Закрытие «Левады» - худшее, что власть может сделать для себя самой
Закрытие «Левады» - худшее, что власть может сделать для себя самой
«Газета.Ru»

Наука лояльности

Не социологи вызывают недовольство населения, не замеры отвечают за состояние умов

«Газета.Ru»

Атака на ведущие социологические службы как на «иностранных агентов» может создать опасный прецедент политизации науки, печально известный по советским временам. При этом новый разгром социологии в России невыгоден самой власти.

Савеловская межрайонная прокуратура вынесла официальное предостережение в адрес социологического Левада-центра, признав его деятельность политической и потребовав регистрации в качестве иностранного агента. В ответ генеральный директор центра Лев Гудков разместил заявление, в котором трактует действия прокуратуры как попытку заставить организацию самоликвидироваться, «практически вынуждая ее прекратить свою деятельность в качестве независимой исследовательской социологической организации, ведущей систематические опросы общественного мнения в России», говорится в заявлении Гудкова. «Интерпретируя аналитические статьи и публикацию результатов социологических исследований, комментарии специалистов центра как «политическую деятельность», прокуратура фактически подвешивает нашу организацию на крючок возможных санкций, с одной стороны, и подрывает ее авторитет и деловую репутацию, с другой», — пишет Гудков.

Закон об иностранных агентах подразумевает, что к таковым относятся все действующие на территории страны некоммерческие организации, получающие иностранное финансирование и занимающиеся политической деятельностью. При этом само определение «политической деятельности» в законе крайне размыто.

Левада-центр настаивает, что занимается научными исследованиями, а не политикой. Хотя понятно, что любая социологическая служба, если она не выполняет исключительно маркетинговые исследования по заказам коммерческих компаний, неизбежно проводит «политические» опросы, выясняя отношение население к действующей власти и проблемам, которые волнуют людей.

Если атака государства на социологические службы продолжится (аналогичное предписание от прокуратуры получила дочерняя структура считающегося абсолютно провластным ВЦИОМа – Фонд содействия изучению общественного мнения), мы будем иметь дело с первым после печальных советских событий опытом политизации науки властью. Советский Союз дорого заплатил за такие попытки и гонения на ученых. Символом торжества мракобесия и незаслуженных идеологических гонений науки стала лысенковщина — кампания по разгрому генетики с посадками и расстрелами выдающихся ученых. С лозунгом «Генетика — продажная девка империализма», с замечательной по степени дикости фразой возглавившего Институт генетики агронома, лауреата Сталинской премии академика Трофима Лысенко: «В социалистическом обществе нет и не может быть наследственных болезней».

Генетикой дело не ограничилось, тем более что многие советские ученые были действительно критически настроены по отношению к власти. И сейчас немало ученых являются участниками оппозиционного движения. При этом современная наука во всем мире живет в том числе на иностранные гранты. А социология, которую тоже не пощадила в свое время советская власть (начиная с ленинских времен, когда основатель современной социологической науки Питирим Сорокин в 1922 году бежал из России на знаменитом «философском пароходе», и заканчивая травлей социологов в брежневские времена), всегда была связана в том числе и с политикой.

При этом в нынешней политической ситуации атака на социологию, закрытие относительно независимых социологических служб (вроде Левада-центра), равно как и преследование служб зависимых (вроде структур ВЦИОМа) невыгодно самой власти.

Расхождения в рейтингах Путина и других крупных политиков страны у разных служб незначительны. Но главное, от уменьшения или полной ликвидации социологических служб, проводящих «политические» опросы, рейтинг власти не поднимется. Не социологи вызывают недовольство населения властью. Не наука, замеряющая общественное мнение, отвечает за состояние умов. По такой логике власти, скорее, надо было бы приниматься за провластные телеканалы, если их пропаганда перестает обеспечивать удовлетворительные результаты.

В любом случае современная наука не должна быть наукой лояльности — она транснациональна по сути (то есть в ней всегда есть «иностранные агенты») и занимается знанием, а не подлаживанием под политические запросы лидеров конкретных государств.