Ткачев и Устинов видят проблему в легальных мигрантах на сочинский стройке
Ткачев и Устинов видят проблему в легальных мигрантах на сочинский стройке
Валерий Шарифулин/ИТАР-ТАСС

Тут вам не БАМ

Ткачев и Устинов призвали к «тотальному миграционному контролю»

«Газета.Ru»

Глава Краснодарского края Александр Ткачев и полпред президента в Южном федеральном округе Владимир Устинов поставили вопрос о строителях, трудящихся над возведением сочинских олимпийских объектов, ребром. Причем таким образом, что, если этих чиновников услышит Кремль, это будет иметь последствия для России в целом.

Высокое начальство Краснодарского края обрушилось на распущенных строителей в Сочи, пообещав вывезти их прочь, как только они закончат возводить стадионы, дороги и гостиницы. Строители рассердили губернатора Александра Ткачева и полпреда Владимира Устинова тем, что выпивают, дерутся и завозят своих жен и детей.

По данным правительства Краснодарского края, олимпийское строительство на 70% обеспечено трудовыми ресурсами «за счет внутренней миграции». Но поскольку «в Сочи, где гастарбайтеры, покидая строительные городки, пьют и конфликтуют с местными жителями, криминальная напряженность ощущается особенно сильно», то необходимо, как указывается на официальном сайте Ткачева, «наладить тотальный миграционный контроль». «Нам важно, чтобы эти люди отработали, получили зарплату и уехали», — написал Ткачев в «Твиттере» после астраханского заседания Совета безопасности России, на котором, в частности, рассматривался этот вопрос.

Трудно вспомнить публичные выступления советских и российских государственных деятелей, в которых они так отзывались бы об освоителях целины или строителях БАМа. Все-таки частью легенд об амбициозных державных проектах, как бы ни относиться к их состоятельности самой по себе, всегда были официальные реверансы в сторону трудового подвига участвовавших в них граждан. Да и не только официальные: бамовская романтика (разумеется, касавшаяся только вольнонаемных) оставила след и в литературе, и в культуре любительской песни.

Трудно себе представить, чтобы после таких хладнокровных публичных выступлений чиновников высокого ранга, которым поручено осуществить важное с репутационной стороны, да еще и подвергающееся разнообразной критике общенациональное предприятие, труду строителей удалось бы придать романтический оттенок.

Провозглашенный Ткачевым принцип «отработал — уехал» довольно жесток, упреки в том, что олимпийские рабочие «привозят с собой семьи», к которым прибегает Устинов, по уровню пренебрежения достойны описания каким-нибудь отечественным Диккенсом. Ссылки на криминализацию общественной атмосферы в Сочи выглядят особенно мило из уст чиновников, ответственных за поддержание закона и правопорядка в регионе, прославившемся Кущевкой.

Но если шероховатость публичных высказываний Ткачева и Устинова можно списать на специфику этих конкретных представителей высшего начальства, а их популистскую составляющую — на региональные особенности Краснодарского края, то инициативы чиновников уже выходят за рамки региона. Губернатор Ткачев объявил: «Мы будем настаивать, чтобы на федеральном уровне были приняты жесткие законы». Надо понимать, такие, которые еще больше ограничат и так не слишком высокую мобильность населения. Не стоит относиться к этим намерениям свысока — в Государственной думе лежит законопроект об ужесточении порядка регистрации, противоречащий содержащейся в Конституции декларации о праве граждан на свободу передвижения. Он подвис, потому что в политических кругах стало ясно, что вводящиеся проектом ограничения предельно расширяют круг потенциально подпадающих под его репрессивные статьи людей, и он способен вызвать серьезное возмущение. Но влиятельных сторонников такой политики, как видно, в России хватает.

Между тем горизонтальная (и добровольная, что важно) мобильность трудовых ресурсов, как скажет любой экономист, является совершенно необходимым условием хозяйственного роста. Даже не касаясь «гуманитарных аспектов», прав человека и тому подобных непопулярных материй, ограничиваясь только проблематикой моногородов, соотношением трудодефицитных районов и территорий с трудоизбыточным населением и тому подобными материальными вопросами, — можно утверждать, что именно специфика российской экономики должна была бы делать высокую трудовую мобильность очевидной целью государственной политики. На деле регуляторы, правоохранители и администраторы последовательно и упорно ограничивают ее:

широко объявленная в 90-х отмена прописки оказалась во многом выхолощена их усилиями. Частично потому, что якобы отмененный институт прописки является как удобным инструментом для извлечения административной ренты, так и отличным средством политического давления. Частично же постольку, поскольку игра на ксенофобии, даже если ее предметом являются собственные сограждане, удобна популистам.

Любопытно, что мешает все это именно легальной миграции. Выгода от завоза нелегальных мигрантов в условиях низкой мобильности законопослушного населения так высока, что стоит риска и коррупционных издержек. И Ткачев, и Устинов на Совбезе говорили именно о гражданах, прибывших в Сочи строить олимпийские объекты на законных основаниях. Именно их они и собираются сузить до параметров трудармии.