Полемика

Не отстроив эффективного местного самоуправления, Россия так и будет ходить по кругу
Не отстроив эффективного местного самоуправления, Россия так и будет ходить по кругу
Владимир Родионов/РИА «Новости»

Принуждение к самоуправлению

Николай Травкин о том, что изменить страну можно, только отстраивая местное самоуправление

Николай Травкин

Главные российские болезни — недоверие к власти, неверие в собственные возможности, иждивенчество — лечатся только на уровне местного самоуправления. Развитие только этого института может поменять психологию граждан, изменить страну. Но самостоятельно эту задачу не решит ни одна партия, ни власть отдельно от общества, ни само общество.

Как же все это достало! Ладно, Зюганова можно понимать с выключенным у телевизора звуком. Но и оппозиция, гордящаяся своей креативностью, который год талдычит одно и то же. Пикировка с властью в стиле «сам дурак». Одни по-прежнему считают, что все идет по плану и хорошо, не надо серьезных изменений ни в политике, ни в экономике. Главное — поддерживать стабильность, оградиться от вредных влияний извне. Во всем: начиная от мировых колебаний в экономике и заканчивая кинематографом и усыновлениями. Другие — что никакого плана нет, а есть только «везуха» с нефтью. И вся эта хваленая стабильность может легко и быстро превратиться в «кирдык». Что «надо спасать Родину», и спасение в ускоренной интеграции в ЕС. Даже с определенными потерями для суверенитета. Соответственно, у каждой стороны своя идея-фикс и свой возбудитель политической активности. У власти — крепить суверенитет и главный враг, незабвенный «дядюшка Сэм». У радикальной оппозиции — «чистые выборы» и «банду Путина под суд».

Нет намерений сейчас вникать в суть противоречий. Но по механизму разрешения мнение выскажу. Любая революция, даже мирный слом власти, ничего хорошего ни людям, ни стране, ни государству не принесет. Это настолько очевидно, что даже доказывать бессмысленно. ЖКХ, может, и не остановится, как нас успокаивают «буревестники», но внеочередной передел собственности неотвратим и не увеличит общественного блага. По той причине, что и на горизонте оппозиции не видать деятелей с нимбом вокруг головы.

Политическая схватка наверху, конечно, зрелищна и азартна. Но хотелось бы и немного разнообразия. На политическом поле России полно запущенных и непаханых участков. Так, может быть, попытаться совместно начать некоторые из них обрабатывать? Ну те, по необходимости возделывания которых сомнений нет ни у кого.

Правые, левые, власть, оппозиция — все согласны, что это все равно придется делать. Выбрать «участок для совместного возделывания» предлагается по принципу того самого «звена, потянув за которое». Какое-то проклятие висит над нами, что, обладая огромной и напичканной несметными богатствами территорией, мы остаемся в числе «развивающихся», с небогатым населением государством.

Основополагающих, исторических причин этого проклятия, на мой взгляд, две. Первая: ощущение властью себя в качестве благодетеля, самодержца, отца народов. Отсюда централизация всех ресурсов и вертикаль. Как отражение — внизу иждивенчество. Ожидания людей, что улучшение жизни может произойти только по расположению и распоряжению вышестоящих. Соединяясь, патернализм и иждивенчество постоянно множат бюрократию, снижают ответственность людей за себя и свои семьи и, главное, уничтожают инициативу. «А, все равно от нас ничего не зависит». Вторая - недоверие со стороны власти всему, что ниже. Это относится к любому властному этажу и касается как институтов, так и людей. Поэтому любая осознанная властью проблема не передается для решения вместе с ресурсами туда, где возникла. Создается бюрократический орган или комиссия при самой власти. Не случайно в субъектах федерации численность федеральных чиновников больше, чем региональных. Соответственно, в муниципалитетах такая же картина. Вдобавок прижившееся и как бы отечески-шутливое «вороватый у нас народец». В ответ со стороны людей сплошное неверие в честность власти. Чиновник значит жулик. Чем выше, тем больше ворует. Госслужба и служение отечеству уже не совмещаются в общественном сознании. Вдобавок и неверие в собственные силы, в возможность повлиять не только на персональный состав, но и на поведение власти. Отсюда отчуждение и все время снижающаяся явка на выборах.

Именно эти две причины не позволяют России динамично и поступательно развиваться и стать успешной демократической страной. Вроде начинаем движение в сторону открытой, конкурентной экономики. Появляется со скрипом гражданское общество. И опять соскальзываем к росту госсектора, к авторитаризму. Опять у нас главное — государство. И кто в этом сомневается, что-то вякает о приоритетах человека, тот враг и ему платит госдеп. Так и ходим по кругу.

Не буду ссылаться на то, чему не был свидетелем или в чем не участвовал. Но перестройка Горбачева на раннем этапе была поддержана большинством людей. Гласность, демократизация, экономические реформы. А страна рухнула. Ельцин. Не только Урал и переполитизированная Москва, вся страна внесла его на руках к вершине власти. Все козыри на руках. Рейтинг за 90%. Свобода слова укрепляется, демократизация ширится и углубляется, экономика начинает превращаться в рыночную. И вот уже рейтинг 2%, а вместо любви ненависть. Обещали сделать хорошо и быстро? Обманули. Получите и распишитесь! Мало того. В первом случае начинали с демократии, во втором с экономики. А результат один.

То есть изменений на вершине власти мало, чтобы страна необратимо встала на демократический, европейский путь развития. Всенародно избранный в порыве благодарности может отказаться от мысли, что «народ вороватый». Но люди-то из списка «жуликов» исключили (на время) только его. Всей вертикали доверия по-прежнему нет. Новый лидер может быть убежден в пагубности политики патернализма. Но иждивенчество от этого никуда не делось. Люди требуют улучшений. Власть понимает, что на это требуется время, и решает немножко подзакрутить гайки. Круг замыкается. Авторитаризм — полудемократия — и снова. Думаете, в этот раз будет по-другому? Нынешние лидеры оппозиции круче Ельцина? Не сказал бы.

Но все рассуждения о методах трансформации политической системы и выхода России из заколдованного круга опять касаются лишь верха властной пирамиды. При каких условиях видится крах режима, уход Путина и смена власти? Разумеется, при резком снижении уровня жизни. Иначе с чего возьмутся революции (пусть даже и мирные) или в лучшем случае досрочные выборы.

Случилось. Путин произнес сакраментальное «я ухожу». Назначены и проведены открытые и честные выборы. Кто победит? Победит тот, кто пообещает больше, скорее и безболезненно. Плюс если не посадить всех предшественников по власти, то хотя бы отнять у них все и вернуть народу. Или, думаете, люди будут вчитываться в программы и сравнивать?

Итак, побеждает отнюдь не «Гавел». Но, допустим, для чистоты умозрительного эксперимента, что все-таки демократ. Выпускник Болотной. Он будет проводить непопулярные реформы? В бурлящей страстями стране? Или успокоит ее сначала «своим 93-м годом»?

Смена персоналий на вершине власти может изменить поведение государства. Но такие болезни, как недоверие к власти, неверие в собственные возможности, иждивенчество, лечатся только на уровне местного самоуправления. Развитие только этого института медленно, но меняет психологию граждан, изменяет страну. Мало того, не отстроив института эффективного МСУ, так и будем ходить по кругу, все более отставая от развитых стран. Вот почему именно это и предлагается выбрать в качестве того самого «звена» и сделать предметом совместной работы для всех, системных и внесистемных общественных, гражданских и политических сил. Эту задачу не решит отдельно ни одна партия, ни власть отдельно от общества, ни общество, самостоятельно эволюционируя.

Вот для такого масштаба задачи и есть смысл создавать «фронт». С такой задачей у «фронта» появляется миссия — изменить страну, отстраивая местное самоуправление.

Важность развития местного самоуправления не отрицает никто. Но надо признать это базовой, первоочередной задачей как государственного строительства, так и его политической системы. И тогда все остальное рассматривать через призму интересов муниципалитов.

Межбюджетные отношения выстраивать, исходя из принципа «где люди, там и деньги». Как бы снизу формировать бюджет. Школы, детсады, больницы, поддержка немощным. Обеспечение безопасности граждан, достойное содержание культурных заведений и т. д. И только потом решаем вопросы содержания государства. Скорее всего, не хватит на 2-й батальон охраны губернатора. На очередную резиденцию президента. Может быть, придется ужаться на проведении какого-то пафосного международного мероприятия. Ну что ж, до лучших времен. Сейчас же больше денег там, где больше власти.

Не тащить каждую возникшую проблему для решения вверх, а передавать полномочия на тот уровень управления, где эта проблема возникла. Наделять органы самоуправления муниципалитетов необходимой административной инфраструктурой: подотчетность органов правопорядка перед местными депутатами; выборы мировых судей; административно-технический надзор с правом взыскания штрафов в местные бюджеты, жилищные инспекции и пр.

Но, решая проблему бюджетного наполнения МСУ, нельзя идти по пути простой передачи денег или источников дохода с одного уровня на другой. Это должно быть связано с проявлением профессионализма, инициативы и ответственности перед избирателями муниципальных депутатов и администраций. Надо признать, что момент, когда можно было развивать МСУ, давая полномочия, финансы и надеясь на инициативность граждан, мы проскочили. Теперь речь должна идти о принуждении к МСУ.

Например, такой налог, как НДС, надежен, но не зависит ни в коей мере от действий муниципальных властей. А налог на недвижимость зависит. Можно согласовать все условия застройки за три месяца, а можно заставить ходить по кабинетам полтора года. В этой связи было бы интересно и полезно вернуться к налогу с продаж. Не затрагивая НДС. Учесть появившиеся новые формы приобретения товаров и услуг, новые возможности администрирования. Обозначить федеральным законом только верхнюю планку. Допустим, 7%. А право введения дать только депутатам городских, сельских поселений и городских округов. Исключительно им предоставить и право, куда направить эти деньги. И не пытаться с уровня Совета федерации (да и района) не только регулировать, но и учитывать суммы, собираемые с этого налога. Граждане должны увидеть и убедиться, что они живут лучше (хуже) соседнего поселка или города, прежде всего благодаря действиям (бездействию), инициативности (пассивности) и умению (трусости) принимать решения под свою ответственность их избранников.

Три, четыре избирательных цикла, и граждане твердо усвоят связь между своим выбором и тем, как они живут. Но тогда они столь же ответственно будут избирать и следующие уровни депутатов. И вместо жалких, безвольных и позорных своими решениями региональных парламентов и Госдумы мы получим нормальную, самостоятельную законодательную власть. Соответственно, улучшится и качество исполнительной власти. А вот с прямыми выборами губернаторов вопрос спорный. Нет во власти больших противников МСУ, чем губернаторы. И вред здесь двойной. Во-первых, он же идет на выборы с обещаниями осчастливить население региона. И после победы, как честный человек, вынужден стянуть в свое распоряжение все ресурсы для выполнения обещаний. Т. е. первым делом он «раздевает» районы и города. Во-вторых, при нормальных выборах побеждает сильнейший во всех отношениях и прежде всего в амбициях. И ясно, что он будет давить любые проявления самостоятельности, инициативы на уровне муниципалитетов. Это закон естественного отбора. А для становления действенного МСУ нужен не сильнейший с амбициями, а просто умный. Но такие, к сожалению, пока не побеждают. Собственно, вопрос выборов губернаторов спорный.

Да, 15–20 лет срок по нынешним временам большой. Если смотреть вперед. С другой стороны, мы бездарно и незаметно потеряли целых 23 года в части развития МСУ. Оно сегодня немощнее, чем в советские времена. Но без эффективного местного самоуправления мы никогда не будем успешной и процветающей страной.

Собственно, отсутствие института настоящего МСУ — это главное, что отличает нас от демократических стран с высокими социальными стандартами жизни. И эти годы, они же не вычеркиваются. Жизнь, в том числе и политическая, продолжается. Не отменяется и борьба за власть на уровнях Федерального собрания и президентском. Ни в коей мере не должны прекращаться усилия давления на власти через улицу. Только основным политическим уровнем должен стать муниципальный. И он не такой уж и маленький. Около 300 тысяч депутатов и 23 с лишним тысячи глав и мэров. Никому тесно не будет. Борись не хочу.

Кто-то может не согласиться. Будет стоять на своем. Что главное — это пост президента и, заняв его, мы все сделаем быстро, красиво и безболезненно. Можно еще раз «рельсы» пообещать. Но в этом и есть отличие борьбы за власть от борьбы за страну.