От редакции

Стихийные бедствия могут произойти где угодно, разница — в реакции властей
Стихийные бедствия могут произойти где угодно, разница — в реакции властей
Reuters

Спасти рядового избирателя

Ответственное отношение властей к своим обязанностям в экстремальных ситуациях трудно переоценить

«Газета.Ru»

Любое стихийное бедствие — проверка государственной машины на прочность и эффективность. Сравнение урагана «Сэнди» и наводнения в Крымске дает вполне ясную картину.

Мощный ураган «Сэнди», обрушившийся на страны Карибского бассейна, затем на США, а после на Канаду, увы, не мог не вызвать разрушительных последствий и человеческих жертв. Всего погибли 110 человек (в США — 50), более 8 миллионов американцев остались без света, не снята угроза затопления нескольких населенных пунктов. Из-за «Сэнди» в Нью-Йорке не только прервалось авиасообщение, но даже остановились торги на фондовой бирже NYSE и отменился ежегодный парад в честь Хэллоуина. Но, например, чемпионат Национальной баскетбольной ассоциации стартовал по графику, хотя ранее шла речь и о его задержке.

По соотношению размаха стихии и потерь можно утверждать, что американские власти сделали все возможное, чтобы минимизировать последствия природной катастрофы. Главное же — отношение властей к своим прямым обязанностям в экстремальных ситуациях. На «Фейсбуке» появилась картинка, с убийственной наглядностью демонстрирующая разницу в подходах американских и российских властей к людям при стихийных бедствиях. В левой части картинки изображены двое нью-йоркских полицейских, зашедших в дом к человеку, отказавшемуся эвакуироваться из зоны, которая заранее была объявлена зоной бедствия. Всего из Нью-Йорка с населением 8 миллионов 200 тысяч человек предварительно

были эвакуированы 375 тысяч жителей. Офицеры полиции обошли каждую дверь в зоне эвакуации, чтобы разъяснить не желающим уходить гражданам степень грозящей им опасности.

В правой части картинки — портрет губернатора Краснодарского края Александра Ткачева рядом с президентом России Владимиром Путиным. И знаменитая цитата из выступления Ткачева на совещании после наводнения в Крымске: «Что, нужно было каждого обойти?» Из Крымска с населением 58 тысяч не было эвакуировано заранее (хотя о возможном затоплении метеорологи предупреждали) ни одного человека.

В результате число жертв в подверженном наводнениям городе Краснодарского края составило 170 человек — в полтора раза больше, чем во всех странах, через которые прошел «Сэнди», и в три с лишним раза больше, чем в США. За несознательность и наплевательское отношение власти к своим обязанностям поплатились жизнями люди, часть которых точно можно было спасти.

Штормы, цунами, землетрясения всегда демонстрируют хрупкость обыденного устройства нашего хозяйства. В подобных экстремальных ситуациях почти никогда не обходится и без ошибок властей.

Ту же Америку семь лет назад потрясла история Нового Орлеана, который был практически полностью уничтожен ураганом «Катрина». Весь мир обошли кадры тотального хаоса и мародерства, царивших в крупном американском городе. С тех пор власти США делают все возможное, чтобы не дать нации ни единого повода обвинять их в разгильдяйстве, беспомощности и халатности. Можно сколько угодно называть пиаром решение Барака Обамы и Митта Ромни приостановить предвыборную кампанию и участвовать в мероприятиях по оказанию помощи пострадавшим от урагана «Сэнди». Этот пиар вписывается в обычную практику поведения облеченных властью американских политиков в подобных случаях.

В России, где ни губернатору Ткачеву, ни президенту Путину в момент наводнения в Крымске никакие выборы не «грозили», можно было открыто демонстрировать наплевательское отношение к людям. Ткачева после его слов о том, что чиновники не должны были оповещать каждого человека и ходить по домам, не выгнали из «Единой России», не отправили в отставку с поста губернатора. Да даже если бы и надвигались выборы, едва ли судьба Путина и Ткачева зависела от того, что случилось в Крымске.

В отношении власти к людям во время стихийных бедствий проявляются не только ее гуманизм или, наоборот, антигуманность, эффективность или неэффективность.

В такие моменты у нас власть дает людям недвусмысленный политический сигнал: «на меня не надейтесь». Рядовые граждане сами прекрасно видят, можно или нельзя рассчитывать на помощь государства, и делают выводы.

Кто-то начинает уповать на авось, кто-то — заниматься самоорганизацией, как делали волонтеры, помогавшие Крымску, увы, уже постфактум.

Люди часто бессильны перед стихийными бедствиями. Что не отменяет для облеченных властью необходимость сознательности даже в самых критических ситуациях. В конце концов, любой ураган испытывает государственную машину на прочность и эффективность не хуже выборов или массовых акций протеста.