Полемика

Идейный раскол общества существует исключительно в виртуальном пространстве
Идейный раскол общества существует исключительно в виртуальном пространстве
Сергей Фадеичев/ИТАР-ТАСС

Собаки лают, сети носят

Борис Туманов о том, что на самом деле никакого идейного раскола между путинистами и антипутинистами нет

Борис Туманов

Несмотря на яростную интернет-перепалку по любому вопросу и поводу, никакого реального раскола между теми, кто за Путина, и теми, кто против, нет. Одни выпускают пар виртуальной критикой власти, другие – такой же виртуальной ее защитой. Власть от этой традиционной народной забавы «стенка на стенку» только крепчает.

Пора, давно уже пора задать этот вопрос всем отечественным и зарубежным наблюдателям, старательно описывающим примерещившийся им идеологический раздрай среди российского населения, а также предсказывающим сроки очередной революции или мгновенного и поголовного демократического прозрения русского народа.

Вопрос этот очень прост: а с чего это вы решили, господа, что в России наблюдается некий раскол общества? Было бы чему раскалываться!

Не стоит злоупотреблять термином «общество» в применении к России, ибо это изначально уводит по ложному пути любой анализ, пытающийся описать российскую действительность.

На самом деле в России издавна существовала, существует и, судя по всему, будет вечно существовать некая родоплеменная община, чьим главным свойством является ее незыблемая, а главное, безмятежная монолитность. Ее гарантом и монопольным бенефициаром выступает российская власть, которая во всех своих ипостасях, включая сегодняшнюю, настаивает на своей сакральной природе. А, следовательно, всякая критика в ее адрес априори является святотатством, а в лучшем случае бандерлогством.

Разумеется, те, кто посчитает описанную выше модель слишком упрощенной и категоричной, тут же укажут на прецедент революции 1917 года, который, мол, полностью опровергает мою теорию монолитности. Мне же, напротив, кажется, что это событие убедительно ее подтверждает. А что оставалось делать этой самой российской общине, когда ее верховный вождь добровольно отказался от власти, да еще вдобавок в пользу кучки велеречивых и бесполезных краснобаев? Правильно, скинуть их и всех тех, кто упивался их речами, а затем немедленно соорудить себе новую сакральную власть, чтобы вновь погрузиться в комфорт монолитности, а также соборности. А заодно избавиться раз и навсегда от наплодившихся после петровских реформ «русских европейцев», нарушавших эту гармонию тем, что «ученость свою хотели показать и все время говорили об непонятном».

С тех пор российская община стала в качественном, а точнее, в культурно-нравственном отношении практически однородной, а следовательно, еще более монолитной. Другими словами тезис о рабоче-крестьянском государстве сегодня воплотился в жизнь практически на генетическом уровне, и в этом смысле власть является в культурно-интеллектуальном аспекте плотью от плоти народной, хоть и ездит на «лексусах» и «майбахах».

Тем не менее, если систематически наблюдать за растущим накалом страстей, сопровождающих в читательских комментариях, в ЖЖ, в «Фейсбуке» и т. п. столкновение противоположных мнений и позиций (а в России разные мнения и позиции всегда черно-белые, поскольку мы всегда либо за, либо против чего-нибудь), то сомнений не останется: страна находится в глубочайшем и непримиримом расколе. Особенно если учитывать, что вся эта полемика ведется большей частью в лексической стилистике Удальцова, Холманских или Милонова.

В таких обстоятельствах у большинства наблюдателей убежденность в реальности общественного раскола перерастает даже в уверенные прогнозы, сулящие России в ближайшие годы либо революцию, либо дворцовый переворот, либо смену власти путем безупречно демократических выборов, либо, напротив, разоблачение масштабного антиправительственного заговора «агентов Госдепа и пропагандистов педофилии» с последующим их беспощадным истреблением.

Между тем русский человек по самой натуре своей являлся и является стихийным оппозиционером. Однако

оппозиционность подавляющего большинства россиян благоразумно направлена не против власти, а против своих же сограждан, которые по какой-то причине вызывают у представителей этого большинства ощущение собственной несостоятельности.

То ли потому, что они пишут без орфографических ошибок, то ли потому, что употребляют спиртное в меру, то ли потому, что много читали и много знают, то ли потому, что ведут себя как воспитанные люди и не гадят в подъездах, то ли просто потому, что «много об себе понимают», и так до бесконечности.

Эти «народные оппозиционеры», надо отдать им должное, в глубине своего сознания не строят себе никаких иллюзий по поводу реального характера российской власти, но, зная, чем чреват их возможный протест, даже не дают себе труда разобраться в конкретных причинах и проявлениях вызывающего стяжательства, демонстративного цинизма и вопиющей некомпетентности власть имущих. Гораздо легче и безопаснее вымещать свою фрустрацию на тех немногих своих соотечественниках, которые занимаются публичным обличением российской власти как своеобразным хобби.

Им что – больше всех надо? Умнее других себя считают? Это, выходит, у них есть гражданское сознание, а у меня нет? И раз я с властью не бодаюсь, то я – быдло? Зажрались вы просто в своей Москве и народ не уважаете. Русофобы, одним словом!

И никакой это не раскол. Напротив, это весьма гармоничный симбиоз двух несопоставимых в количественном отношении групп нашей всероссийской общины, душевное равновесие которых прямо зависит от строгого сохранения нынешнего статус-кво. Представьте себе на секунду, что наше безнадежно инертное большинство вдруг каким-то чудом превращается в сознательных и активных сторонников классической демократии. Ведь эта метаморфоза мгновенно уничтожит смысл существования нашей «несистемной оппозиции» вместе с ее креативными лозунгами, прогулками, салонно-парковыми чтениями и упоенным отслеживанием и разоблачением случаев идеологического «штрейкбрехерства» со стороны товарищей по борьбе.

Или представьте себе, что эта немногочисленная, но колоритная категория наших сограждан полностью исчезает из реальности всероссийской общины. Ну, разъехались они на ПМЖ, или, не дай бог, закатали их всех в Республику Коми или еще куда подальше. В этом случае «народный оппозиционер» впадет в полную депрессию, поскольку ему не на ком будет вымещать чувство собственного бессилия перед традиционным произволом власти. А петь власти осанну в интернете, очищенном от «либерастов», ему уже не будет ни смысла, ни удовольствия, поскольку кукиш некому будет показывать. Это он сегодня яростно защищает от нападок «белоленточников» Лахову, Яровую, Горячеву или Исаева с Клинцевичем исходя из совершенно справедливого убеждения, что «наших бьют». Исчезни «либерасты», и «народный оппозиционер» вновь, как и в советские времена, откроет для себя тягостную истину, которая заключается в том, что дорвавшиеся до власти «рабочие и крестьяне», выходцы из «простого народа» неизменно ведут себя по отношению к этому самому народу, как грабители в завоеванной стране. Но вслух возмущаться по этому поводу он крепко поостережется. Власть критиковать себе дороже будет – это вам не «либерастам» обидные прозвища придумывать.

Что же касается наших сегодняшних вольнодумцев, то их фронда все больше вырождается во внутренние перепалки по поводу «рукопожатности или нерукопожатности» того или иного члена свободолюбивой тусовки.

Недавно они устроили яростную свалку по поводу «оппортунизма» Чулпан Хаматовой, сегодня они разбираются с Башметом, требуя при этом от Никитина не допускать никаких моральных компромиссов с «обожателем Путина», а также провозглашают Норштейна совестью нации за его каламбур о «сердечной недостаточности Путина».

Вот тут возникает вопрос: а был бы в их глазах «рукопожатным», скажем, тот же Салтыков-Щедрин? С одной стороны, его произведения еще при жизни писателя были разобраны на цитаты, иллюстрирующие вечные мерзости российской власти и российского бытия. Да, власти за это его журили, даже ссылали, но с другой стороны, он благополучно и даже дважды дослужился до вице-губернаторства. То есть был, говоря нынешним жаргоном, даже не прикремлевским, а попросту кремлевским кадром. При этом, заметьте, присутствие талантливого вольнодумца в административной системе никак не изменило ее качества.

Но самым комичным обстоятельством, непреложно доказывающим незыблемость нашей общинной монолитности, является тот факт, что

в сегодняшней административной элите есть аналог Салтыкова-Щедрина (разумеется, пародийно уменьшенный до микроскопических масштабов) в лице Владислава Суркова с его «Околоноля».

Повторю: да, полный ненависти крик, который стоит в интернете, действительно создает впечатление необратимого раскола в умах российского населения. Но это не вменяемая полемика, а просто град камней, которыми швыряются друг в друга наши антагонисты. А поскольку, согласно старой истине, собаки, в которых попали камнем, визжат громче всех, шум стоит страшный.

Просто камней швыряют слишком много как с той, так и с другой стороны. Прочитайте комментарии к моему тексту и сами в этом убедитесь.