Полемика

Ни РАН без правительства, ни правительство без РАН не могут изменить ее устав
Ни РАН без правительства, ни правительство без РАН не могут изменить ее устав
Юрий Смитюк/ИТАР-ТАСС

Борьба за запятую

Ефим Хазанов о том, что без согласия РАН ее можно только ликвидировать, но не реформировать

Ефим Хазанов

Во втором чтении законопроекта о реформе РАН слово «ликвидация» исчезло, но сама ликвидация осталась: если общее собрание академии не проголосует за изменение устава, то есть не одобрит реформу, единственным способом изменений остается ликвидация нынешней организации и учреждение новой академии наук. Альтернативой этому может быть только согласование перемен с самой РАН.

Сейчас решается судьба РАН, и пока неясно, куда будет поставлена запятая во фразе «ликвидировать нельзя реформировать». На первый взгляд по сравнению с классическим «казнить нельзя помиловать» вопрос не столь драматичный: можно реформировать до неузнаваемости, а можно, ликвидировав академию, создать новую, отличающуюся лишь косметически. Важно не название процесса, а его результат: хоть горшком назови, только в печь не ставь. Однако вопрос этот принципиальный, и не только потому, что слово «ликвидация» само по себе обременено тяжелым звучанием. Не случайно за эту запятую развернулась нешуточная борьба.

Во втором чтении из скандального законопроекта о РАН исчезла «ликвидация». Однако осталась «создаваемая этим законом академия», что означает, что исчезло лишь слово «ликвидация», а сама ликвидация осталась. Сейчас очень многие надеются, что из окончательного варианта закона ликвидацию удастся исключить. Широко распространен миф о том, что, скорректировав законопроект поправками, можно академию реформировать, а не ликвидировать. Очень важно развенчать этот миф, позволяющий ликвидаторам академии называть себя ее реформаторами. Замечу, что приводимая аргументация относится к любому варианту законопроекта, независимо от количества и качества поправок.

Дело в том, что у РАН есть устав, который, как в нем записано, «принимается общим собранием РАН и утверждается правительством РФ по представлению общего собрания академии». Любое изменение устава РАН требует решения общего собрания, причем «большинством в две трети голосов членов общего собрания, принявших участие в голосовании». С другой стороны, для изменения устава требуется постановление правительства. Таким образом, действует принцип двух ключей: ни РАН без правительства, ни правительство без РАН не может изменить устав.

Разумеется, устав не может противоречить законам, а сама академия не может нарушать законы, о чем свидетельствует в том числе вторая статья ее устава: «РАН руководствуется в своей деятельности Конституцией РФ, законодательством РФ и настоящим уставом». Однако это вовсе не означает, что устав может быть изменен без согласия академии! Если будет принят закон, который противоречит уставу, последний должен быть приведен в соответствие, но по решению общего собрания РАН — и никак иначе. Только так можно осуществить реформу РАН без ее ликвидации. Если общее собрание не проголосует за изменение устава, то есть не одобрит реформу, тогда государство вправе ликвидировать РАН как организацию, устав которой противоречит закону, и учредить новую организацию с любым «правильным» уставом. Подчеркиваю, именно ликвидировать и создать новую.

Парадоксально, но факт: ликвидировать академию без ее согласия можно, а изменить одну букву в ее уставе нельзя.

На самом деле, если задуматься, парадокса нет. Государство может закрыть магазин, например, за антисанитарию, контрафактный товар, неуплату налогов и т. д. Однако изменить устав фирмы, владеющей магазином, государство не может. Это же не выглядит парадоксом. Таким образом, вопрос о том, что выше, устав РАН или закон РФ, не так тривиален. Закон, безусловно, выше, но изменить устав законом нельзя.

Отсюда очевидно, что никакой реформы академии через принятие закона, не поддержанного самой академией (точнее, двумя третями общего собрания), быть не может; может быть только ликвидация. Ее можно назвать не так режущим слух словом «расформирование», но суть от этого не изменится: без согласия общего собрания академии возможно только расформирование существующей РАН и создание новой организации.

С этим трудно спорить демагогическими формулами вроде «в этом варианте закона преемственность сохраняется» или «благодаря закону новая РАН будет лучше старой». Может, будет хуже, может, будет и лучше, но в любом случае сначала старую РАН надо ликвидировать.

Мы все прекрасно видим, что желающих реформировать РАН много, а вот ликвидатором РАН быть никто не хочет! Более того, даже на лавры основателя новой РАН претендента не видно.

Таким образом, защита РАН может строиться по следующей схеме. Господа министры, депутаты, господин президент, хотите ликвидировать РАН — вносите, принимайте и подписывайте закон; хотите реформировать РАН — согласуйте реформу с самой РАН. Третьего не дано.

Власть есть власть, и она вправе поставить запятую там, где захочет. Может поставить перед «нельзя», может — после «нельзя», но две запятые даже власть поставить не может. Придется выбирать.

Автор — чл.-корр. РАН, заместитель директора Института прикладной физики РАН, Нижний Новгород