Полемика

Если победит ментальная провинция, неоварварство, Россия может не уцелеть в нынешних границах
Если победит ментальная провинция, неоварварство, Россия может не уцелеть в нынешних границах
Владимир Смирнов/ИТАР-ТАСС

«Московские» против «холманских»

Семен Новопрудский о ментальном расколе России

Семен Новопрудский

Никакой единой России, единой страны, нет. Есть некая территория, где уживаются два совершенно разных по менталитету государства. И раздел проходит не между столицей и провинцией, а между пассивной и модернизированной частями российского населения.

О расколе в российском обществе не говорит только ленивый. Как и о том, что Москва — не Россия. Однако полноценная российская государственность появится только в случае победы Москвы (ментальной, не географической!) над Россией.

Если победит условная «Россия», ментальная провинция, неоварварство, к чему все идет, страна может просто не уцелеть в нынешних границах. И уж во всяком случае, исчезнет с карты мира как содержательный субъект экономики и политики.

Левада-центр провел опрос населения о так называемом законе Димы Яковлева — запрете гражданам США усыновлять всех российских детей-сирот в ответ на запрет горстке российских чиновников и силовиков въезжать в США и обладать там собственностью за фактическое убийство в российском СИЗО Сергея Магнитского.

Согласно данным социологов, «антисиротский» закон поддерживают 50% населения страны: 20% относятся к нему «целиком положительно», еще 30% — «скорее положительно». Негативно воспринимают закон 31% респондентов. В Москве соотношение противников и сторонников «закона Димы Яковлева» оказалось почти зеркальным: 37% отнеслись к этому законодательному акту положительно и 50% — отрицательно.

«Представляется, что история с принятием «закона Димы Яковлева» еще больше углубила тот раскол между властью и наиболее модернизированной частью населения России, который явственно обозначился в 2012 году», — делают вывод авторы исследования.

Русский язык не обманешь. Даже на уровне орфографии. Название формально правящей в стране партии — «Единая Россия» — пишется в кавычках. Что очень точно отражает геополитическую реальность. У нас нет никакой единой России. Есть некая территория. На ней пока, но со все бoльшим трудом, уживаются два взаимоисключающих ментальных государства — условные страна «московских» и страна «холманских». И есть три основные возможные развязки: Россия становится похожа на эту ментальную Москву; Россия окончательно уничтожает Москву; остаются два разных недогосударства на месте одного несуществующего.

Раскол между двумя Россиями действительно велик, но у «московских» и «холманских» есть и точки схождения позиций. Тот же опрос Левада-центра показал: большинство опрошенных (64%) не верят, что меры по поддержке усыновления и защите прав российских сирот, которые собирается принять власть в связи с «законом Димы Яковлева», существенно изменят положение детей в детских домах, решат их медицинские проблемы и обеспечат им счастливое будущее. Положительно ответили на этот вопрос лишь 24% россиян. Только 38% граждан уверены, что «закон Димы Яковлева» направлен на защиту интересов российских детей, в то время как 40% считают попытки связать инициативу с интересами сирот «демагогией и циничной манипуляцией общественным мнением». Следовательно, значительная часть сторонников закона солидарна с его противниками в том, что этот запрет не улучшает участь детей, оставшихся без родителей.

Недоверие к власти существует не только у «московских», но и у части «холманских».

Вместо того чтобы стать разумным меньшинством, власть пытается слиться до степени неразличимости с бездушным — или, точнее, равнодушным — большинством. Разговоры о том, что большинство дало мандат Путину на его нынешнюю политику на президентских выборах-2012, по меньшей мере некорректны. Не думаю, что в стране начались бы повальные бунты, не прими власть законы об иностранных агентах, запрете гей-пропаганды или усыновлении детей-сирот гражданами США. Эти проблемы как предмет немедленного законодательного регулирования выдумала сама власть, а не народ. Разумеется, многим нравится. Но задача ответственной власти — не пытаться потакать низменным инстинктам толпы или понравиться любой ценой самым неразвитым и забитым представителям народа, а тратить мандат народного доверия на развитие страны. Впрочем, применительно к этому режиму на тринадцатом году его жизни такие рассуждения кажутся верхом наивности.

Беда в том, что наша власть вообще не живет ни в какой России — ни в «московской», ни в «холманской». Она ведет себя в стране как капризная приглашенная звезда на корпоративе, давно подготовив плацдарм для себя и своих детей в тех странах, ценности которых старается во что бы то ни стало не впустить в Россию.

Но реально властвовать наш режим может теперь только над умами бесправных, забитых, не умеющих или не имеющих воли думать людьми. Над теми, кто чуть ли не физиологически привык пресмыкаться перед любым начальством. Увы, генетическая память такого пресмыкательства благодаря особенностям российской истории в нашем обществе очень сильна. У таких людей вполне могут быть совесть и здравый смысл, но привычка соглашаться с властью по любому поводу или просто делать вид, что соглашаются, лишь бы отстали, перевешивает.

Нарастание раскола в обществе и попытки власти опираться в своем законотворчестве на откровенно дикие, бесчеловечные основания — еще и показатель того, что «модернизированной», по выражению экспертов Левада-центра, части населения становится больше. При всем желании и умении миллионов наших сограждан жить с закрытыми глазами, зажатым ртом и ватой в ушах все труднее не замечать, не видеть и не слышать, что Россия никуда не идет и ничего путного собой не представляет.

Мы сидим в отцепленном вагоне на запасных путях мировой цивилизации, пробавляясь продажей пассажирам проходящих мимо поездов нефти из проржавевших цистерн и остатков советских разработок в области вооружений.

Задача России «московских» — взять на себя ответственность за страну, сформулировать смысл ее существования и дать возможность всем россиянам, включая Россию «холманских», придать своей жизни здесь хоть какое-то содержание. В противном случае вместо нормальной страны мы так и будем иметь гигантскую сиротскую территорию, на которой власть тупо ворует, а население тупо выживает.