Кирилл Лебедев/«Газета.Ru»

Мастера зачистки

Борьба с отмыванием денег может ударить по частному капиталу

«Газета.Ru»

Отзыв лицензии у крупного банка с двоюродным братом президента в совете директоров может означать либо реальное начало масштабной борьбы с незаконными финансовыми операциями, либо желание еще больше огосударствить банковский сектор в условиях стремительно ухудшающейся экономической ситуации в стране.

Центробанк отозвал лицензию у Мастер-банка, входящего в первую сотню российских кредитных организаций по размеру активов и в пятерку по количеству обслуживаемых банковских карт населения.

Это крупнейшее с начала десятилетия банковское банкротство в России.

В совет директоров банка входит двоюродный брат президента России Игорь Путин. Владелец и создатель банка Борис Булочник считается фигурой, относительно близкой к главе государства. Решение регулятора вызвало панику среди клиентов нескольких десятков банков, карточки которых обслуживал Мастер-банк. Среди тех, чьи зарплаты автоматически зависли, оказались даже сотрудники двух главных телеканалов страны — Первого и ВГТРК, а также РИА «Новости». О размерах бедствия говорит и такой факт: всех денег системы страхования вкладов хватит лишь на четыре случая, подобных банкротству Мастер-банка.

Отзыву лицензии у банка предшествовала личная встреча с Путиным Юрия Чиханчина — главы Росфинмониторинга, ведомства, вместе с ЦБ отвечающего за противодействие отмыванию нелегальных доходов. Причем, судя по предмету их разговора, это едва ли случайное совпадение.

18 ноября глава государства расспросил руководителя Росфинмониторинга о ситуации на финансовых рынках. Чиханчин заявил в ответ, что вместе со всеми надзорными и правоохранительными органами им удалось закрыть несколько теневых площадок, которые занимались обналичиванием денег и выводом денег за рубеж, в том числе по сомнительным сделкам и операциям. И добавил: «В настоящее время совместно решаем вопросы, которые позволяют выявить риски как раз в финансовых секторах и принять упреждающие меры… Несколько банков уже остались без лицензий — нарушали законы».

Если учесть, что Россия сегодня впервые в своей истории председательствует в крупнейшей международной «антиотмывочной» организации FАТF (Financial Action Task Force) и в 2014 году проведет ее заседание дома, отзыв лицензии у банка, считавшегося одним из лидеров теневого рынка незаконной обналички денег, вполне мог стать своеобразной пиар-акцией. Таким образом Россия продемонстрировала международному сообществу готовность бороться с незаконными финансовыми операциями.

В данном случае присутствие родственника президента в совете директоров банка лишь усиливает пропагандистский эффект: власть показывает, что у нас перед законом все равны, особенно на фоне вызвавшего достаточно бурный резонанс в политической элите показательного прощения экс-министра обороны Анатолия Сердюкова.

Однако Мастер-банк лишь верхушка айсберга. С момента прихода на пост главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной и начала работы этого ведомства в качестве мегарегулятора менее чем за два месяца лишились лицензии банки «Пушкино», «Волго-Камский», «Первый Экспресс», «Ураллига», Банк Развития Региона. Такого массированного отзыва лицензий за столь короткий отрезок времени в России в этом веке еще не было, даже в разгар экономического кризиса 2008–2009 годов.

Даже если другие крупные частные банки не станут в ближайшее время объектами атаки ЦБ (в случае с Мастер-банком совершенно обоснованной, но у нас до сих пор кредитные организации такого калибра лицензий все равно не лишали), банкиры уже прогнозируют приток вкладов в госбанки. Привыкшая к ручному регулированию власть может с помощью ЦБ еще сильнее огосударствить финансовый сектор. И в условиях самых больших экономических проблем в России за всю путинскую эпоху (в кризис 2008—2009 годов президентом был Дмитрий Медведев) сосредоточить основные финансовые потоки в госбанках, контролируемых самым узким кругом приближенных особ.

Похоже, задача концентрации максимального объема финансовых ресурсов в руках государства кажется российской власти более важной, чем поддержание уровня доверия граждан к банковской системе в целом.

В принципе очевидно, что крупнейшим госбанкам, прежде всего Сбербанку и ВТБ, банкротство не угрожает, а судьба вкладчиков частных банков российскую власть волнует меньше. Тем более что пока система страхования вкладов, покрывающая все депозиты граждан в размере до 700 тыс. рублей, действует безотказно.

В любом случае банкротство Мастер-банка может знаменовать новый этап финансовых отношений государства с гражданами. Власть, возможно, решила перевести деньги населения (в том числе чиновников, которым запретили иметь зарубежные счета) поближе к госкарману. При таком раскладе к борьбе с коррупцией и незаконными финансовыми операциями это сенсационное решение ЦБ имеет лишь косвенное отношение.