Полемика

Представьте Москву, избавившуюся от сотен тысяч чиновников, космических пробок и цен на жилье
Представьте Москву, избавившуюся от сотен тысяч чиновников, космических пробок и цен на жилье
Дмитрий Серебряков/ИТАР-ТАСС

Как вылечить Москву

Всеволод Чернозуб о том, что выборы мэра должны проходить под лозунгом «Москва без чиновников»

Всеволод Чернозуб

Коренная проблема страны, создающая и все московские беды, — упадок регионов. И единственный выход — перенести центры власти в регионы. Но склонить москвичей к поддержке им же необходимого вывоза чиновников можно только обещанием сохранить столичный статус.

Внезапные выборы мэра Москвы делают обсуждение столичных проблем топовой темой. Городские блогеры Кац и Шульц бомбят нас и друг друга подсчетами расходов на транспорт. Гуру урбанистики Вукан Вучик инспектирует город и встречается с кандидатами в мэры.

В главной работе Вучика, изданной в России пару лет назад, рефреном идет фраза «Город, удобный для жизни». Удобство мегаполиса станет ключевой темой московского политического сериала (после нынешней кампании, с небольшим перерывом, гарантирован второй сезон — выборы Мосгордумы). Город задыхается в пробках, в переполненном метро, в тесных квартирах и на улицах, где есть все, кроме свежего воздуха. Москва похожа на глубоко больного СПИДом человека, рискующего умереть от любой ерунды. Увы, политические рецепты у нас в худших медицинских традициях: предлагают лечить симптомы вместо причин болезни.

Городское планирование — первая попытка уйти от лечения симптомов. Локальные примеры есть и в нашей столице. Новокуркинское шоссе, ведущее к «Икее», разделяет Москву и Химки. По левую сторону — экспериментальный, тщательно продуманный московский микрорайон Куркино. Но по правую — чудовищные бетонные скалы. Химкинские власти радикально решили «проблему жилья», застроив все до последней лужайки. Зачем что-то планировать, если садики, школы, детские и спортивные площадки есть через дорогу? Московские власти при Юрии Лужкове обошли вопросы урбанистики при строительстве жилья изящнее. Например, Лужков просто взял и резко снизил норму инсоляции жилых помещений. Солнечный свет и здоровье всяких там москвичей чиновнику, застройщику и архитектору теперь до лампочки.

Конечно, такие вопросы важны. Но если вернуться к метафоре больного, то в нашей критической ситуации даже превосходное лечение бессильно и нужны радикальные решения. Проблемы Москвы лишь производные от общероссийских, будь то транспорт, жилье, экология, образование или медицина.

Если ваш кандидат в мэры или Мосгордуму заговорит о лавочках, таджиках, слиянии школ и расширении дорожной сети, решительно сбрасывайте его с лестницы. Он либо дурак, либо пройдоха, пытающийся заполучить ваши голоса.

Коренная проблема страны, создающая и все московские беды, — упадок регионов. Пугающие диспропорции развития делают любое локально-московское решение бессмысленным. Люди едут в столицу за деньгами, а деньги едут за властью. Хитрым способом выманить деньги в регионы невозможно. Во-первых, малый и средний бизнес там традиционно угнетаем, и большинство предпринимателей как раз убегают в столицу. Во-вторых, такой бизнес ориентирован на услуги, предоставляемые среднему классу, почти отсутствующему за пределами нескольких мегаполисов. Люди будут ехать в Москву до тех пор, пока там сосредоточена власть. И единственный выход — перенести центры власти в регионы.

Столицы переносили в Австралии, Индии, Бразилии, Пакистане, Казахстане, экзотических Бирме и Кот-д'Ивуаре. В США, Италии и Германии экономические центры не совпадают с политическими. Логика переноса простая — столица должна объединять страну, быть доступной всем жителям и разгружать большие города. Известно, что Саакашвили перенес парламент в аджарский Кутаиси и обещал перенести столицу в Сухуми, если Абхазия воссоединится с Грузией. Диспропорции в развитии российских регионов попросту опасны, того и гляди при первом же серьезном кризисе куски страны начнут отваливаться один за другим. О чем можно говорить, если из Новосибирска лететь в Пермь нужно через Москву, а в Хабаровск — через Китай.

Перенос столицы максимально выгоден москвичам. Например, в Питере всего две мигалки: у губернатора и председателя Конституционного суда. А в Москве одних только депутатов, сенаторов, министров и прочих VIP-государственников многие сотни. Даже если отнять у них мигалки, спецномера, сопровождение и пересадить на велосипеды, все равно это прорва народу. И у каждого из них своя клиентела.

Проблема с переносом одна — психологическая. Москвич с удовольствием поддержит выселение чиновников в район вечной мерзлоты. Однако если вы спросите о переносе столицы, получите множество категорических отказов.

Иррациональность таких ответов меня озадачивала, пока я не понял простую вещь: для москвича столичный статус — фундамент самоощущения и мировосприятия. Что для коренного, бабку которого привезли на бибиревскую фабрику, что для понаехавшего, вырвавшегося из провинциальной беспросветности.

Схожая ментальность имеется у многих автовладельцев. Для них машина — символ статуса, жизненного успеха и комфорта. Они готовы пять часов торчать в пробках, а слово «метро» у них жестко увязано со словом «опуститься». Современный урбанист вынужден в первую очередь говорить не про свою науку, а о психологии и моде. Автомобилисту сперва нужно доказать, что общественный транспорт, электрокар или велосипед — это «вау!», а тратят свободное время на пробки «только лохи».

Склонить москвичей к поддержке им же необходимого вывоза чиновников за 1001-й километр можно только обещанием сохранить столичный статус.

Например, Москва де-юре остается столицей, с Кремлем и президентом. Одновременно придется решить психологические проблемы чиновников. Им статус места куда важнее, чем простому человеку. Город, где обоснуются слуги народа, можно величать, скажем, «правительственной столицей». После решения психологических проблем останутся технические. Первая — куда переносить? Вторая — что делать с коррупцией?

Столицу переносят либо в географический центр, либо, по Макиавелли и Саакашвили, на земли, которые нужно удержать. Главная геополитическая угроза нашей страны концентрируется с той стороны китайской границы. Если у кого-то и есть заинтересованность в распаде России, то именно у Китая, облизывающегося на Сибирь.

Оптимальные варианты будущих столиц — Екатеринбург или Новосибирск. Первый изучался как возможный вариант еще Лениным. На Урале сконцентрированы большие людские и производственные ресурсы. Плюс ко всему он является символической границей Европы и Азии. Новосибирск же с дореволюционных времен считался географическим центром Российской империи. При Хрущеве он рассматривался как запасная столица. Москва и Петербург легко уничтожаются при ядерной войне, а вот до Новосибирска пока боеголовка долетит... Да и в саму планировку города заложена опция мегаполиса. Кивать же на коррупцию, какой бы высокой она ни была, бессмысленно. С ней нужно бороться.

Представьте страну, воодушевленную национальным проектом переноса столицы, с бурным развитием инфраструктуры и регионов. Представьте Москву, избавившуюся от сотен тысяч чиновников, космических пробок и цен на жилье. Это все начнет реализовываться, если кандидат в мэры озвучит важность переноса столицы. Естественно, аккуратно ее сформулировав. Первый приходящий на ум лозунг — «Москва без чиновников!». Мол, господа, у вас пять минут на сборы.

Представили?