Полемика

Более 30% москвичей сдают свои квартиры приезжим
Более 30% москвичей сдают свои квартиры приезжим
Илья Питалев/РИА «Новости»

От Бирюлева до Милана

Петр Шкуматов о том, что москвичи заинтересованы в мигрантах гораздо сильнее, чем мигранты в москвичах

Петр Шкуматов

Несмотря на все недовольство приезжими, именно трудовые мигранты обеспечивают москвичам высокий уровень жизни.

«Пока в России есть нефть, в Милане есть я». Это цитата из известного скетча Comedy Club. После известных событий в Бирюлеве эту цитату можно перефразировать в «Пока в Бирюлеве есть овощебаза, в Милане есть я». Попробую расшифровать эту формулу.

За последние шесть лет цены на недвижимость в Москве резко выросли. Например, еще в начале 2005 года квадратный метр жилой площади в российской столице стоил 50 тыс. рублей при сопоставимой средней зарплате. Уже в конце 2006 года цена перевалила за 110 тыс. рублей, а сейчас колеблется от 150 тыс. рублей за кв. м до 200 тыс., и это в самом недорогом экономварианте. Квартиры в домах получше качеством и расположением могут стоить в разы дороже. Разумеется, не каждый готов выложить стоимость виллы на берегу моря за «однушку» в столице России. Поэтому сразу после резкого подорожания стал резко расти рынок аренды. Люди, которые не могли приобрести жилье в Москве, но по тем или иным причинам хотели тут жить, начали платить москвичам за эту возможность.

С тех пор, за пять лет, рынок аренды достиг невероятных объемов. На сайте cian.ru, главной базе по недвижимости в стране, сейчас заявлено для сдачи более 35 тыс. квартир. Знающие люди говорят, что на рынке аренды недвижимости никогда не бывает свободными более 5% объектов. Если свободных квартир 5%, то цены на аренду идут вниз. В среднем, например, при той ситуации, которая есть сейчас, доля свободных квартир от общего их количества оценивается профессионалами в 3%. То есть свободна каждая 30-я квартира. Умножив 35 тыс. на 30, мы получим количество квартир, в которых живут не москвичи, а мигранты (речь здесь не идет о национальности), — 1 млн 50 тыс. квартир. А сколько всего квартир в Москве? 3 млн 750 тыс., по данным МосгорБТИ.

Это означает, что почти 30% квартир жилого фонда Москвы сдается. Но кому?

Конечно же, эти 30% москвичей сдают свои квартиры не другим москвичам, а приезжим. Тем самым мигрантам, которые потом работают на овощных базах в не самых лучших районах Москвы, убирают улицы и пробивают продукты на кассе гипермаркета. Какой смысл москвичу, имеющему собственную квартиру в Москве, идти работать дворником за 16 тыс. рублей или продавцом в магазин за 20 тыс., если он может сдать свою квартиру за 40 тыс. минимум и уехать жить на море? Можете сравнить: работать и ковыряться целый день в мусоре за маленькие деньги или жить на море припеваючи? Причем на море такому москвичу-рантье еще и не придется работать. Денег, полученных за сдачу квартиры, хватит и на аренду жилья около моря, а еще и на неплохую сытую жизнь.

Таким образом, можно сделать вывод, что как минимум треть москвичей, сдавая свое жилье приезжим, живет совершенно безбедно, не работая, в свое удовольствие. Но чудес не бывает. Если кто-то шикует, то за чей счет банкет? Так вот, банкет оплачивают своим ежедневным трудом мигранты.

Все «понаехавшие», как их презрительно называют москвичи, оплачивают безбедное и праздное существование миллионам владельцев московских квартир.

Пока одни люди пашут весь день и умирают в пробках, владельцы недвижимости путешествуют по миру, отдыхают от путешествий на морях, живут на дачах и строят новые. Все это, подчеркну, оплачивается потом приезжих, которые вынуждены работать не только за себя, но и за того парня.

Можно ли пенять на засилье мигрантов, если все эти мигранты снимают квартиры у самих же москвичей? Которые рады сдавать эти бетонные клетки, так как вдруг неожиданно оказалось, что их владельцы могут не работать и жить на широкую ногу. Задумайтесь, москвич — владелец трехкомнатной квартиры может получать доход от ее сдачи до миллиона рублей в год. Попробуйте заработать даже в Москве такие деньги. Немудрено, что москвичи эмигрируют из Москвы целыми семьями. Эмиграция происходит по накатанной схеме: квартира сдается, в более спокойном месте снимается гораздо более дешевое жилье, а на разницу можно жить, не работая, и не просто жить, а жить хорошо.

Мои знакомые всей семьей таким образом уехали в Минск. На разницу в цене аренды квартиры в Минске и Москве они уже почти скопили на покупку целой новой квартиры в том же Минске и в следующем году планируют ее приобрести. Заметьте, совершенно не работая в течение многих лет! Но это же совершенно нездоровая ситуация!

Сейчас все выглядит так, как будто пять лет назад некоторые москвичи нашли кошелек на улице с большим денежным кирпичом и, похоже, поверили, что этот денежный подарок безлимитный. Именно бабушкины и дедушкины квартиры породили целое явление хипстеров, чей день начинается за завтраком в ресторане «Жан-Жак», а основная проблема — на что потратить свободное время, ведь деньги всегда есть.

А представьте себе, что все это закончится. Цены на недвижимость упадут, мигранты уедут, улицы очистятся от лиц азиатской внешности, и аренда уже не сможет обеспечивать паразитическое существование миллионам людей с московской пропиской? Как они смогут вернуться в эту серую, убогую Москву убирать лопатой снег или весь день выбивать чеки в магазине после пяти лет сладкой безмятежной жизни без нужды, жизни за счет других? Вы действительно в это верите?

Автор — координатор движения «Общество Синих ведерок»