Расклады

Серж Саргсян и Владимир Путин во время встречи в Ново-Огарево
Серж Саргсян и Владимир Путин во время встречи в Ново-Огарево
Максим Шипенков/AFP/Getty Images

Армения платит за всех

Вадим Дубнов о новой формуле постсоветской интеграции

Вадим Дубнов

Готовностью вступить в Таможенный союз Армения расплатилась за все страны СНГ, намеренные в ноябре участвовать в саммите ЕС и «Восточного партнерства» в Вильнюсе. Москве срочно потребовалась какая-то победа, и быстро разобраться можно было только с Арменией.

Поедет ли президент Армении в Вильнюс в ноябре, теперь очень большой вопрос. Хотя еще несколько дней назад из всех кандидатов на парафирование договоров об ассоциации с Евросоюзом Армения была почти лидером. Вместо этого или вместе с этим Серж Саргсян выразил готовность стать четвертым после президентов России, Казахстана и Белоруссии лидером Таможенного союза.

Москва, несомненно, выиграла полновесное очко. Армения очко проиграла. При том что обе играют в совершенно разные игры. И все это отныне может по праву считаться новой формулой постсоветской интеграции.

Речь не только об Армении. Просто в этом сюжете ей пришлось ответить и расплатиться за всех, кто намерен в ноябре ехать в Вильнюс. Ведь дела у Армении шли, казалось бы, как у настоящего евроотличника. Все документы готовы. Оставалось, казалось бы, только дождаться ноября. Да и с Россией никакая логика не предвещала испорченного настроения.

Из всех соискателей европейского пути намерения Еревана вроде бы должны были огорчать Москву меньше всего. Особым стратегическим бонусом Армения не является, это не Украина. Даже не Молдавия, хотя бы граничащая с Евросоюзом. Кроме охраняющей собственные казармы российской военной базы в Гюмри и риторики о вековом и вечном стратегическом партнерстве, Россию и Армению по большому счету ничего эпического давно не связывает. Вся чего-то стоящая экономика Армении, в первую очередь инфраструктурная – энергетика, железные дороги, газопроводы, телекоммуникации, контролируется кремлевским бизнесом. И уж по бизнесу, казалось бы, тем же РЖД только и мечтать, когда Армения откроется миру и будет наконец куда поездам ездить и что возить. Карабах? Там уже давно лавров не снискать, к урегулированию все, кажется, уже давно научились относиться как к бремени, которое приходится нести просто исходя из статуса.

С уходом Армении Москва уж точно ничего не теряла, даже в имиджевом плане. Тем более что ни о каком уходе в широко разрекламированном проекте армянской евроинтеграции речи и не шло. Да, Армения провозглашала европейский выбор, что в ее условиях выглядит выбором почти цивилизационным, и это важно.

Но Москва, как известно, куда больше интересуется сиюминутной конкретикой, тем, что укладывается в один, максимум два президентских срока, ей не до философии. Объемы прокачки газа – это да. Передел калийного рынка – это интересно. Цивилизационный выбор? Ну, будет время — поговорим…

Из этой логики, видимо, в Ереване и исходили. Однако логика оказалась настолько другой, что Армения вмиг из отличника превратилась в слабое звено. Все проще и без диалектики.

В Баку Путин ездил, надо полагать, безо всяких иллюзий, будто Азербайджан прельстится бонусами Таможенного союза. В Грузии даже МИД вынужден редактировать экстравагантного премьер-министра и напоминать городу Москве и миру, что планов участия в Таможенном союзе, вопреки словам Иванишвили, у Грузии нет.

Атака на Украину явно захлебнулась. Причем, как большинство атак на Украину, эта перевела давнюю партию, возможно, в очередное проигрышное для Москвы продолжение. Москва вынудила высказаться даже безмолвного прежде Рината Ахметова. Ему теперь только и оставалось поддержать президента Януковича от лица украинской олигархии и отметить, что Украина стала от московского давления сильнее. Что, кстати, правда, потому что даже оппозиция теперь как минимум до ноября вынуждена будет солидаризоваться с властью хотя бы во внешнеполитических вопросах.

И, наконец, Молдавия, вино которой показалось главному российскому санврачу подозрительным как раз за считаные часы до приземления в Москве самолета армянского президента. Но Кишинев, кажется, совершенно не склонен к компромиссам, а в действиях Москвы проглядывает такая дежурность, что, кажется, отговорить молдаван от Европы она рассчитывала не больше, чем уговорить азербайджанцев на Таможенный союз.

Из всех стран «Восточного партнерства» в Вильнюс не едет только тот, кому до Вильнюса три часа езды, – Александр Лукашенко. Но он в те дни, когда все бывшие товарищи один за другим отворачивались от Москвы, вместо поддержки объявил охоту на российских топ-менеджеров. Явно давая понять, что и сам при случае готов разделить повсеместный скепсис по части Таможенного союза. А это уже почти катастрофа.

В этих обстоятельствах срочно потребовалась хоть какая-то победа. Армении не повезло. Быстро можно было разобраться только с ней.

Как принято считать, и Ереван, и Москва прекрасно знают безнадежно слабое место Армении: безопасность. Альтернативы ОДКБ нет, и уже считается общим местом утверждение о том, что одно напоминание об ОДКБ способно смирить любой порыв Еревана.

Как система безопасности, ОДКБ еще никому не запомнился за все годы своего существования. Как политическая система тоже, в чем имеется определенный политический смысл: ни на какие активные действия на своей территории никто из его участников санкции не дает, оранжевых революций не предвидится, а если кого свергают, то и не жалко. Да и чем мог бы помочь ОДКБ Армении, исходя из имеющегося опыта балансирования России между Азербайджаном и Арменией, в рамках которого дистанцирующийся Баку ей явно интереснее стратегического союзника Армении? А по нынешней ситуации помощь выглядела бы почти анекдотично: новое российское оружие, купленное в изрядных объемах Азербайджаном против изрядно подержанных танков, дислоцированных в Карабахе и китайских «смерчей», которыми в соответствии с этой логикой должны будут управлять российские спецы с базы в Гюмри.

Словом, не оставляет ощущение, что и в разговорах про «красную линию безопасности», за которую не может заступить Ереван, имеется какая-то лукавая недоговоренность. И ОДКБ – может быть, полновесный аргумент, но все же не единственный. И не главный.

Саргсян затевает уже вторую историческую революцию. Первая началась пять лет назад, когда Армения и Турция попали в одну отборочную группу футбольного чемпионата мира. Тогда под водительством американцев, как теперь с помощью европейцев, армянский президент рассчитывал совершить историческую миссию – примириться с вечным врагом. Как тогда, так и сейчас, Саргсян, будто бы дождавшись первого препятствия, от революции отказался. Причем нынешний отказ выглядит намного менее вынужденным, чем в прошлый раз. Армянский политолог Марта Айвазян полагает, что лично Саргсяну ближе Запад. Наверное, как большей части армянской, да и вообще постсоветской элиты. Но правила игры, принятые в гравитационном поле Востока, продолжают довлеть над каждым из кандидатов в беглецы.

Возможно, для того, чтобы убедить Саргсяна, не обязательно было пугать его возможными азербайджанскими успехами в Карабахе. Во всяком случае даже при таком раскладе у армянского президента оставалось поле для маневра. Для затяжки времени. В конце концов, не для того Армения двадцать лет приучала Москву к тому, что вынуждена искать балансы на Западе, чтобы в один день все это сдать.

Так что, наверное, все он и не сдал. Ведь мы о новой формуле интеграции, и в ней теперь все сводится к поиску приемлемой цены, которую надо платить Москве за вольную сегодня, которую она, может быть, подпишет завтра. Или не подпишет. Но шанс есть, и завтра курс этого шанса обязательно вырастет, и это все тоже понимают. Возможно, именно это имеет в виду один украинский политолог, полагающий, что

цивилизационный выбор уже сделан — это Европа, вопрос только в минимизации рисков. Именно этим занимается Киев, воюя с Москвой — понятно, не за конфеты, а за цену фьючерса завтрашнего отдаления.

Возможно, именно эти, а вовсе не карабахские риски Армении и лично ее президента обсуждали Путин с Саргсяном.

Ведь пока ассоциация с Евросоюзом — такая же система символов, что и Таможенный союз. Что мешало партнерам, которые говорят на одном языке, согласиться с тем, что членство в Таможенном союзе и есть та цена, которую Еревану придется сегодня заплатить за поездку в Вильнюс? Тем более что европейцы и в самом деле после суток шока и размышлений дали понять: ничего фатального в одновременном участии в Таможенном союзе и в ассоциации с Европой нет.

Но если это и так, и Вильнюс не отменен, то он в значительной степени обесценен. Даже если документы придется теперь срочно корректировать только для Еревана, тень этой коррекции падет на всех. В той степени, в которой за всех пришлось сегодня заплатить Армении.

Автор — обозреватель РИА «Новости»