Расклады

30% населения в каждом регионе будут платить за свет по повышенным тарифам
30% населения в каждом регионе будут платить за свет по повышенным тарифам
Александр Рюмин/ИТАР-ТАСС

Манящий кошелек среднего класса

Георгий Осипов о планах повысить тарифы на электричество для обеспеченных граждан

Георгий Осипов

Борьба с перекрестным субсидированием имеет высокие шансы обернуться лишь введением коммунального налога для среднего класса и низкие — на то, чтобы стимулировать цивилизованную работу поставщиков света.

Председатель правительства Дмитрий Медведев подписал постановление о поэтапном введении социальной нормы потребления электроэнергии. С 1 сентября эти нормы должны заработать в семи регионах, а с 1 июля 2014 года — по всей России. Задумано, что примерно по 70 киловатт в месяц на каждого прописанного человека можно оплачивать по действующим (постоянно повышающимся, кстати) расценкам, а за то, что граждане употребят сверх пайка, придется платить на 30 и более процентов дороже.

Регионам приказано постараться, чтобы 70% их населения не стали переплачивать за свет. Переплатят 30%, и это будут, скорее всего, не бедняки и не богачи, а преимущественно средний класс.

У откровенно небогатых людей и впрямь, как гордо говорят наши чиновники, чаще в домах мало электроприборов, нет кондиционеров, не работают по пять дней в неделю стиральные машины, не пожирают киловатты плазмы. Хотя какой-то процент бедняков все-таки имеет купленные в кредит кофеварки, мультиварки, ТВ-панели. У богатых обычно есть полный джентльменский набор бытовой техники, но она чаще высокого уровня и потребляет мало тока. Хотя несколько процентов богатых тоже, наверное, любят сэкономить на технике. У нашего среднего класса приборы обычно довольно прожорливые, по 70 киловатт на члена семьи может быть мало. Этому классу (плюс закредитованные бедные и прижимистые богатые) и вменяется теперь дороже платить за свет.

Расчеты власти про семьдесят и тридцать процентов примерно соответствуют формуле расслоения нашего общества по доходам: 70% — небогатые люди, 20% — середняки, 10% — хорошо обеспеченные граждане. Но каждая из этих групп неоднородна. Бедный бедному рознь, есть совсем бедные, а есть почти средние. Так же и с богатыми, у которых тоже найдется, так сказать, низшая прослойка, тяготеющая к средней. Словом, 30% жителей той или иной территории плательщиков по повышенным тарифам можно отыскать. А если в некоторых депрессивных регионах достаточное количество представителей нужного электрикам класса вдруг не обнаружится, то выход известен по опыту борьбы с водяными счетчиками — накручивать расходы на общедомовые нужды, как бы насильно записывать в середняки столько семей, сколько нужно.

По статистическим расчетам, обеспеченные граждане сильно не пострадают. Сейчас у них на оплату света уходит процента полтора от доходов, будет немного больше — еще не смертельно. Кстати, в некоторых регионах уже давно действует нечто подобное соцнорме, бунтов не было.

Кроме того, известно, что наш средний класс в основном демонстрирует законопослушание не хуже европейцев. Он и пешеходов быстро приноровился с улыбкой пропускать на зебрах, и налоги платить предпочитает честно, даже часто отказывается переходить на более высокооплачиваемую работу, если там не все «в белую». Одно «но»: все так, если он, класс, понимает смысл затеи. Зачем пропускать пешеходов — понятно, чем выгоднее легальный заработок — тоже. С переплатой за свет (далее последуют вода и тепло) все не так очевидно.

Объясняют, что это надо для искоренения зла перекрестного субсидирования. Это когда предприятия переплачивают за электричество, компенсируя низкие тарифы для населения. Согласимся, что это плохо, особенно на фоне стагнации экономики. В «Сколково» посчитали, что в 2011 году общий размер перекрестного субсидирования составил 324 млрд руб. (в 2004 году было 86 млрд руб.). Из этой суммы на население приходится около 60% (по данным Минэнерго — 232 млрд руб.). Куда пошли остальные деньги из переплаченных крупными предприятиями? На компенсацию тарифов для административных зданий, торговых центров, на малый и средний бизнес. А 20% от 324 миллиардов — на увеличение выручки сетевых компаний.

Что выиграет крупный бизнес от введения соцнорм? Например, производители алюминия, который и делается, в общем, из электричества? Читаем недавнее интервью Олега Дерипаски о проблемах погибающей отрасли. Глава «РусАла» говорит: «Цена на электроэнергию играет ключевую роль в формировании нашей себестоимости, при этом c 2007 года средний тариф на электроэнергию для предприятий алюминиевого дивизиона «Запад» вырос на 76%... Кроме этого, растет стоимость прочего сырья... Прибавьте сюда сумасшедший рост тарифов на газ и железнодорожные перевозки и получите петлю для промышленника… Если в ближайшее время не предпринять решительных действий по ограничению роста тарифов естественных монополий, стимулированию внутреннего спроса … то под угрозой закрытия окажутся и сибирские алюминиевые заводы»...

Можно начинать поэтапно убирать перекрестное субсидирование, но свести эффект к нулю банальным ростом тарифов монополистами, у которых всегда найдутся обоснования для такого повышения. Без внутреннего спроса работать можно только на склад, пока он не переполнится.

Дерипаска не видит ничего, кроме деклараций по этим направлениям, и не только он не видит. Пока нет ясности, когда и как будут (если будут) снижены цены на электричество для производителей в результате введения соцнорм.

Учтем, что в России в 2012 году доля электроэнергии, потребляемая населением, составила лишь 12,6%. Более или менее внятно запланировано лишь уравнивание расценок для промпредприятий и домохозяйств путем повышения тарифов для граждан.

Судя по всему, сетевые компании никак не намерены отказываться от привычных доходов. Да и чиновники говорят, что средства, вырученные от платы за сверхнормативное потребление света, пойдут на инвестиции в генерацию и на развитие сетевого хозяйства. Но последние десять с лишним лет все регулярные повышения тарифов оправдывались этим же. В том числе много говорили, что позарез нужны деньги на то, чтобы починить провода и столбы и снизить потери при доставке энергии конечным потребителям. Сетевые компании, к которым больше всего претензий и у крупных, и у прочих потребителей, рапортуют, что направляют триллионы рублей на инвестиционные программы. Но их потери сокращаются почти в рамках допустимых при подсчетах погрешностей. Что там писали эксперты «Сколково» про 20%, идущих на увеличение выручки сетевых компаний?

Эксперты говорят о необходимости повышения прозрачности работы сетевиков на услуги по передаче электроэнергии. О том, что потребители должны иметь возможность оспаривать устанавливаемые тарифы. Об оптимизации расходов сетевых компаний. Но никаких стимулов для этого не создается.

Есть пожелания к сетевикам работать эффективно и честно, нет действенных механизмов контроля обществом работы сетевых компаний. Это почти фатально в условиях, когда почти нет возможности у потребителей отказаться от услуг того поставщика, тарифы которого не радуют, и перейти к другому, — все монополизировано.

Крупные предприятия начали строить собственные электростанции, что вызвало бурные протесты региональных электриков. Гражданам остается надежда.

В таких условиях можно предположить, что введение социальных норм потребления станет просто еще одним способом повысить доходы сетевых компаний. И вся кампания послужит лишь тому, чтобы законсервировать существующий порядок, гарантировать сетевикам устойчивый рост прибыли. А на подходе к кошелькам среднего класса — водопроводчики.