Расклады

МРОТ в России никогда прежде не был настоящим
МРОТ в России никогда прежде не был настоящим
ИТАР-ТАСС

Зарплатная недостаточность

Два минимума — прожиточный и МРОТ — нужно не повышать, а пересматривать

Георгий Осипов

Власть обещает подумать про повышение МРОТ до прожиточного минимума, как много чего еще обещает, окончательно сводя экономическую политику к исполнению реверансов перед населением.

Замминистра труда и социальной защиты Любовь Ельцова заявила на заседании комитета Совета федерации по социальной политике о решимости до 1 июля 2013 года разработать план поэтапного приведения минимального размера оплаты труда (МРОТ) к прожиточному минимуму (ПМ).

Подробности не сообщаются, да в них и нет надобности. Главное, Ельцова трагически декламировала перед членами верхней палаты, что зарплата 1,3 млн россиян не превышает МРОТ. Слушатели возмущались – непорядок, а замминистра докладывала, как будет искореняться это безобразие.

Это было почти театральное представление на малой политической сцене. Спектакль показался скомканным, будто исполнители сразу перешли к выходам на поклон в ожидании рукоплесканий за ярко показанную сердобольность, не потрудившись исполнить всю пьесу. Правда, кланялись профессионально. Но в чем фабула, фактическая сторона повествования? Это полезно вспомнить, оценивая игру труппы.

Сегодняшний уровень МРОТ составляет 4601 рубль. С 1 января 2013 года правительство повышает его до 5205 рублей. Прожиточный минимум по России за I квартал этого года составил для трудоспособного населения 6827 рублей. Таким образом, с 1 января МРОТ составит 76,24% от официального уровня выживания.

Росстат не дает никаких данных, не приводит примеры и свидетельства очевидцев о том, как в реальности можно выживать на 6827 рублей в месяц. А интересно было бы поставить эксперимент, скажем, над добровольцами из Совета федерации – попросить их пожить на 7 или даже 8 тысяч двенадцать месяцев. Выживших же пригласить на обсуждение обещанного Минтрудом плана – как раз успеют документ дописать.

Разговор о МРОТе надо начинать с разговора о величине прожиточного минимума, если выражаться так, как принято в России. У нас же начинают с того, что пришла пора доводить МРОТ к ПМ, не оспаривая этот самый минимум. Формально – все верно. Кажется логичным, что МРОТ не должен быть ниже прожиточного минимума, что, кстати, закреплено и в Трудовом кодексе.

В России прожиточный минимум исчисляется на основе некой потребительской корзины. Это довольно забавный перечень того, что нам, по чьему-то разумению, нужно для выживания, включая сатиновые трусы типа «семейные» и прочее. Наши чиновники любят ссылаться на европейский опыт. Только не на то, что в Европе нет понятия «потребительская корзина». Там все проще: определяется уровень бедности, который считается при падении дохода ниже 60% от среднего по стране. Соответственно, вычисляется и минимальная зарплата. Газета «Коммерсант» цитирует эксперта, который говорит, что «европейские стандарты признают в качестве минимальной зарплаты заработок, который составляет не менее 60% от средней заработной платы по стране… В РФ МРОТ, таким образом, составил бы 16 тыс. руб.».

МРОТ в России никогда прежде не был настоящим МРОТом – так, расчетная единица для исчисления штрафов. Теперь ситуация, говорят, меняется. Это хорошо. Смущает только ориентир в 5205 рублей.

Это ложный ориентир. И не только потому, что он мал. Воспринимать его всерьез мешает еще то, что на самом деле часто люди, не получающие даже МРОТ, как бы вообще ничего не зарабатывающие (не уплачивающие налоги), регулярно заправляют свои кайены высокооктановым бензином.

И получая в Росстате в ответ на запрос привычные «502 Bad Gateway», и выуживая-таки там какие-то цифры, приходится признать: МРОТ и прожиточный минимум в России – штуки мифические, в реальной жизни не обитающие, комфортно существующие только в том фантасмагоричном мире, где произрастают ветви нашей власти.

Обычная присказка российских экономистов: другой статистики у нас нет. Вопрос о том, почему нет, всегда повисает в воздухе. Можно предположить, что вовсе не потому, что сотрудники Росстата не умеют работать.

Что им неведомы методы сбора и обработки данных, когда учитываются не только официальные показатели, то есть справки из разных бюрократических ведомств. Но примени их — и выявятся неприятные вещи и для власти, и для существенной части лояльных (или не очень) граждан, доходы которых идут мимо налоговых инспекций.

Иначе ведь резкое повышение МРОТ кажется выгодным для государства. Некоторые эксперты говорят, что рост минимальной зарплаты не столь важен, так как работодатель будет рисовать положенную цифру в ведомости, а львиную долю продолжит платить в конверте. Наверное, так, но налоги-то он будет платить с «нарисованной» и разбухшей части.

В чем же тогда заминка? Да, власти придется пересчитывать уровень бедности и получать не очень бравурные, может быть, результаты. Но это можно пережить. Сложнее же будет объяснить миллионам людей, с чего это вдруг решили брать налоги с их реальных доходов, бывших неприкосновенными. Еще противнее то, что придется быстро научиться соотносить расходы и доходы всех граждан, а с разницы в цифрах – сдирать налоги с помощью безжалостных компьютеров. Но тогда неминуем серьезный разговор с людьми о том, кто, как, куда и зачем расходует деньги, которые вдруг начнут превращаться из мифических «государственных» в просто «общественные», в деньги налогоплательщиков.

Пойти на это равно объявлению, что мы опять взялись строить другую страну, в которой, кроме прочего, уже не будет работать негласный договор власти и немалой части населения: мы с вас налоги не берем, вы в наши дела не лезете. И это только часть возможных последствий.

Это было бы чертовски трудным решением. А есть проще – пообещать исполнить со временем статью ГК про соответствие прожиточного минимума минимальной зарплате и оставить все как есть. То есть – оставить оба ненастоящих минимума.

Аплодисменты при таком раскладе кажутся гарантированными.