Расклады

Сергей Шахиджанян/Коммерсантъ

Унылая отрада

Георгий Осипов о том, что дело не столько в размере экономики, сколько в умении распорядиться ресурсами

Георгий Осипов

Признание российской экономики пятой в мире по габаритам можно считать «отрадным» известием, как премьер Медведев, если не смотреть другие рейтинги, так как их сопоставление порождает уныние.

Председатель правительства России сказал: «Россия вышла на пятое место в рейтинге крупнейших экономик мира по объему ВВП, потеснив Германию... это отрадное сообщение». Банальная реакция — посмотреть, на каком месте Россия по доходам на душу населения. На 59-м, с $12 700 на душу. А упомянутая премьером Германия — на 22-м месте, с $44 010.

Но почему, возникает вопрос, мы почти в четыре раза уступаем немцам по доходам на душу населения, опережая их по размерам экономики? Явно не потому, что у них раза в четыре меньше едоков.

В Германии живут около 82 млн человек против почти 142 миллионов в России. Учтем, что у немцев почти нет полезных ископаемых, если даже и остался еще бурый уголь. Ответ тоже банален: производительность труда у них выше. И прибыль они получают не от экспорта, скажем, брюквы, а от продаж машин и оборудования, в очередь на покупку которых стоит каждое уважающее себя, скажем, китайское предприятие, хоть трубы, хоть ботинки оно выпускает.

Кстати, еще сильнее мы уступаем по душевым доходам американцам (14-е место, по $50 120 на каждого из 308 млн человек). Ладно, американцы, допустим, вообще кровососы и дурят весь мир, заставляя покупать их же долги в виде хитроумных производных бумаг. Но еще мы проигрываем Швеции (10-е место, по $56 210), в которой вообще уже давно установился почти тот социализм, который снился многим партработникам в СССР. В Швеции, кстати, налоги на бизнес и на людей намного выше наших, немецких и американских. При этом королевство спокойно минует нынешний мировой кризис.

Германия, США и Швеция, можно сказать, олицетворяют собой три модели государственного, экономического устройства. Немецкий рационализм, американский авантюризм и скандинавский социализм. И все нас переигрывают.

Тот же ВБ и другие мировые институты давно перестали обожествлять размер ВВП, который не гарантирует процветание народов. Учитываются много других важных факторов. Например, ООН вычисляет индекс развития человеческого потенциала. Можно, конечно, со смехом его игнорировать, читая про то, что они там считают: «1. Благосостояние: расширение реальных свобод человека таким образом, чтобы они могли процветать; 2. Расширение прав и возможностей, а также агентность: возможность человека и групп действовать и получать ценные результаты; 3. Справедливость: повышение социальной справедливости, обеспечение устойчивости результатов во времени, уважение прав человека и других целей общества».

Но смотрим: результаты рейтинга стран по развитию этого смешного потенциала хорошо коррелируют с данными о тех же доходах на душу населения. США — 3-е место, Германия — 5-е, Швеция — 8-е, Россия — 55-е (сверху — Кувейт, ниже — Румыния).

Для развития человеческого потенциала требуются, конечно, образование и здравоохранение. Тоже есть рейтинги. По уровню образования. США — 5-е место, Германия — 9-е, Швеция --16-е, Россия — 49-е.

А вот данные из рейтинга стран мира по уровню расходов на здравоохранение. ООНовские эксперты включают, надо помнить, в них общий объем и государственных, и частных расходов, считая сумму в процентах от ВВП. Вот что имеем. США — 6-е место (9,5% ВВП), Германия — 10-е место (9%), Швеция — 20-е (7,8%), Россия — 106-е (3,2%).

Тоже все позиции, как видим, сопоставимы с данными об уровне подушевых доходов. Эти доходы прямо зависят от производительности труда, рост которой в современном мире (в цивилизованных странах) невозможно обеспечить без развития того самого человеческого потенциала. Мало того, этот потенциал еще надо уметь превратить в человеческий капитал, а тот реализовать, чтобы выиграть в производстве нематериального капитала… Но нам про все это рано говорить, пока, к примеру, расходы на здравоохранение едва превышают 3% от ВВП и имеют тенденцию к сокращению ради консервации, кроме прочего, старых и создания новых рабочих мест на заводах по производству чего-то того, что производители называют современной военной техникой.

Россия никогда не была карликовой страной, объем ее экономики всегда внушителен. Кажется, что теперь даже высшим бюрократам стало ясно, что дело не столько в размере, сколько в умении распорядиться ресурсами. Но, как видим, нет движений к тому, чтобы вкладываться в развитие всяких кажущихся невнятными человеческих потенциалов. Вот работа по перенаправлению тех же финансовых потоков идет перманентно. Нынче это называется в том числе «бюджетным маневром». О сути которого ясно написала Наталья Акиндинова из ВШЭ: «… оказывается, что «бюджетные маневры» главным образом заключаются в том, чтобы увеличивать затраты на содержание силовых структур и зарплаты чиновников, а также в том, чтобы увеличить расходы на строительство высокоскоростных магистралей и проведение чемпионата мира по футболу за счет сокращения затрат на образование и здравоохранение, опасаясь тронуть оборонный заказ».

Пренебрежение к личностям со всеми их «потенциалами», амбициями на основание своих никчемных маленьких бизнесов , хамским нежеланием ходить строем и отражается потом в международных экономических рейтингах. Например, в «Рейтинге глобальной конкурентоспособности 2012–2013». США — 7-е место, Германия — 6-е, Швеция — 4-е, Россия — 67-е из 144.

Может, и отрадно, что крупная российская экономика опять растолстела, но выглядит она неповоротливой и какой-то малосообразительной.

Впрочем, может быть, и не в ней дело — на такие размышления натолкнуло недавнее выступление собирателя традиционного русского костюма Сергея Глебушкина на круглом столе «Россия и русские в XXI веке» в РИА «Новости».

«В древней дохристианской Руси самыми завидными невестами считались девки высокие и толстые», — сообщил собиратель, рассказав также, что, если в брачную ночь у мужа ничего не получилось, молодая должна была тут же пойти и утопиться.

Если сравнить нашу экономику с невестой, то возникает вопрос: надо ее топить насмерть или его подлечить стоит? Кто у нас муж?