Расклады

Законопроект Клишаса фактически зажигает зеленый свет переходу городов федерального значения на выборы парламентов только по мажоритарным округам
Законопроект Клишаса фактически зажигает зеленый свет переходу городов федерального значения на выборы парламентов только по мажоритарным округам
Руслан Кривобок/РИА «Новости»

Дойти до двора

Александр Пожалов о том, как в Москве будут выбирать одномандатную Мосгордуму

Александр Пожалов

Законопроект Клишаса фактически превратит Мосгордуму в палату одномандатников. Однако важна не только модель выборов сама по себе, но и тот электоральный ландшафт, при котором она будет применяться.

Сегодня в Госдуме приняли законопроект сенатора Андрея Клишаса, фактически дав зеленый свет переходу городов федерального значения на выборы парламентов только по мажоритарным округам. Ранее мэр Москвы и «Единая Россия», от которых зависит внесение поправок в городской избирательный кодекс, уже поддержали превращение Мосгордумы в палату одномандатников. На первый взгляд они и должны оказаться главными бенефициарами реформы. Традиционно в крупных городах и проблемных регионах именно за счет побед в округах «Единая Россия» компенсирует недобор голосов по партийным спискам.

Однако уже недавние выборы в гордуму Красноярска показали, что и из этого правила случаются яркие исключения. Ведомые местным «лидером общественного мнения» Анатолием Быковым «Патриоты России» опередили ЕР именно за счет побед в округах, хотя и не смогли потом трансформировать статус самой крупной фракции в контроль над ключевыми комитетами. В Москве на роль таких альтернативных «лидеров мнений» будут претендовать сразу два политика — Алексей Навальный и Михаил Прохоров. Последний уже заявил, что его выборы только по округам более чем устраивают.

Как ни странно, ни «Единая Россия», ни «Гражданская платформа» не кривят душой в оценках. Важна не только модель выборов сама по себе, но и тот электоральный ландшафт, при котором она будет применяться.

Выборы при низкой явке

Первые после десятилетнего перерыва прямые выборы мэра Москвы, на которые пришли всего 32% избирателей, по сути, показали максимально возможную планку активности москвичей и на выборах в парламент. По традиции явка на более значимые выборы выше, чем на выборы меньшего порядка. Многие москвичи со времен Юрия Лужкова не воспринимают Мосгордуму как орган с серьезными полномочиями, и всем участникам выборов потребуются особые аргументы, чтобы к урнам пришли горожане, по каким-то причинам проигнорировавшие избирательные участки 8 сентября. Реалистичным кажется сценарий, при котором через год явка в среднем не превысит 25–30%, в отдельных округах и 20%.

Тренд на снижение активности избирателей в 2012–2013 годах имеет общероссийский характер.

8 сентября депутаты заксобраний в большинстве регионов, не относящихся к национальным республикам, избирались при средней явке 25–30%. Это на 10–15% ниже, чем на предыдущих выборах аналогичного уровня в тех же субъектах 5 лет назад. Средняя явка на выборах мэров и городских дум в столицах субъектов, если они не совмещены с федеральными, на протяжении нескольких лет остается 20–25%. Как показали недавние выборы мэра Томска, не меняет картины даже проведение выборов в прежний единый день голосования, в середине октября. 13 октября в Томске до участков дошли менее 21% избирателей, тогда как в 2009 году (выборы прошли в марте) в первом туре участвовали более 37% избирателей.

Сниженный размер округа и малая цена мандата

С 2014 года количество распределяемых мандатов в столице увеличится с 35 до 45. Вероятно, что в Новой Москве появятся 2 протяженных, но малочисленных округа (Новомосковский — около 131 тыс. избирателей, Троицкий — около 76 тыс. избирателей), а еще в 1 округ войдут районы Зеленограда (около 170 тыс. избирателей). В оставшихся 42 округах на «основной» территории Москвы окажется в среднем по 160–165 тыс. избирателей. В большом числе случаев это будут 3–4 соседних района, где-то — только 2 соседних района, а «родной» для Алексея Навального район Марьино (165 тыс. избирателей) должен сам оказаться полноценным округом. Таким образом, размер нового округа в 2014 году будет в 2,5 раза меньше, чем 5 лет назад.

Право всех партий выдвигать кандидатов без сбора подписей исключит повторение ситуации на выборах 2009 года, когда в большинстве округов за мандат боролись лишь 4 кандидата.

В итоге при явке на округ не выше 25–30% (от 40 тыс. до 50 тыс. избирателей) и ожидаемой высокой конкуренции может оказаться так, что для победы одному из кандидатов окажется достаточно всего 15 тыс. голосов, или около 35% от числа голосовавших. Собрать 15 тыс. голосов — посильная задача не только для кандидатов власти, но и для ярких кандидатов оппозиции.

В малых округах сильные кандидаты могут обойти даже неизбежные ловушки «джерримендеринга», имея на выбор разные стратегии работы с территориями. В некоторых случаях кандидату, имеющему авторитет в одном, но многолюдном районе, будет важнее и проще мобилизовать на участки избирателей «своего» района, чем тратить ресурсы на повышение известности на соседних территориях.

Сверхконкуренция партий

Не очень важные для многих избирателей, выборы в Мосгордуму, однако, будут иметь особое значение для партий, а для судьбы некоторых из них сыграют и вовсе решающую роль. Например, для «Яблока» в 2014 году отсутствие депутатов в Мосгордуме нового созыва и поражение на местных выборах в Петербурге может означать политическую смерть.

Поэтому очередные московские выборы вновь выйдут за рамки кампании сугубо регионального масштаба. Все партии будут рассматривать их как важную пробу сил перед выборами в Госдуму двумя годами позже. Партиям, которые, по сути, пропустили избирательный цикл 2013 года, — это прежде всего «Единая Россия» и «Гражданская платформа», предстоит наверстать упущенное время для популяризации своего бренда среди более чем 7 млн москвичей.

Для малых партий выборы могут стать последним шансом всерьез заявить о себе перед спонсорами и региональными политиками, примеривающимися на выборы в Госдуму. Сегодня партийный рынок уже трансформировался из «рынка продавца» (поиск перспективным кандидатом партии, соглашающейся выдвинуть его на проходном месте) в «рынок покупателя» (выбор перспективным кандидатом подходящей для него структуры на конкретные выборы без долгосрочных обязательств).

Ну а партии-«спойлеры» окажутся нарасхват среди политтехнологов для выдвижения кандидатов-двойников. Екатеринбургский опыт сразу с 3 Бурковыми рискует быть растиражирован в московских округах.

Запрос на выдвижение политиков «новой волны»

Сначала «микровыборы» муниципальных депутатов в марте 2012 года, а затем и кампания Алексея Навального на «больших выборах» мэра показали политически активным горожанам, что сегодня вполне возможно всерьез бороться на выборах даже без опыта личного политического участия.

В марте 2012 года местными депутатами, не в последнюю очередь благодаря кампании «от двери к двери» и системе многомандатных округов с малой численностью избирателей, стали немалое количество москвичей, которые еще осенью 2011 года не подозревали ни о существовании муниципальных собраний, ни о наличии у себя амбиций к публичной политике.

Спустя 2 года некоторые из них — Максим Кац (депутат в Щукине), Максим Мотин (депутат в Печатниках, имеющий узнаваемость в ЮВАО еще со времен работы ФК «Москва» по привлечению болельщиков, за которую он и отвечал) и ряд других уже готовы баллотироваться в гордуму. Ставку на работу с депутатами, побеждавшими на местных выборах и узнаваемыми в своих районах, делают эсэры, «Альянс Зеленых», «Демвыбор». На выборы, вероятно, пойдут и молодые активисты, пытавшиеся сотрудничать с властью в решении конкретных городских проблем, вроде создателя центра «Probok.net» Александра Шумского или блогера Ильи Варламова из фонда «Городские проекты».

Одним из важных индикаторов политической активности будет динамика интереса москвичей к проекту «Народный депутат». Проект дает возможность вести отбор кандидатов в депутаты «от Навального» и заблаговременно выстраивать схемы низовой коммуникации с населением. На первом этапе в него записалось свыше 500 человек, что на порядок выше числа разыгрываемых мандатов.

«Старые новые» методы ведения кампании

«Самые офлайновые» кампании, которые провели Алексей Навальный (в Москве) и Евгений Ройзман (в Екатеринбурге), наглядно показали всем политическим силам эффективность тактики уличных встреч и прямого разговора с избирателем. На выборах мэра у штаба Навального было всего 2 месяца, чтобы в режиме 3–5 встреч в день отработать всю территорию Москвы. У приверженцев его тактики на выборах в Мосгордуму будет гораздо больше времени, чтобы выстроить схемы адресной коммуникации — и на гораздо меньшей территории.

Как показали выборы в Москве и Екатеринбурге, при тактике «уличной кампании» проведение выборов во второе воскресенье сентября может давать не просчитанный властью эффект. В августе, когда разворачивается основная фаза уличной агитации, в мегаполисах свободны от учебы и работы немало активных горожан, особенно молодежи, готовых помочь в продвижении яркого кандидата и лично поучаствовать в «политическом драйве». Проходи выборы в середине октября, официальная агитация пришлась бы на начало учебного года и свободных волонтерских рук было бы меньше.

«Безопасное» протестное голосование

Низкий авторитет МГД в глазах москвичей существенно снижает для избирателей «цену ошибки» и «иррационального голосования». Если оппозиции удастся к выборам создать негативную атмосферу вокруг городской политики, то умеренные избиратели смогут проголосовать за наиболее симпатичного и лично пришедшего к ним во двор кандидата просто «назло власти», не обращая внимания на его компетенции для профессиональной работы в парламенте. Или просто не прийти на участки.

Похожая ситуация, видимо, имела место и на выборах 8 сентября. С одной стороны, по данным социологов, число горожан, в целом удовлетворительно оценивающих работу властей и ситуацию в городе, в ходе всей кампании было существенно выше, чем итоговый результат мэра. С другой стороны, опросы фиксировали безоговорочную (выше 80%) убежденность избирателей в том, что действующий градоначальник победит уже в первом туре. Отсюда, видимо, и растут причины сниженной явки лояльного избирателя.

Сужение повестки кампании

Полный отказ выборов по спискам изменит содержание кампании. Уже агитация на выборах мэра строилась на ограниченном числе тем: борьба с нелегальными мигрантами и коррупцией, развитие общественного транспорта и отчасти вопросы ЖКХ и социальной поддержки. В малых округах внимание кандидатов и избирателей сконцентрируется на еще более узком круге локальных вопросов. Часто это будут обещания добиться от властей восстановления «оптимизированных» учреждений социальной сферы района, открытия новых маршрутов общественного транспорта или строительства социального объекта вместо торгового центра.

В периферийных районах на юге, юго-востоке и востоке главным рискует стать один-единственный лозунг — антимигрантский.

Проходи выборы по 45 округам сегодня, в округе, который объединит Бирюлево Западное (51 тыс. избирателей) с соседним Южным Чертановом или Бирюлевом Восточным (по 85–90 тыс. избирателей), фаворитом был бы кандидат, наиболее убедительно обещающий «Москву без мигрантов» и при этом не ассоциирующийся с местной властью.

Персонализация выборов сведет к минимуму значимость других вопросов развития города, не кажущихся гражданам первоочередными. Именно партии, а не отдельные одномандатники, пусть и выдвинутые партией, заинтересованы в том, чтобы представить сбалансированную политическую и социально-экономическую программу и популяризировать ее среди избирателей. Поэтому вполне возможно, что в одномандатной Мосгордуме ни одна из политических сил не сформулирует альтернативную программу развития города. Что, конечно же, удобно для власти.

В следующих статьях будет показано, какие изменения при мажоритарных выборах ждут власть и оппозиционные партии.

Автор — политолог, заместитель директора Фонда ИСЭПИ