Полемика

Религии не следует вторгаться в светскую жизнь и наоборот
Религии не следует вторгаться в светскую жизнь и наоборот
ateism.ru

Трулльский парламент

Забота о правах граждан в России всякий раз принимает причудливо-уродливые формы

Олег Леонов

Предложенные Думой «религиозные» поправки в УК приведут не к защите верующих, а к поражению в правах обычных граждан.

В Госдуму внесен законопроект, карающий за оскорбление религиозных чувств, объектов, религиозных богослужений, литературы, символов и т. д.

Этот коллективный труд законодателей – проект внесли от имени всех думских фракций – рождает мысль дополнить Уголовный кодекс санкцией за осквернение законов.

Помилуйте, нельзя же всерьез рассматривать вопрос о наказаниях за оскорбление обрядов. Невозможно унизить богослужение, поскольку это не человек, а процесс. Да и чувство – это тоже процесс, эмоциональная реакция человека на окружающие его явления и предметы. Можно ли обидеть не человека, а его ощущения (например, от зеленого, круглого или мягкого)? Оскорблению подвержена только личность, т. е. конкретный человек.

На первый взгляд кажется, что депутаты озаботились правами людей, но в спешке эта тема у авторов приняла причудливо-уродливые формы.

Нельзя сказать, что все граждане нашей страны защищены от оскорблений и иных нарушений их неимущественных прав. Совсем наоборот, и это огромная проблема. Только круг подзащитных не может законодательно ограничиваться людьми, обладающими каким-то особым мировоззрением. Понятно, что защищать необходимо в равной мере всех, и в современном правовом государстве не может быть льгот и преференций для людей с определенной системой взглядов. Однако законопроект по каким-то неведомым причинам ставит под особую защиту лишь избранных. Иные, напротив, не только не ограждаются от возможных нападок, но и рискуют подвергнуться незаслуженным наказаниям из-за весьма неоднозначных формулировок и оценочных критериев, используемых в законопроекте. С такими критериями можно устроить избирательную расправу практически с любым человеком. Стоит напомнить, что

избирательность применения закона – одна из серьезнейших проблем нашей страны, а предлагаемый законопроект открывает для этого неведомые со времен Трулльских соборов просторы

(Вселенский собор церкви в Константинополе в VII веке; стал известен широкой публике после того, как установленные им правила были использованы в полемике сторон на процессе по делу Pussy Riot). Это еще один его принципиальный изъян.

Логику законодателей трудно понять. Вспомним, что в Уголовном кодексе еще совсем недавно была статья 130 «Оскорбление», но она была исключена депутатами в декабре прошлого года. Эта проблема была неактуальна? Но не прошло и года, как статья возвращается, но только теперь шанс оскорбиться есть не у всех, а лишь у особой категории граждан. Примечательно, что если максимальный срок лишения свободы за оскорбление человека (раньше – любого) по отмененной статье 130 УК составлял два года, то за оскорбление чувств лиц с особым мировоззрением (только их!) можно лишиться свободы уже на 3 года, а размеры штрафов за это возросли кратно. «Бесчувственные» граждане, видимо, в аналогичной защите не нуждаются, либо пусть терпят.

Помимо уголовной ответственности авторы предлагают ввести административные наказания за осквернение и порчу религиозной и богослужебной литературы, соответствующих знаков и символов. Из текста понятно, что на защиту религиозного символа (к примеру, кадила) государство встанет стеной, а если, например, кто-то осквернит светские награды, то тут герою страны или олимпийскому чемпиону с обидой придется смириться. Законодатель проявил полнейшее безразличие и ко всем остальным людям, которым какой-нибудь злодей повредит очень дорогие им лично вещи. Почему бы и им не получить защиту от государства?

Хуже то, что создается предпосылка для наказания за убеждения. В законопроекте речь идет не только о том, что кого-то оскорбили, а о том, что кто-то оскорбился. Потерпевший фактически выступает не только жертвой, но и инициатором события преступления, т. к. без его воли ничего не произойдет.

И здесь возникает проблема, что вряд ли можно предсказать, после каких слов и поступков способен инициироваться процесс «оскорбленности» в сознании конкретного человека. Есть опасность, что наши законотворцы в погоне за дешевой популярностью и попыткой продемонстрировать заботу о гражданах готовы принять крайне опасное решение, которое может иметь последствия, весьма далекие от декларируемых. Этот закон не о защите верующих, а о поражении в правах обычных граждан.

Хотелось бы сослаться на почти забытый сегодня, но весьма полезный документ – Конституцию нашей страны. Согласно Основному закону каждому гарантируется свобода распространять свои убеждения, а также свобода вероисповедания, включая право не только исповедовать любую религию, но и не исповедовать никакой. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

Это означает, что любой человек вправе выразить свое мнение, каким бы неверным оно ни казалось другим. Важно, что никто не обязан приводить свои взгляды в соответствии е с чужой системой ценностных координат. Разумеется, такое мнение не должно задевать чью-либо честь, достоинство и иные нематериальные блага.

Конституция гарантирует равенство прав, и если религиозные организации сегодня активно внедряются в светскую жизнь, то тогда каждый должен быть вправе читать лекции по атеизму в церквях и мечетях.

Все люди очень разные, поэтому и взгляды могут сильно различаться — вплоть до диаметральных. Одни формируют свое мировоззрение, накапливая знания и факты, убежденность других может формироваться вовсе без знаний – внушением. Собственно, вера – это и есть убеждение, не основанное на фактах. В споре людей принципиально разных мировоззрений вряд ли способно родиться согласие, но они вполне могут обходиться без взаимных оскорблений и эскалации конфликтов. Сегодняшние проблемы во многом связаны с попытками вторжения на «чужую территорию» и не всегда допустимой ответной реакцией.

Рожденный в недрах Думы законопроект не только не решает проблем, но способен внести дополнительный раскол между людьми. Такой закон не нужен, и можно обойтись без охоты на неверных: следует лишь договориться о том, что религия не вторгается в светскую жизнь и наоборот. Практически так и было в позднесоветское время.

И разумеется, в следующий раз гражданам стоит чуть дольше поразмыслить над избирательным бюллетенем.