От редакции

Из героини Екатерина Самуцевич стремительно превращается в предательницу
Из героини Екатерина Самуцевич стремительно превращается в предательницу
РИА «Новости»

Жестокое слово свобода

Никто не вправе требовать от Pussy Riot мученичества

«Газета.Ru»

Освобождение одной из участниц Pussy Riot вызвало новый раскол в обществе. Что свидетельствует о растущей жестокости не только у самой власти и ее сторонников, но и среди убежденных противников Путина.

Мосгорсуд, где рассматривалась кассационная жалоба на приговор участницам группы Pussy Riot, осужденным на два года колонии за «панк-молебен» в храме Христа Спасителя, неожиданно изменил Екатерине Самуцевич наказание — с реального срока заключения на условный. Девушку освободили в зале суда. При этом приговор Надежде Толоконниковой и Марии Алехиной оставлен в силе.

Вместо того чтобы радоваться освобождению участницы Pussy Riot, в социальных сетях ее начинают обвинять в предательстве. Между тем ни у кого нет права требовать от трех молодых женщин подвига политических мучеников советских лет.

Такие требования к Самуцевич не менее безжалостны, чем жестокость власти, вынесшей явно неадекватный приговор Pussy Riot.

Самуцевич не признала вину и не раскаялась. Ей предстоит испытательный срок. В течение двух лет она будет обязана соблюдать определенные правила, нарушение которых грозит ей обратной заменой срока на реальный. Формально Самуцевич получила условное наказание лишь потому, что она, поднявшись на солею, сразу была схвачена. Из-за чего физически не участвовала в вызвавшем столь жесткую реакцию власти «панк-молебне». Чуть больше недели назад Самуцевич отказалась от прежних адвокатов из-за несогласия с их позицией, что сразу дало повод для предположений о возможных подвижках в деле Pussy Riot.

Понятно, что сейчас возникнет множество версий, почему был изменен приговор одной из трех фигуранток дела, в политическом характере которого мало кто сомневается. Особенно после прозвучавшей в юбилейном интервью Путина в программе «Центральное телевидение» на НТВ фразы о том, что девушки получили по заслугам.

Власти, несомненно, было бы выгодно, чтобы девушки публично покаялись, и еще выгоднее, чтобы среди них самих произошел раскол. Не менее очевидно и то, что разница в наказании создает дополнительное моральное давление на остающихся под стражей участниц Pussy Riot.

К тому же власть ведь не признала судебную ошибку, не отменила приговор, не отправила дело на новое рассмотрение. Она просто — причем неизвестно, на каких условиях — смягчила приговор одной из трех осужденных.

Можно строить любые предположения на тему внезапного «милосердия» властей — судебных и несудебных. Но уверять, что Самуцевич своим выходом на свободу дискредитирует всю гражданскую кампанию в защиту Pussy Riot, и странно, и жестоко.

Для России, в которой день ото дня нарастает раскол в обществе, очень важно, чтобы оппозиция нынешней политической системе не копировала худшие ее черты — в том числе неоправданную жестокость по отношению к своим политическим противникам или к тем, кто назначается таковыми на показательных процессах.

Градус взаимной ненависти надо понижать всем разумным людям, даже если его сознательно хочет повысить власть, натравливая одну часть общества на другую.

Если в результате этого процесса одна жестокость придет к власти вместо другой, ничего по существу в России не изменится. И из элементарных соображений человечности, и глядя на все более очевидный дрейф нынешней власти в сторону ужесточения курса на подавление инакомыслия, следует просто радоваться тому, что Самуцевич выходит из тюрьмы на свободу живой и здоровой.