Эксперт

Кирилл Лебедев

Два года форы

Александр Кынев о плюсах и минусах досрочных выборов в Москве для власти и оппозиции

Александр Кынев

Хотя у Собянина в отличие от Лужкова нет фанатов среди москвичей и отношение к нему прагматическое и нейтральное, в условиях отсутствия явного альтернативного кандидата и серьезных текущих проблем в городе сегодня этого вполне достаточно для победы. Через два года ситуация может быть другой.

Вероятность проведения досрочных выборов мэра Москвы в сентябре 2013 вместо сентября 2015 года уже «поставила на уши» почти всю политизированную московскую публику. В вялотекущем режиме эта тема обсуждалась уже как минимум с осени 2012 года, и новое ее обострение связано с одним: истекающим крайним сроком, в который надо уложиться, если власти города действительно хотят попасть на выборы в сентябре 2013 года. Однако

какое бы решение ни было принято, нет сомнений, что оно должно быть согласовано с Кремлем.

Во-первых, любые масштабные выборы в Москве, особенно после осени 2011 года, на самом деле — выборы федеральные. Показательно, что разделение в Москве между федеральными и собственно городскими СМИ практически отсутствует. Во-вторых, даже с точки зрения федерального закона в действующей редакции только президент может разрешить главе региона выйти на прямые выборы, объявленные по причине его добровольной отставки. Если президент такого согласия не дает, то ушедший в отставку глава региона не сможет принять участия в выборах.

Допустим, досрочная отставка и выборы на самом деле случатся, кто больше выиграет или проиграет от этого? Картина получается неоднозначная.

Плюсы для власти

В первую очередь досрочные выборы могут быть выгодны самой мэрии Москвы. Нет оснований полагать, что в 2015 году политическая и экономическая ситуация в городе будет лучше, чем сегодня. Наоборот, есть почти полная уверенность, что она будет хуже: общая тональность всех ведущих политических и экономических прогнозов носит пессимистический характер. Кроме того, на 2014–2015 годы приходится время исполнения многих уже широко анонсированных инфраструктурных программ правительства Москвы, особенно связанных с массовым строительством новых станций метро. Есть большая вероятность, что многие из них в срок завершить не удастся (речь как о продлении Люблинско-Дмитровской линии на север, так и центральном участке Калининско-Солнцевской линии, и об обещанных участках Третьего пересадочного контура), что может стать имиджевой проблемой и поводом для критики со стороны оппонентов. С планами же на 2013 год все относительно благополучно, и жителей многих спальных районов можно убаюкивать громадьем планов на ближайшие годы. Наконец, к ведению серьезной кампании сейчас не готов никто из оппонентов московского мэра.

Конечно, «фанаты Собянина» как явление практически отсутствуют, никакого обожания мэра, хоть близко похожего на отношение к Лужкову в 1990-е, нет и в помине, вместо этого доминирует прагматическое нейтрально-позитивное отношение «пускай пока работает». Однако для победы в нынешних условиях этого вполне достаточно.

В результате Собянин получит не только еще пять лет гарантированных полномочий, но и усиление своих позиций в рамках всей властной элиты. Фигуры, способной вызвать у москвичей некие альтернативные ожидания, сейчас в городе нет. Чуда никто ни от кого в Москве не ждет. Впрочем, нет никаких гарантий, что и в 2015 году такая фигура у оппозиции будет.

Плюсы для оппозиции

Однако на этом перечень плюсов для власти заканчивается. Выгодный для мэра Москвы результат может обернуться дополнительными проблемами для партии власти как таковой по всей совокупности предстоящих в сентябре выборов. Проведение избирательной кампании в Москве автоматически повысит интерес прессы к выборам как таковым, что является одним из факторов, влияющих на явку по всей стране. Власть же последний год делала очевидную ставку на низкую явку. На это направлены и перенос выборов с октября на сентябрь, и радикализация политического дискурса через принятие демонстративно скандальных актов при попытках максимально публично «замазать» системную оппозицию их поддержкой, тем самым показывая избирателю, что голосовать вроде бы и не за кого. Такая стратегия, с одной стороны, мобилизует вокруг власти ортодоксально-консервативную часть общества, которая дополняет традиционный актив «административно-зависимых избирателей», а с другой — усиливает сознательный отказ от участия в выборах избирателя, протестно настроенного. Проще говоря,

дискредитация выборов и партий как таковых, нанося в долгосрочной перспективе колоссальный урон как государству, так и всей политической системе, в краткосрочной перспективе позволяет при низкой явке добиваться «плановых» результатов.

Получается стратегия «чем хуже, тем лучше» (причем ее параллельно начинает реализовывать и сама власть, и наиболее последовательная оппозиция, не оставляя места полутонам). Умеренный же избиратель, не любящий крайностей по определению, в такой ситуации от власти постепенно отталкивается. Если допустить, что в условиях роста интриги и интереса к выборам явка внезапно начинает расти, это становится ударом по всей основной электоральной стратегии партии власти. Рост явки (по сравнению с ожидающейся), если он случится, вряд ли прибавит власти голосов. При общем разочаровании в системе он может привести к росту как символически альтернативных голосований на иных, назначенных на сентябрь, выборах, так и в поддержке новых и поэтому пока менее дискредитированных фигур и партийных брендов. Таким образом, Собянин, возможно, решит в сентябре 2013 свои проблемы, но это может ударить бумерангом по иным фигурам в федеральной элите, отвечающим за итоги выборов, если результат получится не тем, который они ожидали и обещали.

Минусы для оппозиции

Главным минусом для оппозиции в условиях возможного роста интереса к сентябрьским выборам является то, что пока крайне мало новых партийных проектов, реально вызывающих энтузиазм избирателей, способных предложить новых лидеров. Наиболее раскручена из новых проектов пока политически эфемерная «Гражданская платформа» Михаила Прохорова, в отдельных регионах бонус могут получить разные партии, которые смогли найти электорально привлекательных местных партнеров (например, «Яблоко» в Ульяновской области, заключившее альянс с сыном бывшего губернатора Олегом Горячевым).

Если же реальных серьезных новых предложений не будет, то политический протест в конкретных регионах может дать традиционный результат в виде роста голосования за КПРФ.

Но ощущение нарастания проблем у партии власти усилит переток местных элитных групп и политиков в альтернативные «Единой России» и иным системным партиям проекты, что создаст заделы на их развитие в будущем.

Высказывается также опасение, что проведение выборов в Москве лишит регионы притока «московских наблюдателей» в условиях ставшего последний год популярным «электорального туризма». Это опасение выглядит преувеличением. Во-первых, объемы этого «электорального туризма» не стоит переоценивать. Во-вторых, значительная часть регионов, где пройдут выборы в сентябре 2013 года, расположены достаточно далеко от Москвы, и очень сомнительно, что притока московских наблюдателей на них вообще стоит ожидать.

Фактор Навального

Есть еще один фактор, связанный с датой московских выборов, это «фактор Навального». В условиях весьма вероятного обвинительного приговора на выборы 2015 или даже 2014 года Навальный может просто не попасть из-за введенных в федеральном законодательстве с весны 2012 года запретов. На выборы 2013 года формально он имеет больше шансов попасть. Правда, большой вопрос, сможет ли он пройти процедуру регистрации. Подписей депутатов районных собраний может не хватить, партия «Народный альянс» пока не зарегистрирована, а это значит, что при самовыдвижении придется собирать еще и подписи избирателей, регистрация на основании которых также дает массу возможностей для отказа. Власти, конечно, могут пойти на демонстративную регистрацию Навального (по аналогии с Чириковой в Химках в прошлом году), чтобы показательно «утопить» его на выборах и развеять «миф Навального». Но для этого требуется готовность идти на определенный политический риск и сложные комбинации, а сейчас в моде простые и примитивно-запретительные технологии.

Власть ищет лучший для себя вариант проведения выборов московского мэра, но каждый из них имеет свои риски и ограничения и может быть выгоден только части нынешних властных элит. Решения, которое удовлетворило бы всех, просто нет.