От редакции

Единый день голосования 14 октября сделался общенациональным политическим конфузом еще до голосования
Единый день голосования 14 октября сделался общенациональным политическим конфузом еще до голосования
ИТАР-ТАСС

Единый день скандала

Судя по ходу избирательной кампании, 14 октября вряд ли стоит ожидать честных конкурентных выборов

«Газета.Ru»

Смягчив правила выборов и одновременно пытаясь сохранить над этими выборами абсолютный контроль, Кремль угодил в ловушку, из которой ему теперь не выбраться без потери лица.

В последние годы каждый очередной «единый день голосования» обязательно приносил некоторое количество сюрпризов для властей. Какими бы куцыми ни были остатки выборности, избиратели, хотя бы на муниципальном уровне, то тут, то там отдавали голоса не тем, кого им навязывали. Но число и размах скандалов раз за разом удавалось удерживать в довольно узких рамках.

Из берегов они вышли только теперь, как раз после того, когда народу торжественно возвратили право выбирать губернаторов, да еще и смягчили правила регистрации партий. Единый день голосования 14 октября сделался общенациональным политическим конфузом еще до того, как сами эти голосования состоялись. Для властей это стало очередной неожиданностью, хотя ими самими и было запрограммировано.

С декларациями о реставрации выборности должностных лиц Кремль выступил под свежим впечатлением от прошлогодних протестов «рассерженных горожан» в Москве. Позже, перестав бояться этих протестов, он решил, что может теперь без проблем превратить собственные краткосрочные либеральные поползновения в фикцию, прежним порядком назначив победителей и отсеяв всех неподходящих лиц через муниципальные фильтры, избиркомы и суды.

Замысел был масштабный: добиться, чтобы и при новых выборных свободах вертикаль полностью работала в старом режиме: голосования голосованиями, но должностные кресла должны доставаться людям, спускаемым сверху.

Поставив перед собой такую задачу, власти допустили несколько ошибок.

Главная из них состоит в непонимании того, что требование выборности — вовсе не причуда столичных демонстрантов. Этого хочет практически вся страна, включая и большую часть руководящего слоя, особенно на местах. Раздражение тем, что несколько человек в Кремле все за них решают, непрерывно растет и в кругах привилегированных.

Другой ошибкой стала переоценка собственных навыков манипулирования выборным процессом. В эпоху Ельцина, да и раннего Путина, центральная власть стремилась влиять на местные выборы, особенно губернаторские, и обладала для этого необходимым контингентом грамотных кадров, которые умели избегать слишком уж топорных методов работы. Но к нынешнему дню насаждаемый Владимиром Путиным культ некомпетентности принес свои плоды и тут.

Лица, руководящие сегодня выборным процессом, соединяют крайнюю степень самоуверенности с полным непрофессионализмом и попадают впросак на каждом шагу.

И, наконец, еще одна ошибка — это сверхрадикальный целевой настрой высшей власти. Путинскому Кремлю нужен не контрольный пакет, а все сто процентов акций. Он как раньше не понимал, так и сейчас не понимает, что в политике невозможно и не нужно навязывать свою волю всем, всегда и во всем, что проигрыш на выборах нескольких явно провалившихся начальников не ослабит систему, а стабилизирует ее. Ставка на абсолютный успех авантюрна и бесперспективна, но сформулировать более гибкую политику высшее руководство даже и не пробует.

Упрямство, с которым Кремль в этой выборной кампании настаивал на всех своих ошибках, не только компрометировало и скандализировало власть, но и раскрывало растущую неустойчивость ее вертикали, выставляло на обозрение те ее механизмы, которые могут уверенно работать только тогда, когда они более или менее скрыты от глаз публики.

Нелепый «муниципальный фильтр» взбаламутил массы местных депутатов, приученных быть тише воды, ниже травы. Активизация этого слоя уж точно не входила в расчеты федерального центра.

Выяснилось, что надежность «судебной вертикали» далеко не стопроцентна, и Верховному суду пришлось отменять вполне резонное с виду решение Брянского облсуда, который вдруг снял с выборов местного губернатора тем же способом, как снимали и снимают тысячи и тысячи кандидатов по всей стране — из-за недолжным образом оформленных бумаг.

Заступавшиеся за Денина функционеры «Единой России» в ярости своей сами не замечали, с какой энергией «раскачивали лодку» и позорили систему, картинно обличая коррумпированные суды, а соперника-коммуниста, по совместительству думского депутата, тут же выдав парламентской комиссии, специально созданной для подыскания предлогов, чтобы увольнять из Думы неугодных.

Немногим менее скандальным оказался и «мирный» сценарий в Рязанской области, где другого слабого губернатора, Ковалева, внезапно «выручил» кандидат-фаворит, сойдя с дистанции по команде и получив в награду обещание сенаторской должности. Обмен состоялся, но как теперь быть с легитимностью «избранного» областного главы?

В 77 регионах в это воскресенье проходят какие-либо голосования, и редко где они обходятся без очевидного для всех издевательства над только что введенными выборными нормами.

То, что могло стать фактором продления существования, а то и постепенного обновления системы, превращено в один из механизмов ее саморазрушения.

Кремль сам соорудил для себя эту ловушку, из которой уже не выбраться без потери лица, когда взять обратно только что пожалованные выборные послабления крайне сложно, а аннулировать их неформальным порядком очень дорого обходится политически.

Впереди, вероятно, новый круг безответственных экспериментов над избирательной системой. Терпение страны словно специально испытывают инфантильностью, некомпетентностью и политической неадекватностью тех, кто принимает решения.