Городской референдум — едва ли не единственная возможность людей реально поучаствовать в управлении своим городом
Городской референдум — едва ли не единственная возможность людей реально поучаствовать в управлении своим городом
Кирилл Лебедев/«Газета.Ru»

Плебисцит у паркомата

Почему главное в референдуме по платным парковкам — это участие

«Газета.Ru»

При проведении референдумов, особенно в странах, где почти утратили смысл выборы всех уровней, действует олимпийский принцип: «Главное не победа, а участие». Если Москве удастся провести первый в истории страны городской референдум, это станет реальной победой и власти, и горожан, независимо от их к ней отношения.

18 декабря Мосгордума сразу в двух чтениях одобрила референдум по платным парковкам в Москве. Впрочем, это одобрение не означает, что референдум автоматически состоится.

Итак, «Справедливая Россия», ставшая инициатором плебисцита, хочет задать жителям города четыре вопроса:

— Поддерживаете ли вы решение департамента транспорта Москвы о расширении зоны платной парковки до пределов Садового кольца?
— Считаете ли вы необходимым предоставить жителям — резидентам платной парковки права бесплатного паркования по месту жительства?
— Считаете ли вы необходимым введение платной парковки за пределами Садового кольца?
— Поддерживаете ли передачу органам местного самоуправления полномочий по администрированию зоны платной парковки, в том числе установлению льгот для жителей, сокращению/увеличению платных парковочных мест, а также поступлению платежей в местные бюджеты?

После одобрения этих весьма длинных и непростых для обывательского слуха формулировок Мосгордумой, которая тем самым подтвердила, что они соответствуют законодательству, ходатайство о референдуме вернется в городскую избирательную комиссию. Она должна принять решение о регистрации инициативной группы по проведению референдума.

Этой группе понадобится в течение 30 дней — считай, в разгар новогодних праздников (если избирком не будет тянуть с решением) — собрать подписи 2% избирателей, то есть около 145 тыс. москвичей.

Представим себе, что проблема платных парковок действительно так перепахала сознание москвичей, что подписи собраны и — деваться некуда — городские власти назначают дату референдума. Дальше, увы, возникает проблема явки. Чтобы итоги референдума по закону были признаны действительными, к урнам должны прийти не менее 50% избирателей. Если учесть, что на досрочные выборы мэра Москвы, да еще и с чудом допущенным на них Алексеем Навальным, пришло чуть больше 30% москвичей, нет никакой уверенности в том, что референдум не провалится из-за элементарной гражданской апатии.

Платные парковки — они, конечно, ближе к телу, но вряд ли настолько, чтобы половина имеющих право голоса жителей города ринулась на участки.

Есть еще одна угроза. В этом году в России был прецедент отмены уже одобренного местным законодательным собранием плебисцита. Совет депутатов Егорьевского района Московской области 25 августа отозвал собственное решение о проведении референдума по поводу размещения на его территории лагеря для нелегальных мигрантов после давления областных властей через Мособлизбирком и региональную прокуратуру. В разгар предвыборной кампании тогда еще и.о. губернатора Московской области Андрей Воробьев заявил, что в Егорьевском районе будет размещен лагерь для мигрантов.

Тогда фактическим инициатором референдума стала не парламентская формально оппозиционная партия, как в Москве, а сама местная власть — глава Егорьевского района Михаил Лавров. Он заявил, что межрайонный СИЗО, обслуживающий семь районов, и так создает чрезмерную криминогенную нагрузку. Сообщение о проведении референдума было опубликовано прямо на сайте районной администрации. Референдум должен был состояться 22 сентября. Но областные власти использовали административный ресурс, чтобы не допустить плебисцита, исход которого не в их пользу был гарантирован.

В московском случае, по крайней мере, есть уверенность, что городская власть (и тем более федеральная, которой тема плебисцита не касается) не будет искусственно препятствовать народному волеизъявлению. Почему— «Газета.Ru» уже писала.

Но самым плохим вариантом была бы даже не победа городских властей, если большинство выскажется за платные парковки, а провал референдума из-за неявки людей или, того хуже, отсутствия необходимого минимума подписей.

Закон о референдумах в России написан так, что на них можно выносить только мелкие вопросы, причем обязательно не касающиеся оценки работы властей всех уровней. Кроме того, крайне затруднены правила организации референдума. При этом выборы всех уровней России проходят так, что их всегда выигрывает власть.

Поэтому состоявшийся городской референдум — едва ли не единственная возможность для людей реально поучаствовать в управлении своим городом. Мы привыкли к тому, что власть нас не спрашивает, что от нас ничего не зависит. Поэтому, когда есть возможность скорректировать решение чиновников цивилизованным путем, когда людей спрашивают и когда от них действительно зависит решение, надо научиться отвечать. Иначе мы никогда не сможем изменить власть так, чтобы она обслуживала наши, а не свои интересы.