Расклады

Индекс Доу-Джонса преодолел докризисный уровень
Индекс Доу-Джонса преодолел докризисный уровень
Lucas Jackson/Reuters

Экономика на костылях

Алексей Михайлов об историческом рекорде индекса Доу-Джонса и денежной политике США

Алексей Михайлов

Исторический рекорд индекса Доу-Джонса мог бы стать символом выхода экономики из кризиса. Но на фоне нарастания экономических проблем в США не стал ничем, кроме пустого математического упражнения.

14 397 – значение индекса Доу-Джонса на закрытии в пятницу, 9 марта 2013 года. 5 марта 2013 года ключевой американский фондовый индекс преодолел докризисный уровень и установил новый исторический рекорд и затем вот уже четыре дня подряд обновляет его. Но почему нет эйфории? Потому что произошло это на фоне самой худшей экономической динамики со времен кризиса 2008/9 годов.

Немного фондовой статистики

Промышленный индекс Доу-Джонса (DJIA) — это индекс акций 30 ключевых американских корпораций, торгующихся на Нью-Йоркской фондовой бирже. В современном мире он смотрится несколько архаично, как восставший динозавр. Его начали рассчитывать еще в XIX веке, с тех пор его ряд длится непрерывно, но состав индекса несколько менялся, поэтому длительные сопоставления смысла все равно не имеют. Он не слишком представителен, однако арбитражные операции выравнивают динамику всех основных индексов США, и DJIA отражает общую ситуацию в американской экономике не хуже других, более широких индексов.

За последние четверть века он показал два стремительных взлета: в 90-е годы и в середине нулевых (февраль 2003 — октябрь 2007). Оба взлета хорошо описываются экспонентой. Это однозначно означает, что они были разогреваемы обратными положительными связями и надували «пузыри» на фондовом рынке, которые должны были лопнуть. Так и произошло в начале и в конце нулевых годов.

Нынешний посткризисный рост DJIA не таков. Простого взгляда на его график достаточно, чтобы понять, что он аппроксимируется не экспонентой, а линейной функцией, то есть растет не просто медленнее, а с затухающим темпом. Первый отскок от минимума марта 2009 года был очень сильный — больше 60% за год. А в последний год рынок растет около10%. Это совершенно не типично для надувания очередного «мыльного пузыря». А значит, им и не является.

«Пузыря» на американском фондовом рынке сегодня нет. И глава ФРС Бен Бернанке абсолютно прав, когда заявляет, что его денежная политика не порождает никаких «пузырей». Хорошо это или плохо?

Хорошая новость в том, что и резкого спада рынка в обозримом будущем не предвидится. Пока рост не разгонится до экспоненты. Конечно, вскоре рынок пойдет вниз — за четыре года это уже пятая волна роста рынка, и она, судя по всему, близка к своему завершению. Но на графике это будет обычная коррекция рынка, консолидация его для новой волны роста.

Но есть и плохая новость. Она заключается в том, что американская экономика не выздоравливает. Она поддерживается бюджетными и денежными стимулами и еле тащится на костылях. Нормальный экономический рост должен быть самоподдерживающимся и создавать именно экспоненту (которая, естественно, закончится новым кризисом). Так устроена экономическая система капитализма. Нет экспоненты — нет роста.

Эти простые выводы от одного взгляда на график DJIA подтверждаются и другой экономической статистикой.

Рекорд роста при падении экономики

В IV квартале 2012 года американская экономика неожиданно упала. После роста в 3,1% годовых в III квартале она вдруг показала падение — минус 0,1% в IV квартале. Позже цифры скорректировали, и последняя выглядит как рост на 0,1%. Но ситуация от этого не меняется. Рост остановился.

Из статистики ВВП вполне понятно, что произошло. Администрация Барака Обамы форсировала федеральные расходы в III квартале (вклад в прирост ВВП – 0,7% из 3,1%, примерно четверть). А в IV квартале компенсировала этот скачок сокращением (вклад в прирост ВВП – минус 1,25%).

Только динамикой федеральных расходов можно объяснить 2/3 неожиданной разницы III и IV кварталов. Обама обеспечил себе благоприятную последнюю статистику ВВП перед выборами форсированием госрасходов. А после выборов все искусственно надутое обрушилось.

Кроме того, с 1 марта 2013 года произошел автоматический секвестр американского бюджета. Не такой большой, как боялись весь 2012 год. «Фискальная скала», на которую наткнулась американская экономика, оказалась раз в 10 меньше той, которой пугали. 9/10 «скалы» демократы и республиканцы в Конгрессе дружно «умяли». Так что

влияние бюджетного секвестра на экономику будет минимальным. Но экономика-то при этом уровне бюджетной поддержки ($1 трлн дефицита бюджета в год) — тормозилась и просто остановилась в конце 2012 года.

Перспективы 2013 года? Ничего хорошего: 1–1,5% роста ВВП.

На этом фоне весьма парадоксально смотрится исторический рекорд фондового рынка.

И все же назвать рост фондового рынка фальстартом не могу. Потому что он не стартовал, а еле тащится на денежных подачках ФРС. Внутренние механизмы его роста не заработали. Они — функция от денежной накачки экономики и не более.

Почему QE от ФРС не создают «пузырей» на финансовых рынках?

Прежде всего, размер самих QE очень невелик. Прирост денег в результате QE составит в 2013 году меньше 8% ВВП. Прирост самого ВВП — около 3–4% (1–1,5% — реальный рост и 2–2,5% — инфляция). Это нормальная ситуация для состояния деливереджа (сокращения «кредитного плеча») американской экономики.

Посмотрим на денежные итоги 2012 года:
— рост М1 — 11,8%,
— рост М2 — 7,5%,
— рост номинального ВВП — около 4%.

Сразу видна ненормальность ситуации – рост М2 меньше М1. В нормальной ситуации экономического роста должно быть наоборот.

Напомню, грубо говоря, М1 — это та денежная масса, что создает ФРС. А М2 — та, которую создает банковская система. Банки сами создают деньги, кредитуя экономику. На 1 доллар М1 выпускается в среднем 4 доллара М2. Но в редких случаях (даже не во всех кризисах), когда банки не кредитуют экономику (деливередж), эмиссия М1 компенсирует отставание М2.

Обычно это бывает в очень краткосрочные периоды. Но после кризиса 2008/9 эта ситуация длится уже очень долго. Это очередное доказательство того, что американская экономика держится только на искусственной денежной и бюджетной подпитке.

В этой ситуации деливереджа ускоренная эмиссия М1 — это нормально. И, как я показал выше, никаких «пузырей» не надувает даже на финансовых рынках, где эта денежная эмиссия во многом и остается. При этом она — увы! – не надувает и «пузыря» общего экономического роста.

Все разговоры о «монетарном безумии» и т. п. в США не имеют под собой серьезных оснований. Денежная эмиссия в США осуществляется, как видим, осторожно и в меру необходимости, ничего лишнего.

Исторический рекорд индекса Доу-Джонса мог бы стать символом выхода экономики из кризиса. Но на фоне нарастания экономических проблем в США он не стал ничем, кроме пустого математического упражнения.