Расклады

Пророчества, приписываемые индейцам майя и тибетским ламам, среди обывателей обретают силу научных прогнозов
Пророчества, приписываемые индейцам майя и тибетским ламам, среди обывателей обретают силу научных прогнозов
iStockPhoto

Конец света на экспорт

Россия становится разносчиком апокалиптических прорицаний по всему миру

Борис Фаликов

По уровню эсхатологических страхов Россия превосходит остальной мир. Наша наука защитить от них бессильна, а религия — тем более.

Очередные пророчества о конце света понаделали много шуму, но нигде к ним не отнеслись так трепетно, как в России. Более того, выясняется, что одно из них здесь и возникло. И напрасно ученые разъясняют, что у древних майя не было идеи конца света, напротив, завершение календарного цикла считалось большой радостью — на смену старой эпохе приходит новая. А востоковеды повторяют, что никакого «пророка Шамбалы», предсказавшего всемирное затемнение, на Тибете нет. Монастырь, в котором его поселили авторы интернет-утки, есть, но пророк в нем не проживает, поскольку его не существует в природе.

Остается только удивляться, как этот фейк, зародившись в отечественных социальных сетях, так легко вырвался на мировые виртуальные просторы.

Однако, если задуматься, ничего удивительного здесь нет. Для начала немного истории. В большинстве мировых религий есть представления о том, как и почему миру придет конец. Называются они эсхатологическими (от греческого эсхатос — конечный). В переломные моменты истории эти представления превращались в лихорадочные ожидания, в которых страх смешивался с надеждой. Ведь мир погибнет, но истинно верующие спасутся. Откровение Иоанна Богослова, больше известное по своему греческому названию Апокалипсис, даже называет точную цифру – 144 тысячи душ. Когда на Западе восторжествовала наука, а вместе с ней идея прогресса, образованная публика обрадовалась — конец пришел самим эсхатологическим фантазиям. Но не тут-то было. Уверенность в безграничном прогрессе вскоре угасла, а на смену ей пришли опасения, что светопреставления все равно не миновать. Но устроит его не господь бог, а мы сами, не умея правильно распорядиться научными и техническими достижениями. Причем антропогенные и техногенные катастрофы, будь они результатом ядерного взрыва или глобального потепления, не пощадят никого, перед ними все равны. Из эсхатологических ожиданий улетучилась надежда на спасение.

Такая мрачная перспектива противна человеческой природе.

Неудивительно, что в наше время вновь возрождается милленаризм — мечта о тысячелетнем царстве Христа, которое наступит вслед за страшными катаклизмами, и где истинно верующие обретут спасение.

Особенно она популярна среди протестантских фундаменталистов. Они и политику рассматривают через призму своей мечты. Мол, недаром евреи возродили государство в Палестине. Это явный знак наступления последних времен. Теперь остается дождаться Армагеддона, а дальше – второе пришествие и тысячелетнее царство во всей его красе.

Однако гораздо популярнее иной вариант конца света, в котором наука причудливо переплетается с магией. Именно он сейчас и поражает воображение россиян. Приглядимся к обоим псевдопророчествам — из Центральной Америки и Тибета. Оба эти неблизких места — главные поставщики удивительных тайн для масскультового чтива. Из него вы легко узнаете, что именно к индейцам майя прилетали когда-то инопланетяне и передали им массу магических секретов. Неудивительно, что те были так хорошо осведомлены о космических тайнах. Из обрывков научных представлений о межпланетных полетах и веры в магию рождаются новые мифы, среди которых и нынешний — о грядущей вселенской катастрофе.

Второе «пророчество», будучи российским интернет-фейком, имеет авторское происхождение, и поэтому его структура еще очевиднее. Оно сознательно апеллирует к вере в провидческие способности тибетских лам и к авторитету науки. Вымышленный «пророк Шамбалы» сообщает свое предсказание не абы кому, а ученым из НАСА. Маг делится тайным знанием с серьезным научным учреждением.

Что же творится в головах людей, которые на полном серьезе верят в подобные вещи, а у нас и вовсе начинают скупать в магазинах спички, свечки и консервы? Ничего особенного. Просто в массовом сознании наука давно превратилась в разновидность магии. Она стала слишком сложна для обыденного восприятия, а ее результаты выглядят чудом. Поэтому

научные формулы в глазах обывателя мало чем отличаются от магических. И пророчества, приписываемые индейцам майя и тибетским ламам, от научных прогнозов.

Все бы ничего. Подождут люди светопреставления, не дождутся и успокоятся. А свечки с консервами пригодятся в хозяйстве. Но беда в том, что псевдонаучная мифология, повышая свой статус за счет науки, одновременно роняет ее престиж. Эта опасность хорошо осознается на Западе, где академическое сообщество стойко держит оборону от всяких паранаучных шарлатанов. Наше бы и хотело, да кто ж ему даст. Напротив, маги от науки ухитряются пробиться со своими зажигательными теориями на самый верх. Привечая эту публику, власть обнаруживает свою близость к народу. Тому самому, который не видит разницы между магией и наукой.

На первый взгляд, гораздо яростнее бьется у нас с магией религия. Проклятия в адрес лжепрорицателей раздаются с амвонов и в церковной прессе. Но верующие привычно пропускают их мимо ушей. Наоборот, как показывают социологические опросы, именно они чаще всего и верят в астрологические пророчества о конце света. Почему? Потому что

в церкви предпочитают сражаться с чужими суевериями, не обращая внимания на собственные. А те пышным цветом расцветают внутри самого православия.

Убеждение, что чудо можно купить, поставив перед иконой десяток свечек, а ребенка оградить от всяких невзгод, окунув в крещальную купель, широко распространено среди православных масс. Иначе как магическим его не назовешь. И от веры в карающую силу звезд оно мало чем отличается. Ничего удивительного в том, что они мирно уживаются друг с другом.

Вот почему по уровню эсхатологических страхов Россия превосходит остальной мир. Наша наука защитить от них бессильна, а религия тем более. И мы становимся экспортерами апокалиптических пророчеств в самом их суетном магическом варианте.