Расклады

Московские чиновники считают, что медкабинеты шаговой доступности разгрузят поликлиники
Московские чиновники считают, что медкабинеты шаговой доступности разгрузят поликлиники
Владимир Смирнов/ИТАР-ТАСС

Доктор где-то рядом

Георгий Осипов о том, что в медицине московские чиновники занимаются тем, что хорошо умеют, — распределением площадей

Георгий Осипов

Медицинские кабинеты шаговой доступности бессмысленны и для развития малого бизнеса, и для улучшения обслуживания пациентов. Зато они дают повод поговорить с горожанами-избирателями про то, как власти о них заботятся.

В столице прошел первый аукцион по продаже прав на льготную аренду нежилых помещений (два лота), в которых обещано создать медицинские кабинеты пресловутой шаговой доступности «Доктор рядом».

«Пресловутой», потому что про эту доступность говорили и что-то постоянно решали и пятьдесят, и сорок лет назад. Правда, при советах определенная логика в инициативе просматривалась, так как речь шла прежде всего про то, чтобы предоставить неподалеку от дома любому горожанину место, где можно купить булку хлеба и бутылку водки. И открывали торговые палатки.

Медкабинеты, которые теперь возрождаются в Москве и других городах, тоже мы уже проходили. К примеру, когда строили Строгино и Чертаново, там открыли такие заведения — чтобы не оставить людей вовсе без врачей в ожидании окончания строительства нормальных поликлиник.

Тоже логика понятная. Чего не обнаруживается в сегодняшних действиях начальников Москвы.

Они, кстати, первым делом начали как раз с уничтожения мелких торговых точек шаговой доступности, которые как грибы выросли сразу после хоть частичной, но отмены плановой экономики. А теперь начали создавать медпункты вовсе не в новых районах. Зачем? Ответы, которые щедро раздавали чиновники СМИ, ясности не вносят, хотя и повергают почти в восторженное изумление.

Вот как объясняется затея. Победители торгов шесть месяцев будут платить за аренду по рыночным ценам – пока идет ремонт и оснащение кабинетов. А потом 19 с половиной лет они смогут пользоваться ими практически бесплатно — по рублю за метр. Выглядит хорошо, если представить, что кабинеты займут, скажем, частные предприниматели из числа опытных врачей, которым и на пенсии не сидится дома. Это вряд ли. Такие медики, наверное, должны бы стать либо индивидуальными предпринимателями, либо пополнить ряды малого бизнеса. Однако общенациональный курс другой — на искоренение малых форм хозяйствования, вот и только что президент подписал новые правила взимания страховых взносов с «мелочи», которые вряд ли послужат процветанию микроскопического бизнеса. Кстати, купили права на аренду по рублю структуры немаленькие. Одно помещение досталось поликлинике № 1 ФГБУ — «кремлевской», другое — коммерческой клинике, про которую сообщается, что она уже 10 лет успешно работает с пациентами.

Речь пока, стало быть, не идет о развитии, скажем, института «семейных докторов» и прочего, известного из книг о старой России и очерков о современной загранице.

Московские власти рассказали о требованиях к тем, кто получит право на рублевую аренду. Они обязаны создать кабинет, в котором будут с 8 до 20 ежедневно принимать пациентов по полисам ОМС терапевт и педиатр. Доктора должны подготовить помещение для работы в соответствии с существующими медицинскими стандартами, оснастить необходимой техникой.

Со стандартами у нас сложно, их трудно отыскать, попытавшись, к примеру, выяснить, что кому положено бесплатно, по ОМС, а за что надо платить. Соответственно, нелегко догадаться, что имеется в виду под «необходимой техникой», тут и сами чиновники запутались в комментариях. К примеру, комментируя размер необходимых расходов, говорят не только про аппарат ЭКГ и бактерицидные лампы, а еще про гинекологическое кресло (с мебелью и компьютерами выходит всего около 800 тыс. рублей). Не разъясняется, зачем терапевту и педиатру гинекологическое кресло.

Может быть, это объясняется тем, что часть площади победители аукциона могут использовать под создание кабинетов специалистов, оказывающих уже платные услуги. Оговаривается, что в комплексе оказания медицинских услуг не могут участвовать косметологи, специалисты нетрадиционных практик, венерологи и массажисты. Про гинекологов вроде не говорится. Стимул, стало быть, создается сразу такой: дать приют, скажем, мастерам по прерыванию беременности за посильную плату, которая явно будет выше, чем рубль за метр и гарантирует устойчивую прибыль.

Про всякие стимулы чиновники не говорят, напирают на то, что эти кабинеты помогут разгрузить районные поликлиники (до конца года планируется выставить на аукционы еще 30 объектов недвижимости). В этом уверен, например, руководитель столичного департамента здравоохранения Москвы Георгий Голухов. Надо сказать, что многие рядовые медики относятся к этому, скажем так, скептически: приличный врач начинает с назначения необходимых исследований, для чего нужны лаборатории, кабинеты рентгена, магнитно-резонансной томографии и прочее. Надо еще, чтобы можно было на месте посоветоваться со специалистом в той или иной области. То есть требуется нормальная поликлиника, а не кабинет на первом этаже жилого дома.

По этому поводу следуют пояснения замруководителя департамента здравоохранения Москвы Алексея Хрипуна: «Если возникает необходимость более углубленного обследования — клинико-лабораторного или клинико-инструментального, его можно пройти по записи от врача общей практики в амбулаторном центре или его ближайшем филиале».

Это бодрит — оказывается, не всегда может возникнуть необходимость сдать анализы, когда идешь к врачу с жалобами, то есть врали нам советские медики, врут и сегодняшние работники частных и государственных клиник.

Для того чтобы получать медицинскую помощь на первом этаже соседнего дома, надо будет сначала открепиться от своей поликлиники и прикрепиться к кабинету врача общей практики. И потом все равно ходить в поликлинику сдавать анализы.

Кабинеты шаговой доступности, получается, бессмысленны и для развития малого бизнеса, и для улучшения обслуживания пациентов. Зато они дают повод поговорить с горожанами-избирателями про то, как о них власти заботятся.

В тех же Строгино и Чертаново подобные пункты, в которых принимали терапевты и педиатры, существовали недолго, оказались крайне неэффективны, так как врачи в них быстро стали исполнять фактически лишь функции диспетчеров, перенаправляющих пациентов в поликлиники к профильным специалистам.

Но наши чиновники настаивают, что на сей раз все будет иначе. И непременно вспоминают про заграничный опыт, про семейных докторов. Что ж, есть хороший опыт за пределами нашей страны, привычны во многих землях и семейные доктора. Только чаще они принимают больных у себя дома, причем даже без гинекологических кресел. Стимулы для них создаются обычно налоговые, если вообще создаются. Такие медики тоже первым делом исполняют диспетчерские роли, говорят, на что можно не обращать внимания, а с чем стоит мчаться в клинику, в лабораторию. Потом контролируют процесс лечения. У нас, как, скажем, в Британии, это давно делают участковые терапевты и педиатры. Их не хватает. Но ведь дополнительные площади кадровую проблему не решат. Очереди в поликлиниках не рассосутся при открытии нескольких десятков кабинетов, которые в эти поликлиники будут посылать пациентов лечиться. Вряд ли можно рассчитывать, что народ массово начнет открепляться от своей поликлиники и приписываться к кабинету на 500 метров ближе.

Зачем же тогда вся затея, кроме как ради демонстрации рвения и имитации заботы? Видимо, ответ прост:

за последние годы городские чиновники стали мастерами экстра-класса в деле распределения и перераспределения всех видов площадей, но утратили многие другие навыки. Вот и делают они то, что хорошо умеют.

А на решение кадровых задач или, скажем, на то, чтобы изменить странный порядок финансирования здравоохранения, когда человек не может сам решать, в клинике какой формы собственности потратить положенные ему по ОМС средства, чиновники никак не претендуют.

Плюс городской казне требуются деньги. Лоты по двум первым помещениям под бессмысленные кабинеты удалось сбыть за 1,9 и 1,5 млн рублей. Хотели, правда, продать четыре лота, но желающих отыскали только на пару.