Гимн и флаг станут обязательными атрибутами всех общественных мероприятий
Гимн и флаг станут обязательными атрибутами всех общественных мероприятий
Денис Синяков/Reuters

Символичные жесты

Президент надеется сплотить «священную державу» с помощью гимна и флага

«Газета.Ru»

Гражданину любой страны хочется гордиться своим отечеством. Госсимволика помогает выразить эту гордость. И в этом смысле российские триколор и гимн перед началом уроков в школе никому не повредят. Вот только обратная связь далеко не так очевидна: даже с утра до вечера размахивая флагом и распевая строчки советско-российского гимна, истинных патриотов не воспитаешь и страну не объединишь. Яркий пример тому — День народного единства 4 ноября, ставший в последние годы скорее праздником национального недоумения.

На встрече с заведующими кафедрами конституционно-правовых дисциплин, которую Кремль приурочил к грядущему 20-летию российской Конституции, Владимир Путин заговорил о государственных символах и их значении для граждан страны. «Символы государства, к которым в известной степени относится и Конституция, чрезвычайно важны, — поведал собравшимся президент и добавил: — Я вчера подписал законопроект и внес его в Государственную думу — о более широком использовании таких символов, как государственный флаг, гимн. Исхожу из того, что более широкое его применение, во всяком случае в учебных заведениях, будет способствовать воспитанию патриотизма, особенно у молодого поколения, будет обращать наших граждан при прослушивании гимна, при поднятии государственного флага не только к самим символам, но и к патриотическим чувствам».

Законопроект, о котором говорил Владимир Путин, в частности, предполагает, что государственный флаг России отныне будет вывешен во всех учебных заведениях, не важно, государственных или частных, а перед первым уроком в начале учебного года будет исполняться гимн. Также гимн будут обязаны исполнять во время открытий памятников и памятных знаков, а также при открытии и закрытии торжественных собраний, посвященных государственным праздникам (ранее это было можно делать в добровольном порядке, но было не обязательным). Гимн станет обязательным атрибутом и муниципальных празднеств.

В «Единой России» инициативу президента, разумеется, поддержали. «Активно задействуя государственные символы при проведении общественно-значимых мероприятий, наши граждане будут помнить об этом и не допускать пренебрежительного отношения к нашей истории, воле народа и государственным символам», — заявил вице-спикер Госдумы Сергей Железняк, который со дня на день станет в партии ответственным как раз за идеологию.

Если обращаться не к последним нашумевшим случаям, таким как, к примеру, стриптиз с флагом, устроенный жительницами Челябинской области в сентябре, а непосредственно к сухим цифрам статистики, окажется, что у граждан нет никакого недостатка уважения к государственным символам. Согласно опросу ВЦИОМа от августа 2013 года, 70% граждан смогли правильно назвать цвета российского флага и их порядок, а более половины смогли вспомнить первые строчки гимна. Среди чувств, которые граждане испытывают к государственным символам, лидируют гордость и восхищение, чуть уступает им симпатия. Стыд и антипатию не испытывает почти никто.

Новая затея вполне укладывается в ту политику поиска некоего национального консенсуса, которую Кремль пытается нащупать еще с ельцинских времен.

Особенно заметны поиски национальной идентичности стали при раннем Путине, когда как раз была возвращена музыка старого советского гимна с обновленным Сергеем Михалковым текстом. Тогда в еще выходившей программе «Куклы» сатирика Виктора Шендеровича смене символики посвятили целый выпуск — назывался «Год сурка».

Попытка нащупать какую-то общую идею, которая не разобщала бы россиян, а, напротив, способствовала их единению, предпринимались и после, на протяжении буквально всего правления Владимира Путина. В середине 2000-х в России был введен новый государственный праздник — День народного единства, который страна должна праздновать 4 ноября. На 4 ноября был перенесен выходной со Дня примирения и согласия, который до 1996 года именовался годовщиной Великой Октябрьской революции.

Решение это особо эффективным назвать сложно: объединил праздник россиян примерно в той же степени, как до этого «примиряла» годовщина Октября. Строго говоря, россияне даже толком название праздника выучить не смогли. Согласно данным ВЦИОМа, около 40% граждан не смогли вспомнить название, правильно его вспомнили лишь 15%. А по данным Левада-центра, праздновать его собирались лишь 15% и этот показатель практически не вырос с середины 2000-х годов. 15% празднующих — это даже меньше, чем празднуют 7 ноября и годовщину революции, их насчиталось в этом году 17%. Большая же часть населения не празднует в этот день ничего.

И такая ситуация государственную власть расстраивает. Она старается сформировать некую более или менее монолитную гражданскую нацию, не раздираемую страстями и не пытающуюся выяснять, кто за красных, а кто за белых.

Попытки найти идентичность в истории до сих пор не слишком удались: нет ни общей идентичности, ни общего для всех патриотизма. Пример тому — соперничество чеченского и подмосковного символов на телевизионном конкурсе «Россия-10». Вроде бы Рамзан Кадыров на сегодня едва ли не главный сторонник единства многонационального народа России, а меж тем именно он снял мечеть «Сердце Чечни» с конкурса, заподозрив махинации организаторов. Раз мечеть не подошла в качестве символа всей России, то по Кадырову выходит, что патриотизм не может быть искренним.

Власть пытается установить некий консенсус между гражданами разных взглядов. Недавняя инициатива с единым учебником истории, рекомендации по которому должны были лечь на стол к Путину аккурат под «день народного единства», из этой серии. Почти 80% россиян за единый учебник и единую историю.

Однако единое прошлое пока утопия. Россияне, по данным тех же социологов, противоречиво относятся к Сталину, революции, СССР, перестройке, Борису Ельцину и едва ли не ко всем значимым для национального сознания историческим личностям и событиям. История тут скорее разъединяет или из нее нужно собирать причудливые образы, которые одна из групп патриотически настроенных граждан в середине 2000-х окрестила атомным православием.

Точка соприкосновения на историческом поле у подавляющего большинства россиян все же есть. Это Великая Отечественная война, наша «духовная скрепа». В отличие от 4 ноября День Победы в этом году собирались праздновать, согласно опросу Левада-центра, 70% россиян. А когда при Дмитрии Медведеве в Кремле создали комиссию против фальсификаций истории, то более трети граждан (по данным ВЦИОМа) требовали, чтобы комиссия защитила от посягательства именно историческую память о войне. От учебника истории граждане ждут того же: 10% граждан ждут в учебнике более пристального внимания к событиям Великой Отечественной.

Война — главный символ идентичности россиян. Власть это знает, культивирует через тот же кинематограф. Но так и не придумала, как память о великом прошлом поможет сплотить нацию для будущих свершений. Флаг с гимном в школе тут не факт, что сильно помогут.