Полемика

Отсутствие «опыта государственного управления» для тех, кто хочет заниматься политикой - плюс
Отсутствие «опыта государственного управления» для тех, кто хочет заниматься политикой - плюс
iStockPhoto

Серферы властной волны

Алексей Мельников о том, что политика становится грязным делом лишь стараниями людей во власти и около нее

Алексей Мельников

История с экономистом Сергеем Гуриевым, как и другие подобные истории, не имеет отношения к противостоянию российского гражданского общества и авторитарного государства. Это частный конфликт тех, кто получил от государства положение и деньги, но затем решил изменить нынешним своим работодателям.

В фильме Оливера Стоуна «Взвод» есть эпизод, когда в ходе жестокого ночного боя подразделения американской морской пехоты с превосходящими силами вьетнамцев, один из солдат прячется в окопе, закрываясь телами убитых.

Бой закончен, и он выходит на утреннее солнце вместе с немногими уцелевшими в сожжённые напалмом, залитые кровью и заваленные трупами джунгли. В российской политической жизни наблюдается то же самое.

Часть нынешней правящей группы и её обслуга, уверовав в приближающейся конец системы, уже в течение полутора лет, начиная с начала пробуждения российского общества осенью 2011 года, старается оседлать волну обновления, которая должна дать им и при новой власти по меньшей мере то, чем они обладают и сегодня. Но лучше – больше. Выжали авторитарный режим до конца — теперь пойдём заниматься тем же самым при либерально-демократическом государстве. И всегда будем на гребне волны, в центре общественного внимания.

Образы этого общего движения разнообразны. Вот бывший член правительства, несущий ответственность за всё, что делалось в нулевые годы: и за раздувание т. н. госкомпаний, и за финансирование коррупционного государства. Теперь он один из лидеров «либеральной оппозиции». Здесь же и сервильный экономист, заседающий в различных местах при правительстве, но вдруг решивший на деньги, полученные от этой системы, финансировать её личных, не принципиальных противников. А вот звёзды телевизионного эфира: дама, обязанная лично главе государства всем что имеет, и предавший свободу слова в лице старого НТВ журналист – теперь видные деятели «протестной волны» и кумиры «рассерженных горожан». Это настоящий парад политического бесстыдства и радостно встречающей его политической глупости.

Говорят, что политика – грязное дело. Но такой определённости не существует. Политику, как и любую человеческую деятельность, могут сделать грязной или возвышенной идеи и люди. Когда душат некоммерческие организации, годами бьющиеся за права граждан, экологию, честные выборы, — это война грязной политики с чистыми помыслами и действиями. Когда дрожащая от страха девушка разворачивает перед Госдумой плакат в поддержку ЛГБТ и срывающимся голосом говорит о том, что она по Конституции имеет право на одиночный пикет, — это чистая политика. Когда кто-то, наконец, приговорён т. н. судами к заключению за свой пусть и неумелый, но гражданский протест — это тоже чистая политика.

Но нельзя считать чистой политикой деятельность тех, кто все нулевые годы одобрял, поддерживал, зарабатывал на власти, отличался в её рамках разве что стилистически, разве что благоухал иными духами, да и то не всегда. Вот такие люди и формируют сегодня представление о том, что политика – грязное дело. И что оппозиционная политика — это не альтернатива тем, кто сидит сегодня во власти, а всё то же самое. Здесь и лежат корни широкого общественного равнодушия к политике.

Происходящее приводит к вопросу о смысле необходимых России политических перемен. Некоторые наши политологи с нетерпением ожидают раскола элиты и именно с ним связывают начало изменений. Но так ли это?

Не кроется ли в этом ожидаемом расколе страшной опасности для будущей России? Ведь личности играют огромную роль. Что именно будет там «раскалываться»? Наша властная система не произвела никакого достойного государственного материала, она только поражает всё большим измельчанием властных персонажей.

И кому-то из них, вовремя прыгнувших в кювет из неуправляемого авто, только за эту своевременную прыть общество должно отдать власть? Спасибо, не нужно.

Чего хотят участвующие в политике граждане? Хотят ли они нового издания номенклатурного, олигархического государства? Повторения в новой форме того, что случилось после августа 1991 года, когда перекрасившаяся номенклатура шаг за шагом распылила в ходе конфискационных реформ гражданский протест второй половины 80-х? Опять всё то же самое, но только без взбухшего в нулевые всеохватного потного чекизма? С сохранением достигнутой в начале 90-х сути – демократии для меньшинства?

Но если этого не хочется, то вопрос должен ставиться совершенно иначе, чем он обсуждается сегодня. Тогда речь должна идти о тотальной замене этого государства, о создании нового государства на основе ценностей демократии, свободы, прав человека и силы закона.

Тогда никаких выходцев из «расколотых», а точнее, из развалившихся от гниения, из разбежавшихся в поисках «места» элит быть не должно. Все они в широком смысле этого слова коррумпированы сегодняшним положением дел – и материально, и морально. На первом месте должны стоять принципы и чистота биографии, которая, во всяком случае, не предполагает обслуживания сегодняшних властей. Такие люди, несомненно, найдутся в сегодняшних гражданских организациях. Но найдутся они только тогда, когда общество будет к ним присматриваться. Обычно о них говорят с пренебрежением, что они «не имеют опыта государственного управления».

Но это и хорошо: такой опыт, который есть у сегодняшних властителей, не нужен. Довольно честности, ума, знания жизни и способности учиться. А также отсутствия навыков и умений возноситься вверх на очередной властной волне.