Расклады

Донат Сорокин/ИТАР-ТАСС

Президент говорит

Антон Олейник о том, что скрывается за словами Путина

Антон Олейник

Ежегодные президентские послания Федеральному собранию чаще всего рассматриваются в качестве самодостаточных документов (каковыми они, собственно и являются). Однако помещение их в контекст ретроспективных и международных сравнений позволяет выявить, с одной стороны, сохраняющиеся на протяжении длительного времени тенденции и, с другой стороны, новые темы и акценты. Как выглядит послание 12 декабря в сравнительной перспективе?

Для начала стоит определиться с точками отсчета. Одной из них являются тексты посланий предшественников: Бориса Ельцина (1994–1999), Дмитрия Медведева (2008–2011) и самого Владимира Путина, как «раннего» (2000–2007), так и «позднего» (2012–2013). В качестве другой точки отсчета можно использовать аналогичные по формату выступления глав зарубежных государств, например, обращения «О положении страны» (State of the Nation addresses) американских президентов.

В этом году, однако, послание российского президента содержит необычно мало ссылок на США и западные страны в целом. Упоминаний Запада в его тексте всего три. Меньше было только в 2000 году, в период противостояния России и Запада по поводу ситуации в Сербии. Тогда Путин упомянул Запад вообще только один раз.

Напротив, нынешнее послание содержит множество ссылок на Восток, в частности на партнеров по Евразийскому союзу (15 ссылок, больше было только в послании 1995 года президента Ельцина). Поэтому логичным будет выбор в качестве еще одной точки отсчета президентских посланий президента Казахстана Нурсултана Назарбаева.

Президент как коммуникатор

Главный герой британского фильма «Король говорит» (The King's Speech, 2010) испытывал трудности в донесении своих мыслей широкой аудитории. При появлении на людях король Георг VI начинал заикаться, что обесценивало, собственно, содержание его речей. В конечном счете британский монарх поборол этот недуг, став сносным коммуникатором.

Какими коммуникаторами являются российские президенты? Этот вопрос тем более важен, что аудитория президентских посланий весьма разнородна. Чиновники получают руководство к действию. Граждане — общее представление о том, чего ожидать от государства в следующем году. Дипломаты и русисты — информацию о векторе внутренней и внешней политики России.

Чтобы быть услышанным всеми этими людьми, мало читать текст без запинки и не проглатывая фразы (этим, в частности, «грешил» Леонид Брежнев на закате своей политической карьеры). Сам текст должен быть прост для восприятия на слух и чтения.

Лингвисты используют индекс Флеша в качестве одного из показателей удобочитаемости текста. Его величина зависит от средней длины предложений, числа слогов и ряда других показателей. Чем ниже значение индекса Флеша, тем труднее текст для восприятия.

Длинные тексты не всегда трудны для восприятия. Например, американский президент Билл Клинтон был известен своим пристрастием к длинным посланиям (он произносил в среднем 7581 слово — больше, чем сменившие его президенты Буш и Обама). Однако при этом его речь была легче для восприятия, чем послания предпочитавшего краткость Буша.

В последнем послании Путина 7614 слов (среднее значение для его десяти посланий — 6448 слов). Для сравнения: средняя длина посланий Ельцина составляет 16 311 слов, Медведева — 7777 слов. При этом значение индекса Флеша для послания Путина составляет –41,769 (в среднем –45,533). Послания Медведева (–47,391), Назарбаева (–50,289) и особенно Ельцина (–61,906) сложнее для восприятия. Для сравнения: индекс Флеша детских сказок Льва Толстого составляет +23,5, выборки новостных статей в СМИ –32.

Иными словами, на фоне других российских президентов Путин выглядит относительно хорошим коммуникатором, причем два последних послания особенно выигрышны.

Акцент президента

Теперь о том, какие именно идеи доносит до своей аудитории президент. Нынешнее послание было произнесено в день двадцатилетия российской Конституции, поэтому логично начать с обсуждения того места, которое занимала тема правового государства в посланиях этих двадцати лет.

Тема правового государства была популярна в 1990-е годы. Обсуждение Конституции, судебной системы и ее реформы занимало важное место в посланиях Ельцина. Пришедшие ему на смену Медведев (за исключением его первого послания, произнесенного в разгар финансового кризиса 2008 года) и Путин уделяют проблемам развития правового государства меньше внимания.

На основе этого можно предположить, что по мнению глав российского государства принцип верховенства закона либо уже поголовно соблюдается, либо просто не является приоритетом.

Что же, по их мнению, является приоритетом? Для ответа на этот вопрос тексты президентских посланий были подвергнуты контент-анализу с помощью словаря, основанного на замещении. Было выделено шесть наиболее универсальных тем: внутренняя политика, развитие, экономика, внешняя политика, идеология и общество. Каждая из этих шести тем, в свою очередь, может быть раскрыта с помощью альтернативных, подчас противоположных подходов. Например, во внутренней политике акцент либо можно ставить на развитие демократии, либо исходить из политической целесообразности (борьба с терроризмом всеми доступными средствами, в том числе и «мочиловом в сортире», иллюстрирует последний подход). Во внешней политике, как отмечалось выше, может превалировать либо западный, либо восточный вектор и так далее.

Таким образом, основанный на замещении словарь имеет 12 разделов и включает в себя набор ключевых слов и выражений. Например, раздел «Политическая целесообразность» образован следующими словами и словосочетаниями: борьб*_с_террор* (* означает любой набор букв), сепарати*, экстреми*, объяв*_войн* и другие. В осуществленном в автоматическом режиме с помощью специализированных программ QDА Miner и WordStat контент-анализе учитывались все упоминания ключевых слов и выражений в текстах посланий.

 Приоритеты, расставленные в текстах президентских посланий
Приоритеты, расставленные в текстах президентских посланий
Донат Сорокин/ИТАР-ТАСС

Помещение президентского послания 12 декабря в контекст ретроспективных и межстрановых сравнений позволяет сделать несколько интересных выводов. Во-первых, это послание характеризует «разворот на Восток», который можно сравнить разве что со знаменитым разворотом самолета российского премьер-министра над Атлантикой. Кроется ли разгадка в остроте нынешнего противостояния России и Запада по поводу ситуации на Украине (она упомянута в послании) или причины поворота на Восток еще глубже и шире?

Во-вторых, рыночная риторика, которая характерна для «раннего» Путина, в последнем послании уступает место другим темам, причем необязательно связанным с экономикой. Данное послание вообще уделяет экономике относительно мало внимания. Молчание по экономическим вопросам может свидетельствовать либо об отсутствии свежих идей (предложение о деофшоризации уже было скептически оценено рядом экспертов), либо о неблагоприятных тенденциях в этой области. Ведь аналогичное «табу» характеризовало и послания девяностых годов, запомнившихся перманентным кризисом.

Общая расстановка приоритетов в последнем послании Путина имеет много общего с той, которую можно наблюдать в посланиях Медведева (за исключением, пожалуй, упомянутой выше смены внешнеполитических приоритетов). Наблюдая подобное сближение позиций, можно поставить под сомнение разговоры о трениях и возможном расколе между президентской администрацией и правительством. Они едины, как и прежде, как минимум на дискурсивном уровне. Насколько позитивно подобная стабильность сказывается на повседневной жизни обычных граждан — другой вопрос. Для ответа на него необходимо выйти за узкие рамки анализа президентских посланий.

Автор — ведущий научный сотрудник Центрального экономико-математического института (ЦЭМИ) РАН и Associate Professor Университета «Мемориал» (Канада)