Универсальный принцип текущей кадровой политики — не бросать «своих»
Универсальный принцип текущей кадровой политики — не бросать «своих»
Валерий Шарифулин/ИТАР-ТАСС

Стоп-кадры

Власти тяжело не только находить новых управленцев, но и увольнять старых

«Газета.Ru»

Кремль озаботился кадровой политикой в регионах — «скамейка запасных» практически отсутствует, с действующими руководителями то и дело случаются скандалы. Однако проблема ротации кадров вовсе не в том, что в государственное управление не идут работать люди, а в отсутствии внятных правил назначений и увольнений, исходящих из самого федерального центра.

«Эффективные менеджеры» путинской эпохи редко уходят в никуда. Таков универсальный принцип кадровой политики — не бросать «своих», если они не демонстрируют явного недовольства политикой начальства и не жаждут, как бывший вице-премьер и министр финансов Алексей Кудрин, «перейти в экспертное сообщество» (так это накануне описал Владимир Путин). Очередное доказательство явлено ныне граду и миру: бывший министр обороны Анатолий Сердюков занял должность в госкорпорации «Ростехнологии». Разоблачений на тему злоупотреблений в Минобороны времен Сердюкова — десятки, а меж тем человека не бросили, а пристроили на важный участок работы.

Тем временем Кремль беспокоит кадровая политика в стране, вернее, беспокоит ее отсутствие. «В Советском Союзе кадровая политика была достаточно хорошо построена. Существовали определенные фильтры, ступени, через которые люди проходили. Не буду скрывать, за ними смотрели в хорошем смысле этого слова — были наставники, людей «вели». Если они доказывали конкретными делами, что они успешны, то их переводили в Москву, назначали на более высокие должности в регионе или в центральных аппаратах министерств и ведомств», — поделился своими соображениями с вице-губернаторами глава президентской администрации Сергей Иванов.

По мысли Иванова, кадровая политика советского образца была разрушена, и ее надо возрождать. «Ничего зазорного в этом я не вижу — лучшего все равно никто ничего не придумал и не придумает».

Кадровый резерв — старая проблема российской власти. В 2008 году тогдашний президент Дмитрий Медведев так описывал ситуацию: «У нас здесь нет «скамейки запасных», мы каждый раз ломаем голову по поводу того, как найти подходящие кадры для замещения высших должностей в субъектах Федерации». Вслед за этим «кадровый резерв» был сформирован. Тысяча человек вошла в «президентскую тысячу», регионам поручили формировать свои кадровые резервы на местах. Но как можно понять из слов Иванова, работа эта ощутимых плодов не принесла, и во многом кадровый резерв остался бумажной инициативой.

Не может нравиться власти и то обстоятельство, что на управленческие должности приходят люди откровенно случайные и нечистые на руку. В результате получается сплошная головная боль — вспомнить только аресты и уголовные дела, которые возбуждаются едва ли не еженедельно против мэров, .

Советская кадровая политика, о которой говорит глава президентской администрации, берет начало в известной речи Иосифа Сталина. «Лозунг «кадры решают все» требует, чтобы наши руководители проявляли самое заботливое отношение к нашим работникам, к «малым» и «большим», в какой бы области они ни работали, выращивали их заботливо, помогали им, когда они нуждаются в поддержке, поощряли их, когда они показывают первые успехи, выдвигали их вперед и т.д... Будут у нас хорошие и многочисленные кадры в промышленности, в сельском хозяйстве, на транспорте, в армии, наша страна будет непобедима», — говорил «вождь», и последующие поколения советских руководителей в целом следовали этим рекомендациям.

В советской кадровой политике — тут Иванов прав — была все-таки некоторая системность. Был принцип горизонтальной ротации, когда управленцы меняли регион и иногда сферу деятельности при повышении. На самом верху иерархии была работа в столице. Впрочем, и это работало не для всех — те, кто работал с Брежневым на Украине или в Молдавии или прошел с генсеком фронт, получали вполне себе «внеплановые» повышения.

Нынешняя элита тоже состоит из «свояков», недаром для обозначения управленцев эпохи Путина применяют определения типа «питерские чекисты» или «питерские юристы», а также «дачный кооператив «Озеро».

Иванов, впрочем, не вполне прав, когда говорит, что советская кадровая политика была разрушена. Еще в советское время она успела преобразоваться, и то, что ранее давало или должно было давать плоды, стало мешать всей системе управления. «Наставники» превратились в патронов, а сам принцип подбора кадров — в сложно организованную клиентелу, где во главе угла был поставлен принцип личной лояльности и какое-нибудь умение хорошо травить анекдоты или выпивать.

В новой России именно этот принцип был возведен в абсолют и остался, по сути, единственным рабочим инструментом в кадровой политике власти. Управленцы попадают на свои места не в силу профессиональных, деловых или каких угодно иных понятных качеств, но в силу того, нравится или не нравится конкретный человек начальству. И журналист по образованию, комсомолец-активист Дмитрий Рогозин может внезапно стать послом в НАТО, а потом столь же радикально сменить место службы на кураторскую должность над всей оборонной промышленностью, не имея к тому практически никаких (кроме того, что его отец видный военный теоретик) показаний.

В кадровой политике российской власти имеется еще одно неприятное свойство — это фактическое отсутствие кадрового обновления. Люди меняют должности, но случаи выпадания из обоймы крайне редки, по сути их можно пересчитать по пальцам. Чуть ли не половина кабинета министров нынешнего президента переехала вместе с шефом из Белого дома в Кремль в 2012 году, всем им были найдены новые должности в новой администрации. И этот список можно долго продолжать — такая система подбора кадров воспроизводится и на более низких этажах властной «вертикали».

Принцип своеобразной кадровой политики в России был однажды очень четко и предельно конкретно прописан в одном историческом тексте.

Цитата: «Уволить человека — серьезнейший вопрос. Иногда со стороны кажется, что человека надо просто метлой гнать. Но я вас уверяю, что это не всегда так. Ни в коем случае нельзя человека опорочить за глаза, нельзя уволить и выбросить вон только потому, что кто-то что-то тебе сказал про этого человека. Я слишком хорошо понимаю, что в таких случаях часто имеет место сложная политическая борьба. Кому-то, может, кажется, что в кого пальцем ни ткни, можно завести какое угодно дело… А потом смотришь — реальных материалов нет. А если нет, значит, человек невиновен. А если человек невиновен, пусть даже есть у него ошибки, это не значит, что его нужно выгнать и поставить на нем крест».

Это колонка «Почему сложно уволить человека» в журнале «Русский пионер», опубликованная в 2009 году. Автор — Владимир Владимирович Путин.