Полемика

За год отток капитала из страны стабильно превышал его приток
За год отток капитала из страны стабильно превышал его приток
iStockPhoto

В долгу перед собой

Алексей Михайлов о скачке внешнего долга России и бегстве из страны крупного бизнеса

Алексей Михайлов

Очень похоже, что выросший российский госдолг — большей частью долг российских компаний своим же зарубежным подразделениям. Если так, то крупный капитал в последний год активнее бежит из страны, а внутри нее обременяет свои структуры огромными обязательствами.

Внешний долг страны вырос за последний год почти на четверть. Но в отличие от ситуации середины нулевых годов этот, казалось бы, колоссальный приток денег совершенно не придал стране экономической динамики. Наоборот, рост ВВП России, даже по официальной статистике, за I квартал 2013 года замедлился втрое. Куда же делись $127 млрд, полученные за год нашей страной и ее компаниями от иностранцев? Почему они сработали вхолостую?

Россия за последний год резко увеличила свои долги

За последний год (1 апреля 2013 года к 1 апреля 2012 года, данные ЦБР)

внешний долг страны чудовищно вырос — на 22,8% до $684,4 млрд. Прирост составил $126,9 млрд. Все секторы стремительно занимали. Наперегонки.

Лидером стал государственный сектор. Темп его займов был необыкновенно высок, но суммы невелики (потому что невелик размер внешнего госдолга). Рост внешнего долга правительства составил $10 млрд, и это преимущественно (почти 90%) были инвестиции иностранцев в рублевые облигации госзайма (ОФЗ). Выгодное дело: наш Минфин платит по своим ОФЗ 8–8,5% годовых, а рубль держится стабильным. Такой доходности уже нет даже в суверенных бондах проблемных европейских стран. Только Греция дает по своим облигациям чуть больше 9% годовых. Покупки иностранцами рублевых ОФЗ выросли за год в 2,5 раза. Щедрое у нас государство!

Неожиданно резко, всего за полгода, Центральный банк набрал займы в валюте с нуля до $7 млрд в виде прямого РЕПО (это продажа ценных бумаг с обязательством их последующего выкупа). Вероятно, таким образом он оттягивал часть валюты с рынка, не давая рублю излишне укрепиться.

Но все же основную массу внешних займов — $109 млрд — набрал российский частный сектор, увеличивший свои займы у иностранцев на 21%. Не стоит строить иллюзий, когда мы говорим «частный сектор». Конечно, он представлен в подавляющей части госкомпаниями и госбанками.

В итоге этих заимствований основные финансовые балансы выглядят примерно так. Суверенный внешний долг страны все еще меньше, чем накопленные бюджетные резервы в двух фондах, таким образом, Россия выступает одним из редчайших случаев чистого кредитора остального мира. При этом она щедро платит иностранцам по своим займам (которые ей не очень-то и нужны) и в разы меньше получает, приобретая облигации других стран (когда Центробанк инвестирует в них свои валютные резервы). Чудовищно убыточная финансовая политика.

Долг частного сектора страны обычно не превышал золотовалютные резервы Центробанка. Так было еще в начале прошлого года. Но уже по результатам I квартала 2012 года долг частного сектора превзошел резервы Банка России. Сегодня, спустя год, это превышение достигло 17%.

И, наконец, главное соотношение. Долги России выросли за год на 6,5% от ВВП, а сам ВВП за это время вырос на 1,6% (данные Росстата). Что получается? Если бы не внешние займы, ВВП страны мог бы резко упасть.

Стоит вспомнить, что и случившийся мизерный прирост ВВП во многом сформировался за счет кредитов, которые получало население в комбанках, и тоже имел долговую основу.

Отток капитала из России усилился

Казалось бы, при таком колоссальном притоке капитала ВВП страны должен был заметно вырасти. Так это работало в середине нулевых годов. Но, увы, часто эти деньги, проходящие по балансам крупнейших российских госкомпаний, тратились за рубежом, даже не пересекая границу страны.

Крупнейшая и вполне типичная подобная сделка — поглощение «Роснефтью» компании ТНК-ВР. Для финансирования этой сделки в I квартале 2013 года госкомпания набрала в долг за рубежом $38 млрд (ровно настолько вырос ее чистый долг по МСФО за квартал). И выплатила их тоже за рубежом акционерам поглощаемой компании — англо-американской ВР и российским акционерам, все они зарегистрированы на Британских Виргинских островах (BVI). Сделка по покупке «Роснефтью» ТНК-ВР ровно ничего не дала ни для российского бюджета, ни для роста российского ВВП. Наоборот, доля государства в «Роснефти» размылась, а компания оказалась сильно закредитована, что негативно скажется на доходах бюджета при ее последующей планируемой приватизации.

В целом отток капитала из страны стабильно, ежеквартально превышал его приток. За последний год (с 1 апреля 2012 года по 1 апреля 2013 года) он составил $46,3 млрд. Больше половины оттока пришлось на I квартал 2013 года (это влияние сделки «Роснефти» по ТНК-ВР, кроме иностранных займов, «Роснефть» привлекла для оплаты и российские деньги, конвертировала их и отправила в BVI). Без учета сделки госкомпании чистый вывоз частным сектором капитала из России последний год стабильно держится на уровне $5–8 млрд в квартал.

Резкий рост долгов страны за год не привел к реальному росту ВВП. И не мог привести при таких размерах оттока капитала. Это как носить воду решетом. Долги растут, но не приносят стране никакой пользы, кроме вреда.

Россия активно занимает за рубежом, чтобы вложить деньги обратно за рубеж. Но почему такой большой и стабильный отток капиталов из страны? Попробуем посмотреть на ситуацию с другой, противоположной стороны: крупный российский бизнес активно вкладывает деньги за рубеж, чтобы потом получить их обратно в Россию, но уже в другой форме.

Бизнес закидал Кремль «отравленными таблетками»

Официально из России за всю ее историю вывезено $175,3 млрд (данные Росстата на 1 апреля 2013 года, неофициальные оценки выше во много раз). В какие страны вложен этот капитал? В три европейских офшора — Нидерланды, Кипр и Швейцарию (в пятерке еще и Люксембург).

В результате сделки «Роснефти» в первом квартале этого года $57 млрд российских инвестиций ушли в BVI. Британская колония сразу вырвалась на первое место по российским инвестициям, оставив далеко позади традиционных получателей.

Почти половина инвестиций в Россию (их накоплено $365 млрд) приходит опять же из европейских офшоров — Кипра, Нидерландов и Люксембурга. И выглядит это все просто анекдотом. Кипр проинвестировал в Россию (чистыми, то есть за вычетом инвестиций из России в Кипр) 1,7 своего годового ВВП. Люксембург — 70% ВВП, Нидерланды — 40%.

Конечно, это абсурд. В реальности эти страны вовсе не инвестировали в Россию такие огромные для размеров своих экономик деньги. Очевидно, речь идет о репатриации (возврате) через них российских капиталов обратно в страну, но уже под видом иностранных инвестиций или иностранных кредитов. Похоже, наш крупный бизнес считает, что надежнее владеть деньгами и активами в России из-за границы.

Очень похоже, что за вычетом сделки «Роснефти» рост российского долга — это большей частью фактически рост долга российских компаний самим себе, своим зарубежным подразделениям (владение которыми, конечно, может проходить и через цепочку оффшоров, включая те, которые дают полную анонимность).

Если так, то резкий рост внешнего долга и оттока капиталов означает, что крупный российский капитал в последний год резко усилил свое бегство из страны — как раз после избрания нового старого президента. А также наращивает защитные возможности, обременяя свои российские структуры огромными обязательствами. Такой ход в практике бизнес-слияний называется «отравленная таблетка». Актив, обремененный большими долгами, не привлекателен для агрессивного поглощения.

Это только чиновникам кажется, что разговоры об улучшении «инвестиционного климата» или наем знаменитых американских компаний для переговоров о повышении суверенных рейтингов России что-то меняет в стране. У бизнеса же свое мнение — он судит не по разговорам, а по делам. И голосует не бюллетенями, а ногами.