания мозгов вызвала скепсис у большинства социологов религии. Зачем забор городить, когда существует общепринятая теория религиозного обращения. В ней тоже играют свою роль психологические и социальные факторы, когда община воздействует на неофита, поощряя его религиозный выбор. Но выбор этот делает он сам, без принуждения, а единоверцы лишь помогают ему утвердиться в его правильности. В основе выбора лежит свобода воли, на которой настаивают практически все религиозные учения, и социологи не могут не принимать этого во внимание. Откуда же тогда берутся сторонники теории промывания мозгов как в светской, так и в религиозной среде?

Дело в том, что тут срабатывают двойные стандарты.

Если религиозное учение является для общества традиционным, тогда мало кто рискнет говорить о том, что его адепты занимаются промыванием мозгов. Конечно, нет. Они занимаются вполне законной миссионерской деятельностью. Но если религия чужая, а тем более новая и непривычная, то обвинение ее в психических манипуляциях обычное дело.

А если в ней присутствуют радикальные и экстремистские тенденции, то такое обвинение вообще выходит на первый план.

Для того чтобы понять, как это происходит, стоит приглядеться к стране, где свобода религиозного выбора ставится очень высоко, а порой и абсолютизируется. Я имею в виду США. Почему же именно здесь зародилась практика депрограммирования, насильственного противодействия обращению в новые религии? Потому что эти религии бросали вызов ряду привычных ценностей американского общества и это оказалось важнее, чем принцип религиозной свободы. Однако через какое-то время этот прописанный в конституции принцип снова возобладал. Американские суды не только начали выносить постановления, направленные против деятельности депрограммистов, но и отказываться принимать к рассмотрению доводы адвокатов, основанные на теории промывания мозгов. На какое-то время она утратила не только свою научную, но и социальную респектабельность.

Однако не до конца. Дело в том, что американцы столкнулись с исламским экстремизмом, который не только разрушает их привычные представления о религии, но и грозит серьезной социальной опасностью. Особенно в тех случаях, когда экстремистами становятся не выходцы из исламских стран, а, что называется, стопроцентные американцы. Когда потомственный калифорниец Джон Линд был уличен в связях с «Аль-Каидой» и оказался в тюрьме, идея о том, что ему промыли мозги, возникла не только у его адвокатов, но и у широкой публики. Уж слишком сложно было поверить в то, что он добровольно принял религиозные взгляды, толкающие его к борьбе с собственной страной.

В России такие случаи однозначно толкуются в аналогичном ключе. И реакция на убийство дагестанского шейха бывшей русской актрисой стало очередным подтверждением этого.

Между тем господство теории промывания мозгов в религиозной сфере наносит вред обществу. Начать с того, что это снимает ответственность за возникновение религиозного экстремизма с самого общества и перекладывает ее на внешние силы. А следовательно, его иммунитет к подобным вещам падает. И, наконец, это освобождает от ответственности за совершение преступления и самих преступников. Если согласиться с тем, что они пали жертвой чужих манипуляций, то в чем тогда заключается их вина?