Полемика

Илья Пономарев, депутат Государственной думы от фракции «Справедливая Россия»
Илья Пономарев, депутат Государственной думы от фракции «Справедливая Россия»
Станислав Красильников/ИТАР-ТАСС

Год ошибок и не проб

Из тусовки те, кто вышли на улицы год назад, должны стать политической силой

Илья Пономарев

Несмотря на все просчеты и неудачи прошедшего года, нас, тех, кто хочет перемен в стране, стало намного больше, чем год назад. И мы уже не уйдем.

Год назад, вечером 5 декабря, я сидел в самолете из Новосибирска в Москву. С утра я умудрился проспать вылет своего рейса прямо в аэропорту — сказались две бессонные ночи, пока шла организация наблюдения на избирательных участках, а затем подсчет голосов. Поэтому вместо дневного рейса я улетел только на вечернем, и в этом было даже какое-то облегчение. Денис Билунов из «Солидарности» позвал на митинг на Чистые пруды, идти на него было нужно по всем человеческим понятиям, но очень не хотелось: что толку в очередной раз сотрясать воздух перед кучкой активистов, которые и так все знают и понимают. А тут вроде как уважительная причина.

В общем, самолет приземлился в Шереметьево уже ближе к семи вечера, и тут же тревожно запиликал телефон, принимая несколько десятков СМС: похоже,

в центре Москвы совершенно неожиданно началась настоящая движуха.

Доехал я как раз тогда, когда всех уже задержали; сразу же на месте и потом в сети начали всех созывать на следующий вечер на Триумфальную (я был против этого места, но для сторонников «Стратегии-31» приводить рациональные аргументы было невозможно), так что на том и порешили. Так все и завертелось…

Надо признаться, резкая волна политизации заставила меня серьезно перестроить свою жизнь. Я давно в политике, митинги, в том числе большие, для меня не в диковинку, задержания и конфликты с полицией тоже, однако году к 2009-му у меня сформировалось стойкое ощущение бессмысленности всего происходящего в российском государстве. Публичная легальная политика практически прекратилась; выборы превратились в достижение сложных договоренностей между властями и четырьмя «системными» партиями; парламент окончательно перестал быть местом для дискуссий, не говоря уже о решениях; а переход к террору по-прежнему находился вне границ приемлемого для меня выбора.

Так что весь свой первый депутатский срок я работал в сугубо профессиональном ключе: добивался налоговых льгот для инноваторов, создавал проект «Сколково», приводил в Россию в целом и Новосибирск в частности западные университеты и венчурные фонды, выбивал деньги для региональных технопарков и нашего Академгородка, критиковал бюрократический взгляд на электронное правительство, работал в ИНСОРе над программой постепенного раскручивания гаек президентом Медведевым под флагом модернизации и четырех И. В общем, «конструктивно оппонировал» власти и ждал, когда она распадется сама, ибо в таком виде она точно долго просуществовать не могла. Политическая составляющая сводилась к посильной помощи товарищам по «Левому фронту» и разнообразной правозащитной и антикоррупционной деятельности, прежде всего для жителей моей области.

И тут вдруг резкое возрождение, казалось бы, давно забытых тем. Митинги, задержания, столкновения, запреты и водоворот, потоки, лица неравнодушных людей, которые наконец проснулись от летаргического сна.

Вот оно, чего так долго ждали! 10 декабря — шок от количества пришедших. Не меньший шок — от палитры желающих выступить.

Мы вели этот митинг с Рыжковым, споря за кулисами, давать или не давать слово очередному оратору. В итоге выступили все — от Касьянова до Джемаля, от Крылова до Толоконниковой, левые, либералы, националисты. Вдруг появились ранее не замеченные в политике деятели культуры, журналисты, писатели, музыканты. От митинга к митингу — все больше людей, и каких! Даже Сурков их назвал «лучшими людьми страны». В администрации смотрят прямую трансляцию с Болотной, радуясь, что либералы увели народ из-под стен Кремля; неужели все-таки революция? Если «оранжевая», то полбеды, а вдруг «красная»?.. Президент делает срочные публичные уступки улице, пытаясь вычленить из движения умеренное (преимущественно либеральное) крыло.

С тех пор прошел уже год. И, честно говоря,

сегодня ощущение очень похожее на то, которое у меня было утром 5 декабря 2011 года: вроде как победа на выборах, а вроде она ничего и не дает. Вроде как новая жизнь не за горами, а когда она наступит — не очевидно. Вроде и надо продолжать, а как добиться хоть чего-то конкретного — каждый определяет для себя сам.

Хрупкое и неустойчивое единство разных оппозиционных групп, возникшее в декабре, которое пришлось еще прошлой зимой защищать от попыток натянуть на себя одеяло «старыми оппозиционерами», оказалось в клочья разорвано в результате выборов в Координационный совет этой осенью агрессивно-медийным меньшинством. Законодательство в сфере партстроительства и выборов вроде бы смягчилось, но полицейская и правоприменительная практика по отношению к оппозиции — наоборот. При этом с трудом созданная группа правовой защиты активистов все теми же «гражданами» разбита и скомпрометирована. Все громче звучат голоса об «умеренной», «переговорной» позиции — вот только кому такие «умеренные» нужны? Для переговоров есть Дума, а на улице дискуссию о судебной реформе не проведешь. Мы имели шанс в декабре попытаться выдвинуть своего кандидата в президенты, представив стране содержательную альтернативу, а вместо этого встали на позицию отрицания выборов как таковых. Не удивительно, что власть говорит с Прохоровым и даже Явлинским, а с членами КС готова обсуждать только одно — полную и безоговорочную капитуляцию.

Да и мало хотеть дискутировать, надо еще хоть немного знать предметную область, а эксперты, посмотрев на происходящее, предпочитают не искушать судьбу, чтобы не оказаться объектами огульной критики очередных всезнающих правдорубов. В итоге программы у оппозиции так и нет. Плана действий тоже, организационные структуры отсутствуют, регионы все по отдельности — мы даже не попробовали все это создать! Сегодня ощущение очень похожее на то, которое у меня было утром 5-го декабря 2011 года. Что же удивляться, что лица протеста обладают антирейтингом больше путинского, соперничая по этому параметру разве что с Жириновским, и приходится просить Ходорковского воззвать к совести и разуму оппозиционеров. Приехали, в общем.

Конечно, не все так плохо. За этот год мы приобрели главное — опыт. Появились новые лица, прекрасно показавшие себя на дебатах в ходе выборов в КС, в ходе ликвидации последствий катастрофы в Крымске, лагерей «Оккупай Абай», да и просто в многочисленных малых делах. Пусть их не допустили к процессу принятия решений — они еще скажут свое слово. Есть проснувшееся гражданское общество, которое хочет развиваться и ищет правильные формы этого развития. Нас стало много, намного больше, чем год назад. И мы уже не уйдем.

Профессиональная составляющая работы, кстати, тоже начала улучшаться. Жесткую блокаду со стороны властей мне иногда удается пробивать, используя свой статус депутата: в Думу мной вносились поправки Навального в закон о Федеральной контрактной системе; целый ряд законопроектов сделан и внесен вместе с единороссами — взять, к примеру, ограничения чиновникам на владение иностранными бизнесами или переносимость мобильных номеров. Внимание СМИ оказалось возможно использовать для борьбы с недобросовестными бюрократами и казнокрадами: не дожидаясь своего изгнания, добровольно сложил депутатские полномочия «золотой крендель» Кнышов.

И, хотя всевозможные «открытые правительства» остаются пока закрытыми для содержательного диалога, я уверен, что наладить постепенное превращение конкретных предложений улицы в законопроекты нам с коллегой Гудковым удастся. Главное, чтобы такие предложения были.

Самой главной претензией к нам, депутатам, выходившим на митинги, было то, что раз мы и так уже в парламенте для борьбы за интересы наших избирателей — тогда зачем же нам улица? А если в Думе работать нельзя или если мы не согласны с официальными итогами голосования — то давай, до свидания, сдавай мандат! Я думаю, выбор ложный: без мощного протестного движения «Единая Россия» никого слушать бы не стала, но и без работающего парламента как удовлетворить требования улицы о реформах? Как наладить диалог, когда обе стороны не признают друг друга? Мы с командой Фонда открытых проектов открыли интернет-приемную на «Сообщай.рф»: стараемся обрабатывать как можно больше заявлений от граждан, делаем запросы, организовали прямые трансляции происходящего в законодательной власти на портале «Открытая Дума». В итоге Дума меняется: сейчас под руководством Нарышкина разрабатывается большой проект электронного парламента. Теперь мяч вновь на нашей стороне.

Для движения вперед и преодоления явно нарастающей маргинализации и конфликтности КС нам нужны три вещи: объединяющая большинство конкретная программа, она же идеология; единая и охватывающая все регионы организация; успехи конкретных проектов — возможно, успехи на отдельных выборах, доказывающие нашу дееспособность, уже в 2013-м. Надо наращивать также неполитические инициативы и связи с общественными организациями. В Химках Шахов победил Чирикову не из-за фальсификаций, а за счет быстрого и эффективного вовлечения в свою кампанию ветеранских и т. п. структур. Если коротко: из тусовки мы должны стать политической СИЛОЙ. Это не значит обязательно стать одной партией. Но это значит, что каждое политическое действие должно согласовываться и приводить пусть к небольшим, но зримым успехам.

Из тех, кого бьют, мы должны стать теми, кого боятся и к кому прислушиваются. Только так мы явим обществу альтернативу действующей власти. Только так возможно победить. Только так мы начнем консолидацию вокруг себя колеблющейся части элиты и уставшего от власти, но не желающего более никаких московских экспериментов народа России.

Это нам всем задача на следующий год. Этим я занимаюсь прямо сейчас. Настроение сейчас такое же, как тогда, год назад, в Новосибирске: достало все, и очевиден тупик ставшей привычной модели оппозиции. Очень не хочется тратить время и силы на пустое, а потом еще и страховать возможных задержанных по многочисленным столичным ОВД. Но это все равно необходимо: наши товарищи сидят по надуманным обвинениям, и не пойти будет банальным предательством. Так что один за всех, и все за одного!

До встречи на марше.

Автор — депутат Государрственной думы от фракции «Справедливая Россия».