Полемика

После высказываний Тома Йорка недовольных смехотворными гонорарами музыкантов станет больше
После высказываний Тома Йорка недовольных смехотворными гонорарами музыкантов станет больше
Peter Macdiarmid/Getty Images

Мажоры против пиратов

Не только у нас, но и за рубежом артисты почти ничего не получают от интернет-трансляции своих творений

Валентин Хиторин

Цифровая революция, сделавшая интернет основным источником музыки, вывела на первый план проблему пиратства, которое лишает музыкантов дохода. На самом деле даже легальные интернет-сервисы приносят прибыль мейджор-лейблам, а вовсе не авторам.

В начале прошлой недели практически во всех мировых музыкальных СМИ развязалось жаркое обсуждение системы распределения прибылей от размещения записей в интернете. Поводом стал скандал: 14 июля продюсер Radiohead Найджел Годрич объявил об удалении музыки организованных им групп Atoms For Peace, Ultraista и сольного альбома Тома Йорка «The Eraser» из коллекций онлайн-сервисов Spotify и Rdio. Он обвинил их в секретных сделках с крупнейшими музыкальными лейблами, а Йорк добавил, что музыканты действительно «ни хрена не получают» за трансляцию своих песен сервисами стриминга. Представители самого популярного музыкального стриминг-сервиса Spotify ответили, что всеми способами продвигают новых артистов, заплатили правообладателям уже $500 млн и отдадут еще столько же до конца года. А теперь пытаются организовать встречу с Radiohead и надеются все уладить.

Но пока распространители музыки празднуют «золотой век» индустрии, в которой настоящие производители считают заработанные на десятках тысяч прослушиваний жалкие центы, счастливого финала ждать не приходится.

Сейчас стриминговые сервисы — это самый активно развивающийся сегмент мирового музыкального рынка.

Суть их проста: у каждого есть онлайн-библиотека с миллионами песен, которые можно находить, слушать, использовать в плейлистах и транслировать на другие сайты через код плеера. Треки не нужно покупать, можно лишь оплачивать ежемесячный доступ к прослушиванию всего каталога, избегая проблемы выбора и забыв о торрентах. Чем не надежда музыкального рынка? Вся музыка в одном месте — это удобно, быстро, дешево, легально и поэтому очень популярно. Тот же Spotify, запущенный в 2008 году в Швеции, на сегодня насчитывает 24 миллиона пользователей. Основную прибыль сервис получает от рекламы и платных подписчиков, число которых только за последний год увеличилось с 4 млн до 6 млн человек. По подсчетам evolver.fm, общий доход компании в 2011 году составлял $244 млн, в 2012-м — около $600 млн, а в этом году ожидается $1 млрд. Кроме Spotify и Rdio многомиллионная аудитория также у Deezer, Pandora, iTunes Radio, Rhapsody и других, которые работают по схожему принципу. В контексте таких цифр становится действительно интересно, сколь малая сумма отчислений артистам заставляет чувствительного Йорка материться.

Мэтт Джонсон, лидер инди-группы Hookworms, рассказал NME, что за 100 000 прослушиваний на Spotify он получил 42 фунта стерлингов. А автор одной из самых успешных пластинок этого года Джон Хопкинс удалил свою музыку из сервиса еще в ноябре 2012-го, получив чек на 8 фунтов за 90 000 прослушиваний. Сервис Pandora (у которого больше 200 млн пользователей и $274 млн дохода за 2012 год) заплатил $16 Дэвиду Лоуэри за 1,5 млн прослушиваний песни «Low» его группы Crackers. С критикой стриминг-сервисов выступал менеджер U2, участники Biffy Clyro и the Black Keys, но после высказываний Тома Йорка недовольных смехотворными гонорарами музыкантов станет больше.

Исполнительный директор Spotify Дэниэл Эк может сколько угодно убеждать артистов и журналистов в искренности своих благих намерений, радужности технологичного музыкального будущего и честности отчисляемых им 70% прибыли правообладателям.

Уже всем ясно, что эти правообладатели — большая четверка мейджор-лейблов: именно они владеют практически всей библиотекой аудиозаписей Spotify, большинством популярных звезд и хитов. Конечно, они забирают львиную долю прибыли себе, так же как и 20 лет назад. Если все диджитал-революции что-то и изменили, то только веру независимого музыканта в возможность жить на продажах свои записей. Теперь такой веры нет.

По обе стороны кордона артисты зарабатывают выступлениями, а то, что их синглы и альбомы звучат в сотнях тысяч смартфонов и компьютеров, — это уже скорее реклама и пиар.

Из России вся эта история выглядит очередной курьезной выходкой Тома Йорка, ведь ни Spotify, ни Rdio в нашей стране официально не доступны (но если очень постараться, то настроить можно), а вся музыка если не скачивается, то в лучшем случае прослушивается бесплатно. Тем не менее у нас, ровно как и за рубежом, артисты почти ничего не получают за интернет-трансляции своих творений. Вопрос лишь в том, кто душит рынок — все еще пираты или уже мейджор-лейблы.

После выхода книги «Код Дурова» и колонки Бершидского о том, почему не стоит гордиться основателем самой популярной отечественной социальной сети, многие узнали, что отсутствие Spotify в России – не что иное, как вина создателя «ВКонтакте», набравшего чуть ли не самую большую музыкальную библиотеку в мире банальным пиратством. Павла Дурова упрекали в том, что только из-за него в России нет стримингов и даже самой возможности их существования, а авторы ничего не зарабатывают на своих песнях. Но меняется законодательство, меняются владельцы «ВКонтакте», меняется стратегия лейблов — и вот уже все те же корпорации договариваются о размере своей доли с самой пиратской социальной сетью в интернете. Теперь вроде есть надежда на музыкальный легалайз, да и конкуренция в виде отечественных сервисов «Яндекс.Музыка» и Tracksflow уже появилась.

Однако последние события показывают одно: при нынешнем всевластии компаний звукозаписи, даже если за музыку будут платить миллионы людей, музыканты с этого все равно «ни хрена не получат».

Автор — главный редактор Hook Music Explorer