Полемика

Забрав «на реставрацию» обелиск из Александровского сада, вернуть собираются, похоже, совсем другой объект
Забрав «на реставрацию» обелиск из Александровского сада, вернуть собираются, похоже, совсем другой объект
hitrovka.livejournal.com

Антиконституционная реставрация

Сергей Черняховский о том, что восстановление памятников не культурный, а политический вопрос

Сергей Черняховский

Если опираться на политические расклады в российском обществе, уничтожение советского памятника с восстановлением монархического – создание идейно-политического конфликта без какого-либо выигрыша для власти.

Из Александровского сада в Москве в начале июля исчез памятник. Обелиск «Революционным мыслителям и деятелям борьбы за освобождение трудящихся». Он простоял там 95 лет – с 1918 года. На стеле были вырублены в камне имена людей, связанных с политическим осмыслением борьбы за освобождение людей труда.

Там нет ни Ленина, ни Сталина, ни Троцкого, ни Свердлова. Там были имена мыслителей и писателей, вошедшие во все учебники политических учений и политической философии. Из русских мыслителей – Бакунин, Чернышевский, Лавров, Михайловский, Плеханов. Из классиков западной политической мысли – Томас Мор, Томазо Компанелла, Уинстенли, Жан Мелье, Сен-Симон, Фурье. Из европейских социалистов XIX века — Лассаль, Бебель, Мелье, Вальян, Фурье, Прудон, Жорес и Либкнехт. Классика мировой мысли. Хрестоматия. Кстати, большевиков – ни одного.

Обелиск демонтировали. На все вопросы все отвечают: «Реставрация, все согласовано, не волнуйтесь, вернем к 4 ноября». Правда, вызывает недоумение, какая связь между 4 ноября и «Революционным мыслителям и деятелям борьбы за освобождение трудящихся». Разве что в ознаменование «Единства народов России в ненависти к самодержавию». При уточнениях: «А что вернете?» – следует ответ, что взяли на реставрацию. На вопрос: «А что реставрируете?» – ответ: «Как что? Обелиск в память 300-летия царствования дома Романовых в Москве».

Взяли одно – вернуть, похоже, намерены другое. С принципиально иным политическим содержанием. Символ мечты и борьбы народов за свободу поменяют на символ монархического правления.

Считать это правильным или неправильным – это в любом случае политический вопрос. Решение которого должно приниматься на политическом уровне. С учетом общественного мнения и при открытом общественном обсуждении. Если принимается решение о переделке памятника мыслителям на памятник царям – его как минимум нужно принимать публично. В частности – чтобы все знали, по чьей воле это сделано. Но это – ответственность. Причем того или иного публичного политического лица – и определенная окраска его будущей политической репутации. Если принимается решение, которое найдет поддержку общества, – чего бояться? Если народ за памятник царям – он скажет, что он за памятник царям. Если народ против памятника царям – он это скажет, и памятника быть не должно.

Но твердо известно, что идею монархического правления в стране поддерживают 11% граждан, а идею возвращения династии Романовых – только половина из них. Как известно и то, что более 80% при опросах говорят, что считают республику предпочтительной формой правления для России. Поэтому из-за боязни такого обсуждения открытое политическое решение подменяется скрываемым техническим лицемерным решением о реставрации.

Терминологически возможность для этого есть: когда-то, перед тем как 95 лет назад в Александровском саду был поставлен этот памятник, материал, из которого он был сделан, использовался для упомянутого «Обелиска в память 300-летия царствования дома Романовых», простоявшего в Александровском саду всего четыре года – с 1914-го по 1918-й. Если вообще ставить вопрос не с политической точки зрения, а с точки зрения значимости, памятности и сохранения привычного облика Александровского сада – с ним обелиск в честь Романовых явно связан меньше, чем простоявший там в двадцать три раза больше времени обелиск мыслителям.

Если говорить о том, что речь идет всего лишь о возвращении ему первоначального вида – то и Кремль можно отреставрировать до такого, каким он был первоначально при Юрии Долгоруком – соснового и в несколько раз меньше.

Зато названию будет соответствовать: «Кремль» – это от древнего имени сосны «кремник». Но всем понятно, что замена памятника революционным мечтателям на памятник царям – это не реставрация. Точнее, реставрация совсем в ином смысле. Это не сохранение наследия искусства, это смена идеологических приоритетов. Власть говорит о консолидации общества – но навязывает ему символы раздора.

И здесь, так или иначе, существует несколько сторон проблемы. Первая – лицемерный и тайный образ действий. Что никогда не красит того, кто это делает. Переделывать тайком один памятник в другой под видом реставрации это мелко и недостойно. Когда 95 лет назад обелиск Романовым был переделан в обелиск мыслителям, никто не называл это реставрацией. Честно и открыто уничтожали «памятник царям» и устанавливали памятник «слугам народа». Власть взяли те, кто ставил своей целью свергнуть монархию и сверг ее. И юридически закрепил это в Конституции. В России сегодня монархия не восстановлена. Конституция провозглашает республиканское правление. Значит, восстановление памятника царям вместо памятника борцам за свободу – антиконституционное действие.

Второе. Политически – это откровенная глупость. С одной стороны, потому, что идея монархии, как уже говорилось, в стране непопулярна, а идея сохранения советского наследия популярна. Общий расклад политических симпатий в обществе примерно таков: 36% сторонников советской политической системы, 22% сторонников «западной демократии», 17% сторонников нынешней системы, менее 10% сторонников других систем. У власти нет большинства без союза с «советским сектором». Западники – ее враги, «монархисты» – вообще в этом раскладе ничего не дают. Большинство дают только «советские». Без них у власти, даже если считать всех сторонников «другой системы» монархистами – 26%, без них и при поддержке «советских» — 53%. Значит, для устойчивости современной политической системы «монархисты» особо не нужны, «советские» – необходимы.

То есть уничтожение советского памятника с восстановлением монархического – создание идейно-политического конфликта без какого-либо выигрыша для власти.

И на кого-то же общественное мнение ответственность за это решение возложит… Памятник у Кремля – так что либо на президента, либо на министра культуры. Интересно, кому из них это нужно?

И третий момент. Конституция провозглашает, что высшим источником власти является народ. Идея монархии предполагает, что высшим носителем власти является монарх. Любая пропаганда монархической идеи вроде прославления дома Романовых, то есть династического правления, есть призыв к несоблюдению Конституции. Это не значит, что среди представителей этой династии не было великих людей. Конечно, были – и почитались даже в советский период. Но прославлять Романовых как таковых, не делая различия между Петром Великим и Анной Иоанновной, Екатериной Великой и Павлом Первым – нелепо. И антиконституционно – потому что кровное родство ставит выше конституционного принципа «люди равны от рождения». И должно быть таковым признано.