Полемика

ИТЭФ - наиболее яркий пример разрухи, которую могут вызвать менджеры в науке
ИТЭФ - наиболее яркий пример разрухи, которую могут вызвать менджеры в науке
itep.ru

Наука для своих

Андрей Ростовцев о реформе ИТЭФ как печальном прогнозе возможной судьбы РАН

Андрей Ростовцев

Идеальные условия для развития науки дает ситуация, когда управление на всех уровнях берут на себя сами ученые и люди, близкие академической среде. Проблема такой схемы – непрерывный рост затрат. Но если управлять этими ресурсами берутся менеджеры, результат может быть гораздо хуже.

Кажется, что уже все слова про «реформу» Российской академии наук были сказаны. Обе стороны конфликта, так и не поняв друг друга, разъехались до осени. По сути, диалога между ними пока не получилось. Зато в стремительно пустеющем информационном пространстве появилась возможность не спеша поразмышлять о том, что же происходит.

Хорошо известно, что идеальные условия для развития академической науки реализуются только тогда, когда учеными и доступными научными ресурсами управляют сами ученые, а, в свою очередь, тем, кто управляет, советы дают тоже не чуждые академической среде люди, и наставниками тех, кто дает советы, являются тоже ученые.

При этом правила положительного отбора ставят на вершину этой пирамиды наиболее мудрых и опытных. По отношению к государству эта самодостаточная академическая среда исповедует единственный принцип «Дай денег и отойди». Такая система в пересчете на один потраченный рубль со временем приносит наиболее глубокие фундаментальные знания о природе вещей. Однако у такой идеальной модели генерации новых знаний есть один существенный недостаток. Расширяя горизонт знаний, растущая научная среда требует непрерывного роста затрат на нее, и в какой-то момент неизбежно наступает коллапс, поскольку, как известно, любые средства небезграничны.

С другой стороны, если за управление научным сообществом берутся менеджеры, далекие от всякой науки (пусть даже при этом изначально они намереваются распоряжаться только ресурсами, а чистую науку обещают оставить академическому сообществу), результат может быть много безобразнее любого коллапса. Наиболее ярким современным примером такого безобразия служит Институт теоретической и экспериментальной физики (ИТЭФ) в Москве. Вкратце с тем, что произошло за последний год в ИТЭФ, можно ознакомиться здесь.

В результате реформы, устроенной чиновниками и спецслужбами, академическая атмосфера в ещё пару лет назад всемирно известном научном центре оказалась полностью разрушена. Доступ иностранных коллег-ученых в ИТЭФ без весомых на то причин стал практически невозможен. Да что говорить об иностранцах! Доступ простых российских школьников в образовательный центр ИТЭФ стал крайне затруднителен.

Из-за непреодолимых бюрократических барьеров закупки научного оборудования также резко сократились. Зато быстро начал разрастаться штат различных хозяйственных и управляющих служб – это своего рода «институт для своих» с вполне коммерческими зарплатами. Одновременно растущий спрут постепенно вытеснил с руководящих позиций реально работающих ученых.

Так, член-корр., д. ф.-м. н. профессор М. В. Данилов, бывший директор ИТЭФ, был переведен на должность научного работника с десятикратной потерей в зарплате. Надо сказать, что Данилов – один из наиболее цитируемых ученых (не только физиков!) в России и хорошо известен за рубежом, имеет несколько престижных международных наград и обеспечивает глобальное управление мировой наукой, работая в международных научных комитетах. Кадровик ИТЭФ с неясным уровнем образования (тот же человек, который беспардонно нахамил Галине Хованской) отказывается понимать, почему необходимо брать на работу в физический институт талантливых молодых специалистов, выпускников знаменитого физтеха с красным дипломом. После долгих уговоров отдел кадров ИТЭФ соглашается взять на работу молодого человека, у которого имеется с десяток публикаций в топовых международных научных журналах, на зарплату… (барабанная дробь) 1300 рублей в месяц. Нет, нет, я не ошибся, это примерно в сто раз меньше, чем зарплата самого сотрудника отдела кадров, никаких физтехов не кончавшего. Почему примерно? Потому что зарплаты части «института для своих» строго засекречены.

Трагическая история произошла с инженером И. А. Ветлицким, проработавшим много лет в ИТЭФе, одним из ведущих экспертов по полупроводникам в мировой науке, создавшим сложные научные установки, сверхпроводящие магниты, которые работают на Большом адронном коллайдере в крупнейшем европейском центре по ядерным исследованиям CERN. Он получил от новой администрации уведомление об установлении ему оклада в размере 2882 рубля в месяц… При этом директор ИТЭФа Ю. Ф. Козлов имеет оклад размером 300 000 рублей в месяц, написала в своем блоге известная певица Наталья Ветлицкая, потерявшая отца, скончавшегося вскоре после получения этого уведомления. Подобные случаи унижения ученых ИТЭФа стали распространенными при новом руководстве. Напомню, что без мощного поля, создаваемого магнитом, разработанным инженером ИТЭФ Ветлицким, в частности, открытие бозона Хиггса было бы невозможно.

Размер этой колонки не позволяет описать весь ужас происходящего в ИТЭФ. Чтобы скрыть свои преступления против человечности, руководство института, заручившись поддержкой спецслужб, запретило контакты с прессой на территории института и вообще проход представителей СМИ в ИТЭФ. Напрасно целую неделю потратило Общественное ТВ, чтобы получить разрешение на интервью с сотрудниками ИТЭФ на их рабочем месте. Чиновники и управленцы в центре столицы России организовали плотную информационную блокаду. Интервью с учеными пришлось записывать в стенах более гостеприимного академического физического института ФИАН. Это не бред сумасшедшего и не Кафка, это – сегодняшняя реальность.

Хотя неравная борьба с чиновниками и закончилась разрушением научного центра, историческая роль ИТЭФ состоит в том, что он стал наглядной моделью самого худшего сценария развития планируемых реформ в Академии наук.

Что же делать? Как не допустить повторения ситуации с ИТЭФ? Цивилизация подарила людям уникальный инструмент достижения взаимопонимания. Это – диалог. Этим инструментом, конечно, надо еще учиться пользоваться. Но открытый диалог – последний шанс победить абсолютное зло. Очень хотелось бы надеяться, что общество этим шансом воспользуется.

Автор — доктор физико-математических наук, заведующий лабораторией физики элементарных частиц ИТЭФ