Полемика

Освобождение пусть всего нескольких тысяч предпринимателей можно только приветствовать
Освобождение пусть всего нескольких тысяч предпринимателей можно только приветствовать
iStockPhoto

Клуб разбитых уголовных сердец

Алексей Мельников о неполицейских способах декриминализации экономики

Алексей Мельников

Сомнительно, что при нынешнем политическом устройстве можно решить проблему криминализации экономики. Потому что это власть своими действиями и бездействиями, равнодушием и показной активностью порождает нелегальную экономику регулярно, интенсивно и повсеместно.

Похоже, что российское правительство страдает от неразделенной любви к Уголовному кодексу и другим репрессалиям. Об этом говорит то направление, которое приняла работа Министерства финансов по наполнению доходами федерального бюджета и социальных фондов.

В списке мер уголовные статьи, требования к раскрытию информации, «взаимодействие налоговых и правоохранительных органов» встречаются на каждом шагу. Словно не об экономике речь идет, а о спецоперации по ее аресту.

Объявляется охота на держателей офшорных счетов, плательщиков «серых зарплат», хранителей незарегистрированного имущества. Для усиленного лечения проблем бюджетного дефицита готовы отбыть новые «доктора» — налоговое подразделение Следственного комитета. Предусматривается многое, но нет ответа на главный вопрос: почему же в российской экономике расцвели явления, с которыми предлагается бороться?

Кроме того, увлечение Министерства финансов и некоторых вице-премьеров Уголовным кодексом носит односторонний характер. Направление правительственной мысли как-то совершенно исключает другие важные вопросы, касающиеся криминализации способов борьбы за процветание экономической деятельности в России.

Например, какая уголовная ответственность предполагается для организаторов многомиллионных жилищных субсидий сотрудникам Минфина? По каким уголовным статьям будут судить вредителей из Минтруда, Минфина и Минэкономразвития, виновных в росте страховых взносов на индивидуальных предпринимателей в 2 раза и сокращении их абсолютного числа почти на 270 тысяч человек за три последних месяца? Какие нормы уголовного закона будут применены к организаторам многомиллиардных трат из российского бюджета на форумы, переезды чиновников, олимпиады, саммиты?

Список вопросов можно продолжить. Объединять эти неудобные вопросы будет одно: предусматривая меры к налогоплательщикам, к тем, кто платит зарплату премьеру и вице-премьерам, министрам и их подчиненным, власти отказываются принимать столь же репрессивные меры по отношению к авторам и исполнителям своей экономической политики, ведущей к необоснованным бюджетным тратам и подавлению легальной частной экономики.

Здесь и лежит главный ответ на вопрос о причинах болезни, от которой страдает российская экономика. Это глубочайшее недоверие, которое частные предприниматели и российские граждане испытывают к деятельности тех, кто экономикой управляет. Оно слагается из двух составных элементов.

Это прежде всего недоумение от того, на что тратятся заработанные российскими гражданами налоги.

Увлекательный сериал «Министерство обороны», который в течение нескольких месяцев передают все влиятельные средства массовой информации, показывает типичные для этой власти явления.

Он может отвратить от уплаты налогов любого разумного человека. На что платить? На постройку дач родственникам министров и покупку бриллиантов любимым женщинам? На то, чтобы твой ребенок в опостылевшей призывной армии заболел воспалением легких?

Другая составная часть недоверия — произвол фискальной политики в широком смысле этого слова, ее негибкость, упорное нежелание понять, например, что «серые зарплаты» в большинстве своем платятся не от злонамеренности. Переход к белым зарплатам для части предпринимателей грозит разорением за счет ухудшения их конкурентной позиции по сравнению с теми, кто на легальные зарплаты не перейдет.

Когда же вместе с такими мыслями приходят новости о повышении сотрудникам администрации президента и аппарата правительства зарплат в разы, то это только укрепляет чувство недоверия и ощущение несправедливости.

Обстоятельства постепенно приводят к тому, что недоверие и ощущение несправедливости превращается в осознанную идеологическую позицию: «мне им не за что платить, и я не буду». Суть проблемы в том, что такая позиция при российских условиях не является аморальной.

И вот так возникает наша современная российская ситуация холодной экономической войны двух противоположностей — не избранными гражданами на честных выборах и ничем этим гражданам не обязанных властей и людей, которые понимают, что у них хотят что-то отобрать на чуждые им цели.

Весьма сомнительно, что при таком, как у нас, устройстве политической власти проблему криминализации экономики можно решить. Потому что это власть своими действиями и бездействиями, равнодушием и показной активностью порождает нелегальную экономику регулярно, интенсивно и повсеместно. Вероятно, есть глубокая зависимость между экономической политикой властей и общественным устройством, предполагающим или не предполагающим действительные выборы этих властей.

Последнее, однако, не означает, что отличный от уголовного рецепт не должен предлагаться при любых властях. И он прост — не запускать в экономический курятник полицейскую лису, проводить декриминализацию экономическими методами. Они включают в себя программу суровой бюджетной экономии за счет отказа от откатных проектов и программ, снижения зарплат чиновникам, увольнение с госслужбы виновных в непрофессиональных решениях. Декриминализация экономики должна предусматривать там, где это необходимо, легализацию бизнеса, сокращение налогов и страховых платежей в социальные фонды и, во всяком случае, на долгий срок мягкое отношение к таким явлениям, как «серые зарплаты» и офшорные счета. Они совершенно не являются причинами криминализации российской экономики, это только ее следствия. Да и проблемой они не являются.

В основании здорового экономического развития лежат частные интересы, мораль и правовой порядок. Вместо этого предлагается другая триединая формула — интересы чиновников, лицемерие и уголовный закон.

При власти этой тройки экономического процветания не достичь.